Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

План «Драмбит» в действии. Япония наносит удар. Часть 5

Нападение на Канаду

В большинстве отчетов о рейдах немецких подводных лодок к берегам Северной Америки описание действий двенадцати из них (двух лодок IX и десяти лодок VII серии) в прибрежных водах Канады редко представлено полностью. На самом деле они нанесли ущерб в два раза больший, чем первые три немецкие субмарины IX серии у берегов США за тот же период. Двенадцать лодок, о которых идет речь, попали в тяжелые погодные условия. Слепящая пурга мела по земле и воде. Торчащие из воды части лодок обледенели, намного утяжеляя субмарины и делая их неустойчивыми. Перед погружением вахтенный офицер должен был сбить лед с кромки воздухозаборника, чтобы закрылся клапан. Внутри лодок было не намного уютнее. У большинства лодок VII серии отсутствовала система отопления. На одной из лодок отмечалась среднесуточная температура 33 градуса по Фаренгейту. Необогреваемые перископы запотевали и становились бесполезны.

Предупрежденные Адмиралтейством о нападении немецких подводных лодок канадские ВМС, а также американские ВВС и ВМС находились в полной боевой готовности. Направлявшемуся на восток конвою «Н-169» была придана дополнительная группа охранения. Несмотря на неблагоприятные погодные условия, максимально возможными средствами осуществлялось патрулирование с воздуха.

Эрнст Кальц, командир новой лодки U130 (IXC серии), вышел в свое первое длительное боевое патрулирование. Он находился на позиции в проливе Кабот между островами Ньюфаундленд и Кейп-Бретон. Двенадцатого января канадский самолет обнаружил Кальца в надводном положении и атаковал 250-фунтовыми глубинными бомбами. К счастью для Кальца и его команды, воздушная атака не удалась, и U130 ушла невредимой. Оставаясь в проливе, Кальц в ночь на 13 января провел две атаки, выпустил пять торпед и потопил два судна: 1600-тонное норвежское грузовое судно «Фриско» и 5400-тонное панамс- кое грузовое судно «Фрайр Рок». Докладывая Деницу о своих первых успехах, Кальц пожаловался на «спертый» воздух и «жуткий» холод.

Несмотря на патрулирование с воздуха, Кальц оставался в районе порта Сидни, поскольку считал его местом сбора конвоев. Шестнадцатого января, находясь в двенадцати милях от берега, Кальц всплыл на поверхность. Он наблюдал Сидни так же, как Хардеген наблюдал Йью-Йорк. Как и Нью-Йорк, Сидни был ярко освещен. Но конвои так и не появились. Ранее, 9 января, после отправления конвоя «SC-64», порт Сидни закрылся на зиму, а место сбора всех конвоев переместилось в Галифакс.

На следующий день Кальц чуть не попал в беду. U130 была обнаружена на поверхности двумя эсминцами. Один из них пошел на таран. Кальц едва успел погрузиться. Однако клапан воздухозаборника закрылся плохо, и восемь тонн ледяной воды хлынуло в моторный отсек, увлекая за собой лодку на глубину 157 футов. Возможно, из-за обледенения бомбодержателей атаки эсминца не последовало. Откачав воду, Кальц всплыл и ушел в море. Получив от Деница распоряжение действовать по своему усмотрению, Кальц, у которого еще было достаточно топлива, немедленно покинул канадские территориальные воды и направился к мысу Гаттерас, где было гораздо теплее и безопаснее. По пути он потопил одинокий 8200-тонный норвежский танкер «Александра Хег».

Еще одна большая немецкая подводная лодка IXB серии, находившаяся у берегов Ньюфаундленда — U109 под командованием Генриха Блайхродта, — также испытывала трудности из-за плохой погоды и неполадок с торпедами. Патрулируя у южного побережья Новой Шотландии, Блайхродт обнаружил дрейфующее 5000-тонное грузовое судно, по-видимому, ожидавшее лоцмана для прохода в Ярмут. Примерно с расстояния 600 ярдов он выпустил по нему пять торпед. Все они необъяснимым образом либо не взорвались, либо прошли мимо цели, обескуражив Блайхродта, который с тех пор, как в мае прошедшего года принял командование U109, все еще не потопил ни одного судна. Ввиду предпринимавшихся жестких противолодочных мер и отвратительной погоды в прибрежных водах Канады, а также размеров и неуклюжести U109 Блайхродт, очевидно, также приветствовал бы возможность перехода к мысу Гаттерас. Однако в U109 вмещалось меньше топлива, чем в U130 (165 тонн против 208), поэтому Блайхродту пришлось остаться и терпеть трудности. Перед отплытием домой он все же отправил на дно 4900-тонное английское грузовое судно «Тербли»(1).

Десять немецких подводных лодок VII серии, всеми возможными способами экономя топливо, осуществляли патрулирование в широком секторе береговой линии Ньюфаундленда и Новой Шотландии. Эрих Топп, командир лодки U552, на борту которой также находился кинооператор, расправился со своей первой жертвой 15 января. Это было одиночное 4100-тонное английское судно «Дэйроуз», встреченное у полуострова Авалон. На судно было израсходовано пять торпед, только две из которых попали в цель.

У Топпа было еще больше проблем, связанных с торпедами. 17 января он атаковал грузовое судно, охранявшееся двумя эсминцами. Три выпущенные им торпеды в цель не попали. Последовавшая контратака эсминцев заставила Топпа ретироваться. На следующий день им было обнаружено 2600-тонное американское грузовое судно «Франсе Салман». И снова на его потопление ушло пять торпед, только две из которых настигли свою жертву. На следующую ночь Топп, по его же словам, обстрелял из бортового орудия «10 000-тонное греческое грузовое судно», израсходовав 126 снарядов. Топп утверждал, что судно пошло на дно, однако потопление не было подтверждено союзническими источниками. Наконец, выпустив тринадцать торпед по двум судам тоннажем 6722 тонн и потопив их, Топп взял курс домой, досадуя на девять впустую потраченных торпед, а также на скудное воздаяние за потраченное время, риск и лишения, которым подвергалась его команда.

Две другие лодки VII серии, находившиеся в своем первом патрулировании, покинули прибрежные воды Канады приблизительно в то же время. Одной из них была U87 под командованием Иоахима Бергера, потопившая танкер на пути в Канаду. Семнадцатого января Бергер пустил на дно другой танкер, 8100-тонный норвежский «Нюхольт», атаковав его торпедами и огнем орудия. Однако во время боя U87, по словам Бергера, сама была повреждена и вынуждена была взять курс на Францию. Второй была лодка U135 под командованием Фридриха-Германа Пре- ториуса. Преториус не потопил ни одного судна, но на пути домой он встретил большое 9600-тонное бельгийское грузовое судно «Гандиа», отставшее от конвоя «ON-54», разметанного зимними штормами.

Из оставшихся в территориальных водах Канады семи немецких субмарин VII серии самой результативной оказалась U553 под командованием Карла Турмана. Несмотря на семь промахов, он потопил два больших нефтеналивных судна общим тоннажем 17 366 тонн: 9106-тонный английский танкер «Дайэла» и 8260-тонный норвежский танкер «Иннерой». Петер Кремер, командир U333, шедший на втором месте по потопленному тоннажу, израсходовав четыре торпеды, отправил на дно три грузовых судна общим тоннажем 14 045 тонн. Третьим был молодой Ганс Остер- ман, командир лодки U754, потопивший четыре грузовых судна (два английских и два греческих) общим тоннажем 11 386 тонн. Вальтер Шут, командир лодки U86, которая также едва не стала жертвой канадского самолета, пустил на дно уже поврежденное 4300-тонное греческое грузовое судно и нанес сильные повреждения 8600-тонному английскому танкеру «Ту- рэк». На пути домой он атаковал еще один танкер, но выпущенные им торпеды либо не взорвались, либо прошли мимо цели. Рольф Мюцельбург, командовавший лодкой U203, отправил на дно два судна, включая и нейтральное португальское, ставшее случайной жертвой. Общий их тоннаж составил почти 2000 тонн. Два других командира подводных лодок, Хорст Упхоф (U84) и Хорст Деген (U701), на счету которого было судно, пущенное им на дно по пути в Канаду, в территориальных водах Канады не потопили ни одного судна. Когда Деген вернулся с задания, Дениц резко раскритиковал его за его «неуклюжее безрассудство», за растрату торпед и за неспособность провести более тщательные поиски своего первого вахтенного офицера, которого смыло за борт в самом начале патрулирования.

Кроме потопления в территориальных водах Канады вышеперечисленных судов, имели место и другие события, прибавившие седых волос американскому военно-морскому командованию. Линкор «Арканзас», конвойный эсминец «Лонг-Айленд», легкий крейсер «Филадельфия» и новая небольшая плавучая база гидросамолетов «Барнегет» находились в Арджентии под охраной эсминцев, готовясь к отплытию 18 января в Соединенные Штаты Америки. Получив донесение о потоплении 15 января грузового судна «Дэйроуз» и траулера «Каталина» у мыса Кейп-Рейс, находящегося от Арджентии в каких-нибудь шестидесяти милях, командование американским ВМФ выслало в указанный район противолодочную группу в составе восьми кораблей (четырех американских эсминцев «Бэджер», «Эллис», «Эриксон», «Грир» и четырех канадских корветов). Вследствие потопления других судов у мыса Кейп-Рейс и неспособности боевых кораблей союзников обнаружить и уничтожить лодки противника, отплытие «Арканзаса», «Лонг-Айленда» и других кораблей было отложено до 22 января.

Из-за ограниченности запасов топлива к 22 января все десять субмарин первого эшелона, проводившие операцию в территориальных водах Канады, вынуждены были взять курс домой. Блайхродту был дан приказ следовать на юг и произвести разведку в районе Бермудских островов. Несомненно, немецкие подлодки внезапным ударом вызвали переполох в территориальных водах Канады, однако длительное автономное плавание, плохие погодные условия, опасность контрдействий противника и исключительно большое количество неполадок с торпедами омрачали их возвращение. Но даже в таких условиях, учитывая цели, пораженные на обратном пути, на счету десяти субмарин оказалось восемнадцать потопленных судов общим тоннажем 85 400 тонн. Принимая во внимание две цели, пораженные Кальцем, и две, пораженные Блайхродтом и Хардегеном, общее ко личество судов, потопленных всеми немецкими субмаринами первого эшелона у берегов Канады, составило двадцать два.

Субмарина U130 под командованием Эрнста Кальца была четвертой и последней лодкой первого эшелона, вторгнувшихся в территориальные воды США. Кальц поохотился на славу. Согласно отчетам союзников, 22 января он потопил 5300-тонный панамский танкер «Олимпик». Ночью 25 января, переместившись к побережью Нью-Джерси, Кальц потопил груженый 9300-тонный норвежский танкер «Варангер». Взрыв сотряс оконные стекла домов на берегу на удалении тридцати пяти миль. 27 января, вернувшись в район мыса Гаттерас, Кальц взорвал 7100-тонный американский танкер «Фрэнсис Э. Пауэл». Командир U130 израсходовал все торпеды, плюс обстрелял из бортового орудия еще один 7000-тонный американский танкер — «Хейлоу», однако тому удалось уйти.

Взяв курс на Францию, Кальц доложил о результатах Деницу: шесть потопленных судов общим тоннажем около 48 000 тонн, в том числе четыре танкера, а также один танкер поврежден. В послевоенных документах получило подтверждение потопление всех шести судов (из них четырех танкеров) общим тоннажем 37 000 тонн. Два неопознанных грузовых судна не были записаны на счет Кальца, поскольку не было получено официального подтверждения их потопления. Однако Кальц — совершив свое первое боевое патрулирование — пустил на дно Атлантики больше судов, чем другие командиры немецких подводных лодок. С учетом трех судов общим тоннажем 15 000 тонн, потопленных Кальцем во время его семнадцатидневного перехода из Киля в Лорьян в начале декабря, общее количество пораженных им целей составило девять судов тоннажем 52 000 тонн, что явилось одним из лучших показателей среди командиров подводных лодок за всю войну.

Выполняя приказ, Генрих Блайхродт на пути домой произвел разведку района Бермудских островов, но целей не обнаружил. На отклонение от прямого курса ушло больше топлива, чем предполагалось, и Блайхродту пришлось доложить, что ему не довести лодку до Франции. Командование приказало Кальцу встретиться с Блайхродтом и перекачать ему часть топлива. Ожидая Блайхродта в точке рандеву, Кальц заметил 8000-тонное английское грузовое судно «Такома Стар». Однако для проведения атаки у него не было торпед. Кальц проследил за судном, шедшим в направлении лодки Блайхродта. Первого февраля, появившись в районе рандеву, Блайхродт потопил судно и забрал часть топлива у U130. Поблагодарив Кальца за отслеживание судна и за топливо, Блайхродт взял курс на Францию. По пути ему удалось с помощью торпед и огня орудия поразить еще две цели: 11 300-тонный канадский танкер «Монтролайт» и 3500-тонное панамское грузовое судно. В результате Блайхродт заявил о пяти потопленных судах общим тоннажем 33 700 тонн. Послевоенные документы подтвердили лишь четыре корабля тоннажем 27 700 тонн. Это были первые суда, потопленные Блайхродтом за пятнадцать месяцев.

31 января, возвращаясь от канадских берегов во Францию, немецкая лодка U333 под командованием Петера Кремера встретила большое грузовое судно. Кремер дал команду погрузиться и сблизиться до расстояния 400 ярдов. Решив, что судно британское, Кремер выпустил по нему последние две торпеды. Цель была поражена. Тонувшее судно стало передавать сигналы бедствия на открытой частоте. На самом деле оно оказалась 5100-тонным немецким блокадным прорывателем «Шпреевальд», шедшим с Дальнего Востока с грузом резины и олова, а также с восемьюдесятью шестью английскими военнопленными на борту, снятыми с немецкого рейдера «Корморан»(2). По радиопереговорам на открытой частоте Дениц и военно-морское командование сразу же узнали о произошедшей ошибке. В Морском штабе были крайне недовольны: в условиях «тяжелейшей ситуации с сырьем» потеря «в результате непростительной ошибки» груза, находившегося на борту «Шпреевальда», была «в высшей степени болезненной». Дениц также был вне себя. Инцидент бросал тень на яркий успех плана «Драмбит». Узнав от Кремера, что запуск торпед был произведен с U333, Дениц приказал по прибытии Кремера предать его военному трибуналу «за неподчинение, убийство людей и нанесение повреждений военному имуществу».

Между тем Дениц развернул широкую спасательную операцию, ведшуюся с моря и воздуха. Кремер, Хардеген, искавший «Шпреевальд», чтобы переправить ему на борт раненого кинооператора, и Гюнтер Хайдеман, командир лодки U575 (который должен был эскортировать «Шпреевальд» во Францию), оказались на месте происшествия первыми. Вслед за ними в операцию включились три лодки VII серии, возвращавшиеся от берегов Канады. Затем к ним присоединились две субмарины, включая лодку IXB серии U105, которой командовал Генрих Шух. Наконец, поиски на большой территории вели пять разведывательных самолетов «кондор» из Франции. Вследствие недостатка топлива, возвращавшиеся с задания немецкие субмарины не могли вести интенсивные поиски, и вскоре Хардегену пришлось взять курс на Лорьян. Кинооператор выжил. Днем второго февраля, сорок восемь часов спустя после потопления «Шпреевальда», Шух обнаружил оставшихся в живых на трех спасательных шлюпках и трех плотах — двадцать пять человек из шестидесяти немецких матросов и пятьдесят пять человек из восьмидесяти шести английских военнопленных. Еще одну спасательную шлюпку с капитаном «Шпреевальда» и двадцатью другими немецкими матросами не нашли. Шух принял на борт восемнадцать человек и, развив максимальную скорость, взял курс на Францию. Когда он доложил, что один из немецких матросов тяжело ранен, Дениц выслал за ним самолет. Однако при посадке на бурное море самолет сломал крыло, и Шуху пришлось спасать вдобавок и летчика. Оставшиеся под- судно и забрал часть топлива у U130. Поблагодарив Кальца за отслеживание судна и за топливо, Блайхродт взял курс на Францию. По пути ему удалось с помощью торпед и огня орудия поразить еще две цели: 11 300-тонный канадский танкер «Монтролайт» и 3500-тонное панамское грузовое судно. В результате Блайхродт заявил о пяти потопленных судах общим тоннажем 33 700 тонн. Послевоенные документы подтвердили лишь четыре корабля тоннажем 27 700 тонн. Это были первые суда, потопленные Блайхродтом за пятнадцать месяцев.

31 января, возвращаясь от канадских берегов во Францию, немецкая лодка U333 под командованием Петера Кремера встретила большое грузовое судно. Кремер дал команду погрузиться и сблизиться до расстояния 400 ярдов. Решив, что судно британское, Кремер выпустил по нему последние две торпеды. Цель была поражена. Тонувшее судно стало передавать сигналы бедствия на открытой частоте. На самом деле оно оказалась 5100-тонным немецким блокадным прорывателем «Шпреевальд», шедшим с Дальнего Востока с грузом резины и олова, а также с восемьюдесятью шестью английскими военнопленными на борту, снятыми с немецкого рейдера «Корморан»(3).

По радиопереговорам на открытой частоте Дениц и военно-морское командование сразу же узнали о произошедшей ошибке. В Морском штабе были крайне недовольны: в условиях «тяжелейшей ситуации с сырьем» потеря «в результате непростительной ошибки» груза, находившегося на борту «Шпреевальда», была «в высшей степени болезненной». Дениц также был вне себя. Инцидент бросал тень на яркий успех плана «Драмбит». Узнав от Кремера, что запуск торпед был произведен с U333, Дениц приказал по прибытии Кремера предать его военному трибуналу «за неподчинение, убийство людей и нанесение повреждений военному имуществу».

Между тем Дениц развернул широкую спасательную операцию, ведшуюся с моря и воздуха. Кремер, Хардеген, искавший «Шпреевальд», чтобы переправить ему на борт раненого кинооператора, и Гюнтер Хайдеман, командир лодки U575 (который должен был эскортировать «Шпреевальд» во Францию), оказались на месте происшествия первыми. Вслед за ними в операцию включились три лодки VII серии, возвращавшиеся от берегов Канады. Затем к ним присоединились две субмарины, включая лодку IXB серии U105, которой командовал Генрих Шух. Наконец, поиски на большой территории вели пять разведывательных самолетов «кондор» из Франции. Вследствие недостатка топлива, возвращавшиеся с задания немецкие субмарины не могли вести интенсивные поиски, и вскоре Хардегену пришлось взять курс на Лорьян. Кинооператор выжил. Днем второго февраля, сорок восемь часов спустя после потопления «Шпреевальда», Шух обнаружил оставшихся в живых на трех спасательных шлюпках и трех плотах — двадцать пять человек из шестидесяти немецких матросов и пятьдесят пять человек из восьмидесяти шести английских военнопленных. Еще одну спасательную шлюпку с капитаном «Шпреевальда» и двадцатью другими немецкими матросами не нашли. Шух принял на борт восемнадцать человек и, развив максимальную скорость, взял курс на Францию. Когда он доложил, что один из немецких матросов тяжело ранен, Дениц выслал за ним самолет. Однако при посадке на бурное море самолет сломал крыло, и Шуху пришлось спасать вдобавок и летчика. Оставшиеся подводные лодки продолжили поиски пропавших немецких военнослужащих, но они так и не были найдены. Девятого февраля Кремер прибыл в Лорьян и немедленно предстал перед трибуналом. Однако после того, как все детали были выяснены и проанализированы, первый заместитель Деница Гюнтер Хесслер встал на защиту Кремера. Конечно, потопление судна вызывало сожаление, однако маскировавшийся под другое судно «Шпреевальд» находился не там, где он должен был находиться. Следовательно, Кремер был невиновен. То, что Кремер провел образцовое патрулирование и показал себя в первом боевом задании с лучшей стороны, также послужило в его защиту. Суд его оправдал. Все, кто был вовлечен в эту историю, поклялись хранить тайну. Дело о «Шпреевальде» оставалось секретным многие годы(4).

Несмотря на трудности, с которыми встретились немецкие подводные лодки у берегов Канады, а также инцидент со «Шпреевальдом», Дениц и берлинская пропаганда объявили первый поход к берегам Северной Америки удавшимся. Так оно и было. Учитывая цели, пораженные на обратном пути, пять лодок IX серии потопили двадцать три судна общим тоннажем около 150 000 тонн. Вместе с судами (тоннажем около 85 000 тонн), потопленными лодками VII серии, общее число жертв составило пятьдесят одно судно суммарным тоннажем около 236 000 тонн, не считая поврежденных транспортов. В число потопленных входили тринадцать танкеров, восемь из которых принадлежали Великобритании или контролировались ею(5).

Ни одна немецкая лодка не была потеряна. Лишь U87 под командованием Бергера получила серьезные повреждения в бою с союзническими силами. Применение английской технологии в подводной войне.

Англичане продолжали настаивать на организации конвоев у восточного побережья Соединенных Штатов. Ближе к концу переговоров Черчилль и Паунд предложили Рузвельту и Кингу передать в дополнение к десяти корветам еще двадцать четыре английских противолодочных траулера, а также десять торпедных катеров, строившихся в Канаде. Кинг согласился принять двадцать четыре траулера(6), но отклонил канадские корабли, поскольку план «Шестьдесят кораблей за шестьдесят дней» должен был завершиться, как полагали, задолго до того, как они были бы достроены.

Кабинет министров Великобритании послал в США несколько военных миссий. Их цель состояла в том, чтобы убедить американцев в полезности английского опыта по борьбе с немецкими подводными лодками, а также выяснить следующие обстоятельства. Во-первых, правда ли, что американцам «не хватало кораблей охранения у восточного побережья» и, во-вторых, действительно ли (как подозревали англичане) Кинг переводил эсминцы из Атлантики в Тихий океан. Во всех докладах миссий давался одинаково отрицательный ответ. Американцы все еще не осознавали, как тяжело обнаруживать и топить немецкие субмарины. Между их военно-морскими и военно-воздушными силами почти не существовало взаимодействия; единый оперативный центр отсутствовал. Но даже вместе взятые, воздушные и морские противолодочные силы были «неадекватны». Более того, в ВМФ не было единого командования, в руках которого находилось бы решение вопросов тактики ведения противолодочной войны, обучения военнослужащих и руководства исследованиями по созданию нового оружия. Имевшееся вооружение не годилось для выполнения существовавших задач. Например, американские глубинные бомбы действовали только на глубине до 300 футов.

Все это было неоспоримой истиной. Позже отчеты этих миссий послужили богатой пищей для тех историков, которые пытались доказать, что американцы «ничего не почерпнули» из опыта англичан по борьбе с немецкими субмаринами и будто бы они (в первую очередь, сам Кинг) так и не смогли адекватно оценить немецкую подводную угрозу. Однако в этих отчетах ничего не упоминается о большом количестве противолодочных мер, предпринятых американцами помимо строительства и починки кораблей и самолетов. Многие из этих противолодочных мер непосредственно основывались на английском опыте:

В 1940 году по примеру Великобритании Америка призвала многих ученых и инженеров помочь военным. Рузвельт учредил Комитет по исследованиям в области национальной обороны, председателем которого стал доктор Ванневар Буш. Собрав в своем составе блестящую плеяду ученых, комитет привлек к работе тысячи других ученых и инженеров, которые готовы были отдать свой талант укреплению обороны страны.

Военно-морские бюро и Лаборатория по военно-морским исследованиям не всегда принимали пришлые таланты с распростертыми объятиями. Многие из гражданских ученых встретили достаточно холодный прием. Тем не менее, к моменту вступления Америки в войну комитет Буша или его подкомитеты запустили множество противолодочных проектов, основанных на наработках английских и американских ученых, инженеров и математиков, некоторые из которых принимали участие в разработке нового английского метода «исследования военных операций».

РАДИОЛОКАТОР. Американские исследования — на базе английского многорезонаторного магнетрона — по созданию нового радиолокатора шли полным ходом. К первому января в разработке находилось пятьдесят проектов. Однако создание радиолокатора для боевых кораблей и самолетов, работавшего в сантиметровом диапазоне волн, столкнулось с определенными трудностями. Согласно одному источнику, к 1 января 1942 года «ни одной микроволновой [сантиметровой] установки в действие введено не было». Однако основная работа была сделана, и решение проблемы пришло быстро. Семнадцатого февраля командование ВМФ подписало контракт на массовое производство авиационного 300-фунтового радиолокатора сантиметрового диапазона, модели «AS-G» (известного в просторечии как «Джордж»). Радиолокатор мог обнаруживать береговую линию в радиусе 100 миль, конвои — в радиусе 85 миль и немецкие субмарины в надводном положении — в радиусе более 9 миль. Почти незамедлительно последовало подписание контрактов на производство мощных корабельных радиолокаторов сантиметрового диапазона (модель «S-G», также называвшаяся «Джордж»).

РАДИОПЕЛЕНГАТОР. Над разработкой корабельного высокочастотного радиопеленгатора трудились английские, французские, а также американские радиоинженеры под руководством Максвелла Голдстейна. В результате появился радиопеленгатор модели «DAQ». В начале 1942 года вместе с английской моделью «FH-З» он был установлен на новом эсминце «Корри» для сравнительного тестирования. В конце концов, американцами была разработана еще одна модель радиопеленгатора, «DAR», которая летом 1942 года была запущена в массовое производство. По словам Голдстейна, эта модель являлась сильно модернизированной версией модели «FH-З». Сохранив «большинство основных компонентов» английской модели, модель «DAR» совместила их с «новыми американскими электронными лампами, осциллятором стабилизации радиочастоты, новым индикатором катодного типа, а также новым компактным источником питания».

«DAR» и ее аналоги должны были стать наиболее эффективным противолодочным «инструментом» Второй Мировой войны. Параллельно с разработкой этого устройства радиоинженеры вели разработку такого же радиопеленгатора наземного базирования (модель «DAJ»).

ГЛУБИННЫЕ БОМБЫ. Как отмечалось англичанами, действие американских глубинных бомб ограничивалось 300 футами. Американские ученые обнаружили и другие недостатки. Бомбы уходили под воду слишком медленно и по нестабильной траектории. Кроме того, их боевая часть имела слишком маленькую мощность. Была принята программа производства бомб, действовавших на глубине до 600 футов. Они быстрее уходили под воду, имели стабильную траекторию, а их мощность увеличивалась на 50 процентов за счет использования (вместо тринитротолуола) изобретенного англичанами торпекса. Вскоре появились два стандартных заряда глубинных бомб для использования на надводных кораблях: «Mark VII» с 600-фунтовой боеголовкой и «Маrк IX» с 300-фунтовой боеголовкой. «Маrк VII» можно было только скатывать по направляющим бомбосбрасывателя, а «Магк IX» можно было как скатывать по направляющим, так и применять при стрельбе из Y-образного двуствольного или модернизированного штокового бомбомета.

РАСХОДУЕМЫЕ РАДИОГИДРОАКУСТИЧЕСКИЕ БУИ. Английские ученые предложили оригинальное устройство — акустический буй, который сбрасывался с торгового судна или корабля охранения во время угрозы нападения или непосредственного нападения немецких подводных лодок. Оснащенный миниатюрным гидрофоном и радиопередатчиком, буй должен был улавливать шум, исходивший от подводной лодки, и передавать предупредительный сигнал на противолодочные корабли или самолеты. Английские военные буями не заинтересовались, зато американцы развернули программу по разработке усовершенствованных акустических буев для авиации. Достигнув зоны действия подводной лодки или обнаружив ее визуально, самолет должен был сбросить несколько таких буев. Поскольку у каждого буя был свой закодированный сигнал, самолет мог следовать за движущейся под водой целью и атаковать ее в одиночку или позвав на помощь.

К моменту вступления Соединенных Штатов в войну англичане изобрели авиационный сбрасыватель для глубинных бомб, срабатывавших на глубине до 25 футов — для борьбы с подводными лодками в надводном положении. Основываясь на английской технологии, американцы приспособили сбрасыватель к 250-фунтовой авиационной глубинной бомбе «Маrк XVII». Кроме того, заменив тринитротолуол на английский торпекc, они увеличили ее мощность на 50 процентов. Зная из английского опыта, что воздушные атаки на немецкие субмарины были не очень удачны, американские ученые стали разрабатывать более сложное устройство для поражения быстро погружающихся подлодок. Результатом их работы стала маленькая, изящная акустическая авиационная торпеда, которая после вхождения в воду «шла» на шум погружавшейся подводной лодки.

Заказ на торпеду был сделан в декабре 1941 года. Она сразу попала в разряд секретного оружия и получила имя «Мина Mark XXIV». Известная в обиходе как «Фидо», она была готова к применению через двенадцать месяцев. Эта торпеда оказалась одним из самых эффективных противолодочных устройств, применявшихся в войне, — настолько эффективным, что первоначальный заказ на десять тысяч штук был снижен до четырех тысяч.

«Фидо» была семь футов длиной и семнадцать дюймов в диаметре. Она весила 680 фунтов, несла 92-фунтовую торпексную боеголовку и могла преследовать погружающуюся субмарину в течение десяти минут с максимальной скоростью 12 узлов. Поскольку подводная лодка могла обмануть «Фидо», поднявшись на поверхность, и уйти от нее на дизелях, характеристики торпеды оставались секретными в течение всей войны. Более того, она должна была применяться только по полностью погрузившейся подводной лодке и только в том случае, если рядом не было союзнического корабля или другой немецкой подводной лодки.

(1) Блайхродту ошибочно было приписано потопление 6100-тонного английского грузового судна «Эмпайр Кингфишер», наскочившего на мель.

(2) Девятнадцатого ноября 1941 года, вскоре после передачи военнопленных на борт «Шпреевальда», в бою у берегов Австралии «Корморан» потопил австралийский легкий крейсер «Сидней». Сам рейдер был столь сильно поврежден, что ему пришлось открыть кингстоны. Из четырехсот человек команды погибло восемьдесят пять.

(3) Девятнадцатого ноября 1941 года, вскоре после передачи военнопленных на борт «Шпреевальда», в бою у берегов Австралии «Корморан» потопил австралийский легкий крейсер «Сидней». Сам рейдер был столь сильно поврежден, что ему пришлось открыть кингстоны. Из четырехсот человек команды погибло восемьдесят пять.

(4) Кремер первым рассказал эту историю в своей книге «Командир немецкой подводной лодки» (1982).

(5) Часть подводных лодок второго эшелона, вышедшего в море в январе, принимала участие в боевых действиях одновременно с декабрьскими лодками. Отдельные лодки, вышедшие в море в декабре, топили суда в начале февраля. Общее количество потопленных обеими группами в январе месяце составило сорок два судна (из них пятнадцать танкеров) общим тоннажем 230 685 тонн. Пяти судам (из них четырем танкерам) были нанесены повреждения.

(6) Двадцать два из двадцати четырех траулеров представляли собой корабли, имевшие стандартную длину 170 футов, работавшие на угле и развивавшие максимальную скорость 12 узлов. Они были вооружены одним носовым четырехдюймовым орудием, глубинными бомбами и оснащены гидролокатором британского производства. Один из траулеров, «Нортен Принсесс», как считалось, попал в шторм и затонул вместе со всем экипажем на пути к Ньюфаундленду. На самом деле, корабль был торпедирован U97 — которой командовал Отто Итес, — шедшей к берегам Америки. Первые десять траулеров прибыли в Нью-Йорк только 12 марта. Остальные прибыли позже в том же месяце. Многие из них требовали починки или переоборудования, к тому же у них отсутствовали инструменты, калиброванные в метрической системе. Кроме того, им необходим был высококачественный уголь. Что же касается английских матросов, то они были воодушевлены и рвались в бой.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю