Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Психология ненависти

Япония всегда вызывает ощущение праздника. Гармония жизни, воспитываемая с детства, сад камней возможен только здесь и нигде больше. Поэзия слова, одного, единственного, в котором вечность. Безупречность вкуса, тонкая паутинка линии, в которой воплощена красота.

Для меня всегда волнительно прилетать сюда и грустно прощаться с этой безукоризненностью вежливости и пунктуальностью ведения дел. Мы давние партнёры и наши отношения давно перосли из сферы делового бизнеса в дружеские и где-то уже семейные. И я начинаю подумывать о том, что, когда подрастёт моя внучка, может быть она вырастет здесь, впитав весь этот мир.

Утром, подписав документы и выпив традиционную чашечку сакэ, мы начали прощаться, когда мой ноутбук запищал о полученной порции информации. Мимолётом взглянув на заголовки, среди которых было большинство биржевых котировок и коммерческой информации, я увидел:

«Тема:
RE[5]: Капитан 1 ранга Андрей Данилов»


Пробежав глазами и не вникая в смысл написанного, я машинально улыбался моему другу. Японцы - великие психологи, в экономических дисциплинах присутствует обязательный курс - деловые переговоры. Психология занимает основное время, так что скрыть мои эмоции от прочитанного мне не удалось.

«Что-то случилось, Миша-сан?»

«Нет, нет, так, комариные уколы».

«Комары могут больно кусать, иногда до смерти, особенно когда их много» - вежливая улыбка друга.

Мы попрощались, я уехал в аэропорт, и вот сейчас, в самолёте, вновь вернулся к этой фразе моего японского друга, который, не зная того, что огорчило меня, так точно выразил то, что мне давно хотелось сказать:

«Комары могут больно кусать, иногда до смерти...»

Я включил ноутбук и прочитал:

Автор: Евгений Мартынович.
Дата: 24.01.2009 00:44:32.
Текст сообщения:

Здравствуй, Евгений!

Вижу что совсем достали Тебя "богачевцы".

Недавно имел беседу с офицером, который знал Богачева по службе лично.

Капитан 1 ранга, занимался ракетным оружием и утверждает, что Богачев к "героическим" пускам, о которых трепался на сайте, не имеет никакого отношения, поскольку занимался буями. Хвастлив, профессионально безграмотен, в коллективе уважением не пользовался. В течение четырех лет состоя на воинской службе, в части появлялся исключительно редко, занимался бизнесом. Постоянно демонстрировал сослуживцам, какой он богатый и успешный бизнесмен. Причем явно врал, предприниматель он никакой. Был уличен в подделке проездных документов в целях наживы. Очень хотел попасть служить в Москву, но брать его настойчиво не хотели, хотя кто-то и тянул.

В конце концов продал квартиру и умотал в Турцию. Бывшие сослуживцы частенько сталкиваются с его "творениями" в Интернете, но общаться с ним не желают, считая полудурком.

Вот так.

Женя, не рви сердце, с уважением, Паша..»


Вот так просто и в духе партийной характеристики, только ей присущими оборотами и духом ненависти.

Очаровательная стюардесса, которая давно привыкла к моим пристрастиям в полёте, так как мы не один раз за прошедших полгода общались в эти длинные часы, принесла бокал красного чилийского вина и ломтик бри. Моя просьба её обескуражила - бутылку водки и бутерброды с икрой. Выпив большой глоток водки, вернулся в то далёкое время, когда моя карьера и всё будущее висело на волоске партийного приговора.

Ни для кого не секрет, что в некоторых местах на югах, особенно на полигоне, не было личного состава и всё, что требовалось от многих - выполнение распорядка дня. Утреннее построение, форма одежды, причёска, обед целых два часа и в 18.15 море на замок, при этом два дня воскресных - синекура, особенно после корабляцкой жизни.

Результат - должности были на особом контроле и заполнены, как правило, ребятами с длинной протекцией, случайных людей было немного. Но даже те, кто сортировал, а часто торговал этими местами, понимали, что кто-то должен и дело делать.

На таких, которые дело делали, часто ополчались все по одной простой причине - они были белыми воронами, они понимали свою весомость, которая признавалась прежде всего людьми, создающими оружие. Доходило до анекдотов, когда на заседании комиссии кто-нибудь из промышленности мог остановить такого начальника фразой:

«Бестолочь, иди документы читай».

На это никто не обижался, просто старались все спорные вопросы, доклады поручать этим белым воронам, копя злость.

Мне было трудно входить в такой коллектив, начав с лодочного прозрения учиться у матроса, который протаскивал тебя по всем шхерам, давая азбучные истины практики - впитывал науку у слесарей, собирающих ракеты, у конструкторов, ответственных за блок, узел, постигал искусство испытаний, не вылазя из бесконечных командировок в конструкторские бюро.

Считалось нормальным, если в день приезда из командировки ты не выходил на службу. Часто, отмечая командировку в КБ ещё на один день позже и взяв билеты у проводника, позволяли себе разгрести домашние дела и помочь жене. На всё это закрывали глаза. Один командировочный день оплачивали не то 2 р. 50 коп., не то 3р. 50 коп.

Мой поезд из Москвы пришёл по расписанию в 7 часов 30 минут, я по всем правилам должен прибыть на службу, но родившаяся дочка, которой исполнилось полгодика, и куча домашних дел, накопившихся за почти месячное отсутствие, да и человеческое "соскучился" - решили иначе.

На следующий день после построения я в финчасти сдал билеты и командировочное предписание, в котором значилось, что прибыл я сегодня.

Через час секретарь партийной комиссии пригласил меня в кабинет. На его столе разложенные веером лежали мои командировочные документы, в блокноте красными чернилами была сделана запись:

«В КБ Института теплотехники подтвердили дату отъезда - 18.05» - блокнот был положен так, чтобы я видел эту запись.

«Михаил Михайлович» - голос секретаря был внимательно участлив, - «Вы приехали из командировки сегодня?»

Смотря в глаза партийного секретаря и понимая, что нужно сказать - вчера, я сказал:

«Да, сегодня».

Боже, сколько радости было в его лице! Поймали, поймали негодяя.

«Ну что ж, мы связались с КБ. Они подтвердили, что уехали 18.05, следовательно, прибыли вы вчера. Да и в городе вас видели коммунисты. Так что будем выносить на собрание, как коммунисты посмотрят на подделку финансовых докуметов и прогул, так и поступим».

На следующий день было собрано открытое партийное собрание с обязательным присутствием всех, рассматривалось персональное дело коммуниста Богачёва. Выступили штатные ораторы, которые требовали исключения и примерного наказания финансового махинатора и прогульщика.

Можно было рассказать им, сколько раз они сами таким образом растрачивали аж три рубля государственных денег, но я молчал. Меня охватило какое-то безразличие, мне было всё равно, и дело шло к неминуемуму - исключению из партии. Собрание проходило быстро и организованно, рабочий день заканчивался, пора было домой.

Из задних рядов поднялся слесарь, обслуживающий компрессор в моём цехе.

Старый летун, воевавший в Корее и сбивший не один американский самолёт, не просил слова - он шёл к трибуне. Ни слова не говоря, он посмотрел в зал, потом повернулся к президиуму:

«Я не собираюсь оправдывать Михаила - он виноват где-то по вашим законам. Но то, что вы делаете, ломая человеку жизнь - безнравственно. Вдвойне безнравственно то, что вы судите человека не за его ничтожный проступок, а за то, что он дело делает, в отличие от многих из вас. Спросите любого из КБ Свердловска и Москвы, Питера и Нижнего, с кем они спорят, кто не соглашается с ними, кого они уважают...»

Потом дали слово мне, ожидая покаяния и унижения. Я встал и вышел.

Утром мне был объявлен строгий выговор, так как партийная и строевая жизнь едины. Моё партийное дело вызвало резкий резонанс и партийная комиссия центра решила рассмотреть его на отдельном заседании.

На удивление всё проходило быстро, и на следующей неделе я стоял перед элитой партии в отдельно взятой части. Коммунистам было всё ясно и они требовали одного - покаяться и признать финансовые махинации с командировочными документами.

Посыпая голову пеплом, я признался в финансовых ухищрениях на три рубля 50 копеек и, поскольку цель была достигнута, решили ограничиться выговором с занесением.

До сих пор храню учётную карточку, где записано:

«Строгий выговор за финансовую подделку командировочных документов».

Вспомнил всю эту грустную историю и решил, что нужно бы повесить учётную карточку среди множества дипломов с мировых выставок как начало моего бизнеса.

Через полгода, несмотря на неснятое партийное взыскание, я был назначен начальником отдела испытаний противолодочного оружия.

Я не хотел ни оправдываться, ни говорить о том, что буи никого отношения не имеют к профилю моих работ, что четыре года ни один здравомыслящий начальник не позволит не появляться на службе, что...

Это всё не главное, бог судья всем этим мартыновичам и ЗКПЧ...

Главное в другом: почувствовать, что жизнь давно прожита и ничего, ничего, кроме ненависти нет в душе - страшно!


Главное за неделю