Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Улыбка памяти

Заканчивается четвёртый месяц боевой службы - время, которое бесконечностью просеивается сквозь наши души.

Командир группы управления ракетной боевой части Слава Быков, лёжа в шестиместной, обшарпанной временем и грязью вахтенных сапог каюте, философствует:

"Если рассматривать частности и не входить в обобщения, то моё положение равносильно положению смертника, ожидающего приговор. Мой же приговор вынесен выбором профессии, теперь только рулетка судьбы. Чёт - авария, нечет - жизнь..."

Лодка удифферентована, глубина 60 метров, но на поверхности свирепствует шторм, и нас слегка покачивает.

Я почти не вслушиваюсь в философские изыски групмана. С достоверностью эпикурейца знаю, что рано или поздно постельная тема будет доминировать в этих словесных поносах мысли.

Славе 30 - этакий крепко скроенный мужичок, сам себе на уме. Никогда не высовывающийся поперёк батьки, пустивший всё на здоровый самотёк и точно понимающий, что кривая службы всё равно куда-то вывезет. Эта позиция стоика спасала его от всевозможных, по его мнению постоянных служебных придирок. Спокойно выслушав кучу дерьма, выливаемую ему на голову командиром боевой части, ответив уставное "есть", он разворачивался и шёл в каюту. Бурча под нос о том, что весь мир дерьмо, закутывался с головой в пропахшее соляром одеяло и мгновенно засыпал. Мой комбат, устав от этой бесконечной борьбы, плюнул, перестав обращать на него внимание: себе дороже.

Вот и сейчас Славка, уставившись на вырезанный из какого-то журнальчика портрет кинодивы, приклеенный у него над головой, перешёл к главному - противоестественности нашего положения. Основным соперником в этой непрекращаемой дуэли был доктор, который в качестве основного аргумента спора, когда страсти начинали зашкаливать, увеличивал дозу брома в компоте экипажа. Он честно признался командиру на его вопрос о медицинском запахе компота:

"Товарищ командир, Быков для меня индикатор: когда его уши светятся от внутреннего перегрева при мысли о женщинах - пора дозу брома увеличивать".

Третий день не вылазим с приборной палубы, изоляция практически равна 0, а, следовательно, ракетный комплекс даже включать нельзя. Перезвонили и перебрали каждый сантиметр кабеля, каждый прибор - ничего, висит 0. Каждый день безрезультатного поиска ухудшает и без того непростые отношения с комбатом. Он смотрит на всё со стороны - бездари, элементарного доверить нельзя, и при этом постоянно жалуется командиру. Слава просто перестал появляться на приборной палубе, полагая, что это - дело инженера, то есть моё - копаться в схемах и релюхах. Вся помощь его заключалась в одном:

"Ну что, гении, в соплях не закопались?"

На четвёртый день нашли: коротит в одном из приборов, межвитковое замыкание. Включили борт ракеты - сигнал не проходит.

Старшина команды, устав от бесчисленных кручений разъёмов, хмыкает:

"Главный закон радиоэлектроники - не лезь, пока работает!"

Олег сидит на ящике из под Зипа в позе мыслителя:

"В чём наша сила?"

"В пломбе", - отвечает сам себе,- "У нас всё опечатано и опломбировано. На борту ядерный боезапас..."

Не слушаю этот бред и предлагаю:

"А на приборной палубе табличку повесим - не включать, убьёт!"

Моя шутка явно понравилась, смотрю на часы - два ночи, скоро на вахту, может, удастся заснуть на часок.

"Всё, бойцы, в исходное, завтра продолжим".

"Да нас завтра комбат в отсеке распнёт, четвёртый день кувыркаемся".

"Предложение?"

"Начать всё сначала".

К утру мы нашли эту проклятую соплю, комплекс выдал желаемое - к старту готов. Утренний чай показался удивительно вкусным и даже спиртовой батон не вызывал изжоги.

Наверху бушевал шторм. Высунув антенны в сеанс связи и поболтавшись несколько минут на перископной глубине, вновь погрузились.

Устроившись в своей выгородке, я заснул. Мне снились Петропавловский собор, булыжные мостовые, полосатые будки часовых и голос из детства:

"Посмотри, вот эта икона, что чувствуешь ты, смотря на эту мадонну, что чувствуешь?"

"Покаяние и раскаяние".

"А что ещё?"

"Глаза матери".

"А вот смотри на положение руки, только смотри внимательно-внимательно. Видишь?"

"Нет, рука и только, может, я не вижу - слишком далеко".

"Какой ты невнимательный, неужели не видишь? Скажи,я не обижусь".

"Нет, не вижу".

"Смотри, окончание левой руки, а теперь мысленно соедини левую и правую руки через всё тело. Соединил? И ничего не видишь?"

"Теперь понял, получается математический знак бесконечности".

"Вот видишь, ты же умница, только нужно уметь видеть".

"Но ведь математический знак бесконечности появился практически недавно, если сравнить с возрастом икон? Нет,это просто совпадение".

"А ещё хвастаешься, что знаешь историю. Завтра я покажу тебе иконы Суздаля, Новгорода, Киева. Тогда ты поймёшь,что это не просто совпадение - это великая тайна мудрости, связь времён. А что ты вообще знаешь об иконописи? Владимирские богомазы, Феофан Грек, Андрей Рублёв - стереотип, набор интеллигента? Я дарю тебе этот мир, завидую - тебе только предстоит в него войти".

Мне снилось, что я стою, задрав голову, и в лицо мне улыбалась вечность мудрой улыбкой памяти.


Главное за неделю