Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Виктор - Победимый

История Российского флота знает фамилии только двух офицеров, возглавивших мятеж и нарушивших присягу - капитан 2 ранга в отставке Шмидт Пётр Петрович и капитан 3 ранга Саблин Валерий Михайлович. Все остальные кровавые революции на кораблях были под руководством своих братишек-матросиков. И только кронштадтский мятеж вновь был возглавлен офицерским корпусом. И если после ноябрьского кровавого бунта Пётр Петрович Шмидт, возглавивший его, был отправлен в отставку с сохранением чина капитана 2 ранга и всех положенных привилегий и пенсии, то Валерий Михайлович Саблин за желание высказаться перед собратьями по партии и всем народом - был расстрелян. А в 1994 году наш самый гуманный суд, пересмотрев дело, вынес вердикт - виновен и расстрельную статью заменил на статьи о воинских преступлениях. Записав отдельным решением, что полной реабилитации дело Саблина не подлежит.

Мой друг и наставник по нахимовскому училищу Виктор Виноградов командовал артиллерийской боевой частью на боевом противолодочном корабле "Сторожевой", где заместителем по политической части был Валерий Саблин. Они были дружны, и у обоих было блестящее будущее. Виктор был одним из самых перспективных офицеров флота. Боевая часть под его командованием брала призы Главкома на ракетных и артиллерийских стрельбах, конкурсная прокладка вахтенных офицеров всегда была за Виктором. Служба для него была той частью его жизни, которая была стержнем, определяющим всё.

Раздумывая о собственной жизни и судьбе, мне всё больше и необходимее становится желание понять те мотивы, которыми руководствовались эти два человека, решившиеся пойти против, и которые так близки мне. Возможно, я ошибаюсь, но сам прошёл весь этот путь, меня спасло одно - развал империи. И я не решал ничего - за меня решала история.

9 сентября 1886 года окончивший Петербургский морской корпус Петр Шмидт был произведен в мичманы. Через несколько дней он женился на уличной проститутке, которую перед тем нанял. Традиции морского офицерства были таковыми, что предполагаемую невесту ещё до помолвки одобряло или не одобряло морское собрание. Женитьба на уличной девке было вызовом, после которого был только один выход - разжалование до матроса и лишение дворянского звания, гражданская казнь с преломлением шпаги. Жалея его отца, героя обороны Севастополя и вице-адмирала в отставке, юного мичмана Шмидта тихо уволили в запас. Дальнейшая судьба Петра Шмидта связана с торговым флотом, где он, судя по воспоминаниям современников, проявил себя как неплохой моряк. Но вот почему, с юных лет впитав, как «Отче наш», правила дворянской этики и морской службы, так всё это ненавидеть? Где истоки этой ненависти?

В 1904 году в начале русско-японской войны Шмидт вновь был призван на военный флот и назначен старшим офицером большого угольного транспорта "Иртыш", который должен был сопровождать эскадру адмирала Зиновия Рожественского, направлявшуюся на Дальний Восток с Балтики. После погрузки угля транспорту приказали идти в Ревель на императорский смотр. Здесь во время аварийной ситуации при выводе транспорта из канала Шмидт вступил в конфликт с командиром. Адмирал Рожественский посадил Шмидта на 15 суток в каюту под арест. В Порт-Саиде Шмидт подал рапорт о списании с корабля, ссылаясь на состояние здоровья, офицеры увидели в этом проявление трусости и подвергли его самой страшной каре - остракизму, перестали с ним общаться.

Эскадра Рожественского нашла свою гибель в сражении при Цусиме, а Шмидт встретил события 1905 года, командуя миноносцем 253 в Измаиле. Впрочем, с началом революционных волнений он оказался уже в Севастополе.

7 ноября 1905 года Шмидт был отправлен в отставку с присвоением чина капитана 2-го ранга. Военный флот вновь отверг его. "Необычайная злость овладевает мной! писал он в одном из писем, Я кляну своих товарищей, порою просто ненавижу их. Я кляну судьбу, что она бросила меня в среду, где я не могу устроить свою жизнь как хочу, и грубею. Наконец, я боюсь за самого себя".

Ненависть отверженного - причина всего революционного пути Петра Петровича. Самая страшная пытка - пытка молчанием. Круг, который понимал - молчал, те, кто принял - не понимали. Трагедия, заставившая принять смерть, чтобы разорвать молчание.

8ноября 1975 г. капитан 3-го ранга Валерий Саблин поднял восстание на большом противолодочном корабле "Сторожевой" с целью смены партийно-государственного аппарата.

Валерий Михайлович Саблин родился в 1939 году в семье потомственного военного моряка. В 1960 году окончил Ленинградское высшее военно-морское училище имени Фрунзе. До 1969 года проходил службу на строевых должностях и с должности помощника командира сторожевого корабля Северного флота поступил в военно-политическую академию имени Ленина, которую окончил в 1973 году. В августе того же года был назначен замполитом на большой противолодочный корабль (БПК) "Сторожевой". Член КПСС с 1959 года. Валерий Саблин обратился к экипажу со словами: "Нынешний государственный аппарат должен быть основательно очищен и частично выброшен на свалку истории. План действий - идем на Кронштадт, а потом в Ленинград - город трех революций". Объявив корабль независимой от государственных и партийных органов территорией, Саблин планировал встать на рейд рядом с "Авророй" и оттуда ежедневно выходить в телеэфир, призывая граждан СССР к коммунистической революции, к смене брежневского партийно-государственного аппарата и установлению социальной справедливости. Донесения о ЧП на "Сторожевом" тотчас же были отправлены в Минобороны и Кремль. Из Москвы незамедлительно последовал приказ: "Разбомбить и потопить". "Сторожевой" был остановлен в Ирбенском заливе.

Дальше всё в духе родной партии - расстрелять, весь экипаж был перемолот полицейскими жерновами. Виктор Виноградов был разжалован до матроса и уволен с волчьим билетом. Долгое время он не мог нигде устроиться на работу и получить прописку, живя редкими левыми заработками - разгрузкой вагонов и подметанием улиц. Когда я учился в академии, мы случайно встретились на Невском. Виктор отвернулся в надежде, что я, занятый разговором со своим попутчиком, пройду мимо. Ему было страшно неловко, как бывает человеку, который протянул руку для приветствия и не получил ответа. Я тоже немного опешил, увидев Виктора в каком-то затёртом, но опрятном костюмчике, давно вышедшим из моды. После первых слов он заспешил, оправдываясь делами, но я так давно не видел и ничего не слышал о нём, что, крепко взяв его под локоть, затащил в ресторан. "Невский" в то время был одним из самых дорогих ресторанов Ленинграда. В раздевалке Витя, смущённо улыбнувшись, сказал: "Знаешь, у меня сейчас туговато с деньгами, может, что попроще?" И в этом «что попроще» был весь Виктор, не желавший перекладывать на другого даже каплю своих трудностей. В этот вечер мы накушались, вспоминая Нахимовское. За целый вечер, а ушли мы последними, Виктор не произнёс ни слова о том, что произошло с ним на "Сторожевом", только сказал, что пришлось уйти с флота, не объясняя ничего.

Больше мы не виделись. А я, думая о судьбах тех, кто пережил подобное, понимаю одно, что в основе любого поступка, направленного против государства или его устоев, лежит конфликт непризнания. Саблин не стал строевым офицером потому, что по своей сути не мог им стать, а путь подняться вверх по стезе политической карьеры оказался наиболее предпочтительным и лёгким. Статистика контингента поступающих в политические училища свидетельствует, что это, как правило, люди, за плечами у которых срочная служба - они понимают, что это путь беспроигрышной лотереи. Более того, офицеров, стремящихся в политические работники, было крайне мало и они никогда не были поняты сослуживцами. И если бы была возможность, то они все были бы подвергнуты остракизму. Так что судьба Саблина и Шмидта - одна.

Жаль только Вить Виноградовых.


Главное за неделю