Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Искушение войной. Часть VII

Атлантика. Борт подводной лодки "К-172". Май 1967 года

До Гибралтара осталось подать рукой,а там и Средиземка, скоро войдём в оперативное подчинение Средиземноморской эскадры. Шифровки как всегда лаконичны и только редкие перехваты информации позволяют судить о том, что мир катится в пропасть войны. Никто, никто не знает о том приказе, который нам предстоит, не дай Бог - выполнить! Это мой крест и моя Голгофа - донести бы его до конца!

Мучительнейшая процедура проверок техники и людей вызвала массу вопросов, на которые не было вразумительных ответов, что породило множество домыслов и слухов. Но постепенно будни вахт загнали всё это в область далёкой памяти. Все устаканилось и притёрлось. И теперь только команды центрального поста определяют ритм жизни.

Я каждый день с тревогой ловлю себя на мысли о том, что всё слишком хорошо - ничего не ломается, не выходит из строя даже по мелочам. Опыт, горький опыт, как правило, говорит: всё хорошо - жди беды. Не бывает так, чтобы все - масло шоколадное, нет, не бывает, должна быть хоть какая-то маленькая поломочка, ну малюсенькая, а должна быть.

Вечером доктор, снимая пробу ужина, обратил внимание на большое количество остатков. Кок доложил, что вот уже несколько дней половина личного состава отказывается от пищи.

Утром за помощью к доктору обратился первый матрос - головные боли, рвота, набухшие дёсны, понос с кровью. Через несколько дней эпидемия охватила весь экипаж, для особо тяжёлых был выделен кормовой отсек.

Первое подозрение на пищевое отравление было отвергнуто, болезнь охватила весь личный состав, и степень тяжести с каждым днём усиливалась.

Сократили время несения вахты с 4 часов до часа, но и этот срок выдерживали не все. Теряли сознание, участились случаи каких-то галлюцинаций, видений, у некоторых началось выделение крови со слюной. Температура тела повышалась до 40 градусов.

Доклады в центральный невразумительны, а часто их совсем невозможно разобрать. В глазах паника и страх. Многие потеряли в весе до 20 килограмм.

Получив радио с координатами района несения боевой службы, решил доложить о происходящем на лодке. Доктор составил короткое резюме симптоматики, не делая никаких выводов, и в ближайший сеанс связи передали в Москву.

В таком положении мы заняли район, радио из Москвы за подписью Главкома не приказывало, просило - держаться. Хорошо сказать - держаться, если в отсеках всё заблёвано кровью, а тазики с поносом нет сил выносить. Но если нужно, значит, будем держаться, что ещё нам оставалось делать? Высоколобые медицинские светила на основе докторских докладов сделали заключение - лучевая болезнь.

Где-то утечка радиации. Обследовали все патрубки, шхеры,выгородки, клапана и соединения - нигде не сифонит. Радиационный контроль везде в норме.

Дошло до того, что несли вахту лёжа, да и то половинным составом. Если вдуматься, ракетная подводная лодка с 8 атомными боеголовками и галлюцинизирующий экипаж - мороз по коже.

В таком положении мы узнали, что 5 июня Израиль атаковал арабов. Нарезанный район патрулирования находится в Адриатике, 5-6 дней хода до огневой позиции для старта ракет. Полученная шифровка буквально повергла меня в шок: "Занять стартовую позицию для нанесения ракетного удара по Тель-Авиву. Доложить о готовности провести пуск 6 июня в 9.00".

Штурманские расчёты показали ,что скорость для занятия позиции в срок должна быть более 60 узлов. Немыслимо! И это при наших максимальных 25 узлах, да на этой скорости нас не только всё, что может слышать в Средиземном море, определит, а и половина Атлантики наблюдать будет. Какая тут к чёрту скрытность? Кто позволит нам всплыть и заняться подготовкой ракет для стрельбы по береговым целям? Кто даст нам время для предстартовой подготовки? Это же верное самоубийство! А, может быть, в этом самоубийстве и заключена наша главная цель, развязывающая руки для дальнейшего конфликта?

С этими паскудными мыслями командую механику: "Вывести реакторы на полную мощность, держать скорость 25 узлов".

Механик посмотрел на меня как на сумасшедшего: "Командир, мы на ходовых с трудом держали 20. А сейчас столько времени прошло, на вахте 30 процентов личного состава, да и те в лежачем положении".

"Мех, не трави душу, делай, что возможно".

Как только начали движение, посыпались доклады от акустиков: "Цель справа, шум винтов слева..." Прямо эскорт! Так мы 8 часов, изображая немыслимо шумящий подводный трактор, летели занять позицию. Правда, и наши сопровождающие, чтобы не отстать, турбинами выли на полную мощность.

Через восемь часов кто-то, видимо, понял всю глупость предыдущего распоряжения, и в очередном сеансе связи получили "добро" на малошумные скорости движения. Но, по-моему мнению, уже было поздно. Американцы поняли наш генеральный курс. Зная дальности стрельбы нашими крылатыми ракетами, определи наш район всплытия с погрешностью до мили. Они спокойно отпустили нас, оставив один корабль преследования, и устремились к Израилю.

По расчётам мы занимаем позицию 10 июня, о чём и донесли в Москву. Положение становилось всё критичнее, на лодке не было ни одного здорового, усилились кровотечения, те, кто мог нести вахту, лежали на боевых постах, иногда впадая в забытьё.

Война

3 июня 1967 года на совещании директора ЦРУ Р. Хелмса, Министра Обороны США Р. Макнамары и начальника "Моссад" Меира Амира были поставлены все точки и принято решение начать боевые действия. Руководству "Моссад" была передана последняя разведывательная информация кодов управления войсками Египта и Сирии, космические снимки дислокации войск и всех военных объектов.

Вечером кабинет министров Израиля утвердил принятое решение в США о начале войны.

Именно так, в такой последовательности и принималось решение. Никогда Израиль не смел и подумать о самостоятельности проводимой политики, а уж тем более столь судьбоносных решений.

5 июня премьер-министр СССР Алексей Косыгин связался по горячей телефонной линии с президентом США Джонсоном:

"Я приветствую ваш звонок и вашу информацию Дину Раску. Мы также чувствуем свою обязанность обеспечить быстрый конец военному конфликту, это обязанность всех больших государств".

В 14.00 началось экстренное заседание Политбюро. Министр обороны Гречко, Председатель КГБ Андропов и первый секретарь Московского горкома КПСС Егорычев в категоричной форме потребовали военного вмешательства в войну на Ближнем Востоке. Косыгин после разговоров с президентом и Госсекретарём США в такой же ультимативной форме требовал невмешательства.

Брежнев колебался. Он мучительно раздумывал, вспоминая войну. При всём своём убогом понимании военных доктрин, он нутром своим, звериной интуицией, позволившей ему не только занять кресло Генсека, но и усидеть в нём, что было ох как не просто, знал: в Средиземном у нас нет сил. Морду нам начистят быстро. Влезать в мировую войну из-за погонщиков верблюдов и еврейской ермолки - глупо, не тот случай. Нужно красиво избежать войны, ведь и евреи и арабы были бы несомненно этому рады. Так что не будем музыкантами на чужой свадьбе. Нет, не будем.

10 июня по требованию Совета Безопасности ООН закончена Шестидневная война, в ходе которой израильская армия захватила Синайский полуостров, сектор Газа, западные провинции Иордании и Голанские высоты. Потери арабов составили свыше 40 тыс. человек, 900 танков и 300 самолетов, Израиль потерял убитыми 3000 человек, 200 танков, 100 самолетов. Израильская армия, выиграв Шестидневную войну, "поставила Израиль на карту мира".

Подводные лодки "К-172" и "К-131" заняли стартовые позиции 10 июня и были готовы к ракетному старту. Дали бы американцы провести старт, лодкам для этого потребовалось бы всплытие и 25-30 минут предстартого цикла подготовки и пуска - большой вопрос.

Обе лодки благополучно вернулись в базу. После возвращения были выяснены причины странной болезни на"К-172" - ртутное отравление. Во время похода колба с 18 килограммами ртути в один из моментов погружения или всплытия разбилась и попала в вентиляционное устройство. Пары ртути вентилировались по всем помещениям. Два месяца экипаж, вдыхая пары, был готов выполнить приказ и нанести ядерный удар по Израилю. Два месяца галлюцинаций, кровавого поноса, кровотечений и только одно - держаться!

Контрразведка флота провела тщательнейшее расследование, но ничего не выявила.

Подводя итоги операции по недопущению применения ракет с подводных лодок, руководитель "Моссада" генерал-майор Меир Амир составил резюме выполненных действий, в котором особо подчеркнул: нейтрализация возможна только уничтожением.

Потом будет ещё война, такая же бесславная для России, но с маниакальным упрямством самоубийцы будут строиться ядерные центры в Ираке, а теперь и в Тегеране.

Заканчивая свою повесть, мне до сумасшествия не хотелось бы писать одной фразы: продолжение следует.

Михаил Богачев


Главное за неделю