Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

ИССЛЕДОВАНИЯ И ОТКРЫТИЯ ДРУГИХ ЭКСПЕДИЦИЙ

Другие русские кругосветные или полукругосветные плавания были предприняты большей частью Российско-Американской компанией для доставки на Дальний Восток и в Русскую Америку промышленных грузов и продовольственных товаров. Некоторые из экспедиций отправлялись Морским министерством для охраны русских территорий в тех районах. На обратном пути в Петербург корабли вывозили из этих стран различные виды ценной пушнины и моржевые клыки.

Отправляясь в плавание из Балтийского моря, каждая экспедиция независимо от ведомства, которое ее снаряжало, получала всегда подробные инструкции о проведении в плавании научных наблюдений и исследовании вновь открытых островов или земель. Все вопросы, связанные с организацией научных наблюдений в экспедициях, географическими открытиями, а также «Инструкции» тщательно готовились и обсуждались в Государственном Адмиралтейском департаменте, а с 1827 г. в Управлении Генералгидрографа. Руководство работами осуществлялось Г. А. Сарычевым, И. Ф. Крузенштерном и другими видными русскими учеными-мореплавателями. Они же и были авторами инструкций по научной части для многих экспедиций. Примером может служить «Инструкция», составленная Г. А. Сарычевым в 1821 г. для командира шлюпа «Аполлон» капитана I ранга И. С. Тулубьева, посланного в северную часть Тихого океана для охраны русских владений(1). Командиру предписывалось при стоянке в портах или море использовать некоторых офицеров для проведения астрономических и других наблюдений научного характера. В пункте восьмом «Инструкции» говорилось: «Когда же случится вам быть в местах, мало посещаемых мореплавателями, и которые не были еще утверждены астрономическими наблюдениями и гидрографически подробно не описаны; или случится открыть какую-нибудь землю или остров, не означенные на картах: то старайтесь, как можно вернее, описать оные, определяя главные пункты наблюдениями широты и долготы, и составьте карту с видами берегов и подробным примером, особливо тех мест, кои пристанищем служить могут»(2). При описи рекомендовалось руководствоваться правилами, изложенными в «Морской геодезии» Г. А. Сарычева.

Этой же «Инструкцией» руководствовались и другие экспедиции, направлявшиеся в северо-западную часть Северной Америки и на Дальний Восток. Коммерческие и военные экспедиции пополнили вклад русских моряков в географические открытия.

В конце 1813 г., еще в разгар военных действий русских войск против Наполеона, с грузами Российско-Американской компании отправилось в Русскую Америку судно «Суворов» под командованием М. П. Лазарева. Это было его первое кругосветное плавание, способствовавшее позже широким научным исследованиям в водах Южного полярного моря и вообще его деятельности в морском флоте. Экспедицией была открыта группа коралловых необитаемых островов в субтропическом районе Тихого океана, названных островами Суворова (196°31'30" в. д. и 13°12'30" ю. ш.)(3).

Открытые экспедицией М. И. Лазарева острова состояли из пяти небольших островков, соединенных между собой коралловыми банками почти наравне с водой. Участники экспедиции высаживались на островах и составили их карту. Позже, в северной части Тихого океана и на побережье северо-восточной Америки, были проведены наблюдения и опись некоторых участков побережья, участники экспедиции познакомились с туземными жителями.

Экспедиция дважды пыталась отыскать остров, который был отмечен в журнале Биллингса (198° или 199° з. д. и 53°15' с. ш.). Поиски были тщетны. Поэтому один из участников экспедиции на «Суворове» писал, что «можно с точностью заключить о несуществовании мнимого сего острова». По возвращении в Россию Лазарев зашел в Кальяо, где завязал с местными купцами торговлю и добился права торговать в Лиме наравне с испанскими подданными, чего никому из иностранцев в то время не удавалось в испанских колониях. Экспедицией были привезены из Перу впервые в Россию и Европу такие животные, как ламы, альпаку и вигонь, а также некоторые перуанские древности. Описание хода экспедиции, характера научных наблюдений на «Суворове» нашло отражение в корабельном журнале, а также в «Истинных записках моей жизни» С. Я. Унковского(4), друга и помощника М. П. Лазарева в плавании, и в «Журнале» штурмана А. Российского(5).

Через три года М. П. Лазарев совершил кругосветное плавание па шлюпе «Мирный», а в 1822—1825 гг.— на судне «Крейсер». В последнем плавании ему не удалось открыть каких-либо земель, хотя и предпринимались попытки отыскать некоторые острова, нанесенные ранее на географические карты. Лазарев проводил во время плавания систематические метеорологические наблюдения, которые были опубликованы лишь в 1882 г.(6) и являлись ценным материалом для анализа климатических явлений и обобщения накопившихся к тому времени данных. В этой экспедиции принимали участие ставшие позже выдающимися флотоводцами мичманы П. С. Нахимов и Е. В. Путятин.

В 1819 — 1821 гг. совершил кругосветное плавание корабль Российско-Американской компании «Бородино» под командованием 3. И. Понафидина. Экспедиция открыла в 1820 г. к востоку от островов цепи Рюкю два небольших острова, названные островами Бородино и Понафидина.

В 1823 г. командир судна «Аполлон» С. П. Хрущев при крейсеровании вдоль западного побережья Северной Америки провел опись южной части пролива Чатам, пролива Фредерик, залива Кордова, пролива Кларенс (отделяет остров Бобровый от материка), западные берега островов Королевы Шарлотты и острова Аристасабль. Во время плавания Ф. П. Врангеля на военном транспорте «Кроткий» (1825—1827) проводилось систематическое наблюдение за температурой поверхностных вод океана два раза в сутки. Эти наблюдения представляли большой интерес для океанографической науки. Позже на этом судне было предпринято кругосветное плавание под командованием Л. В. Гагемейстера.

В мае 1828 г. он прошел к архипелагу Фиджи и описал некоторые из островов; в архипелаге Маршалловых островов были открыты новые острова, названные им островами Меншикова. При возвращении из Русской Америки обратно в Россию совместно с доктором Эрманом проводились геомагнитные наблюдения (по меридиану Сан-Франциско). Выяснилось, что между 123°13' и 148° з. д. магнитный экватор не пересекает земного, а проходит на 1°48' — 1°52' южнее. Гагемейстер проводил измерения температуры воды на поверхности океана, причем увеличил количество наблюдений до шести раз в сутки(7).

В 1848—1849 гг. было совершено плавание на транспорте «Байкал» под командованием Г. И. Невельского. Оно положило начало его широкой исследовательской деятельности на Дальнем Востоке: в устье р. Амура и на Сахалине. Исследования Невельского решили важные географические задачи. Он установил, что Сахалин — остров и что устье Амура доступно с океана для морских судов. Эти географические открытия покончили с многолетними спорами о географическом положении Сахалина и открыли пути для более интенсивного освоения Дальнего Востока(8).

На рубеже середины XIX столетия было совершено еще несколько кругосветных мореплавании из Кронштадта на Камчатку и в Русскую Америку. В 1852—1855 гг. из Кронштадта на Дальний Восток ходили транспорт «Двина» (командир П. Н. Бессарабский), фрегат «Паллада» (командир И. С. Унковский), фрегат «Аврора» (командир И. Н. Изыльметьев), фрегат «Диана» (командир С. С. Лесовский) и др. Все они выполняли специальные задания правительства и не вели научно-исследовательских работ. Однако инициатива и любовь к науке, лучшие традиции русских моряков приносили свои плоды для географической науки. Транспортом «Двина» была открыта группа островов, названная в честь великого князя Константина (атолл Лаэ) в архипелаге Маршалловых островов. «Это открытие,— писал Н. Н. Зубов,— было последним из сделанных русскими парусными судами в тропической части Тихого океана»(9). Фрегат «Паллада», плававший с дипломатическим посольством адмирала Е. В. Путятина в Японию, провел описание одной из групп островов Бонин и большие работы по описи побережья Японского моря.

Весьма ценными были метеорологические наблюдения, проводившиеся через каждый час на фрегате «Аврора». Только военные действия в Петропавловске на Камчатке против англо-французской эскадры прервали систематические наблюдения. После того, как операция закончилась, наблюдения над погодой продолжались. Большое научное значение имело описание Путятиным сейсмических волн в океане (цунами), наблюдаемых русскими моряками в порте Симода (Япония). Подземные толчки вызвали громадное наводнение. Город был затоплен и смыт в течение нескольких минут. Тогда же затонул в заливе фрегат «Диана». «Прилив и отлив,— писал Путятин,— сменялись с такою быстротою, что в продолжение полуминуты глубина изменялась более чем на сажень; лотовые едва успевали выкликать число футов, и наибольшая разность в уровнях малой и высокой воды доходила до 5 1/2 саженей»(10).

Война России против англо-французского блока в 1853— 1856 гг. велась и на Дальнем Востоке. Русский флот, обладавший меньшим количеством боевых судов, вынужден был обороняться. Научные исследования в это время совершенно прекратились, но результаты более ранних исследований были использованы для спасения кораблей Тихоокеанского флота: зная фарватер Амура, они ушли в его устье.

После продажи Россией в 1867 г. Аляски и Алеутских островов Соединенным Штатам Америки морские кругосветные плавания потеряли свое значение. Сообщение с Дальним Востоком стало проходить по внутренним путям — через Сибирь.

(1) Записка о занятиях Государственного Адмиралтейств-Департамента по ученой части.— Зап. Адмирал. Департамента, 1823, ч. 5; И. С. Тулубьев (Тулубеев) умер в пути, в Индийском океане, командование шлюпом осуществлял С. П. Хрущев. (2) Там же, стр. XXXII—XXXIII.

(3) Географические коордппаты определены участниками экспедиции. В настоящее время острова носят название — атолл Суворова.

(4) Записки С. Я. Унковского хранятся в Центр. Госуд. Архиве ВоенноМорского флота (ф. 1152, д. 2). Часть рукописи опубликована в кн.: М. П. Лазарев . Документы..., т. I, стр. И—60.

(5) Журнал штурмана Алексея Российского...— Соревнователь просвещения и благотворения, 1820, № 11, стр. 125—146; № 12, стр. 246—256.

(6) Метеорологические наблюдения, производившиеся во время кругосветпого плавания фрегата «Крейсер» под командой капитана II ранга Лазарева 1-го в 1822, 1823, 1824 и 1825 годах. СПб., 1882.

(7) С. О. Макаров . О трудах русских моряков по исследованию вод Северного Тихого океана.— Морской сборник, 1892, № 5, стр. 19.

(8) О деятельности Г. И. Невельского на Дальнем Востоке см. в кн.: Г И. Невельской . Подвиги русских морских офицеров на крайнем востоке России (1848-1855). СПб., 1872.

(9) Н. Н. Зубов . Отечественные мореплаватели-исследователи морей и океанов. М., 1954, стр. 209.

(10) Обзор заграничных плаваний судов русского военного флота с 1850 по 1868 г., т. II, 1871, стр. 13.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю