Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

ПЛАВАНИЯ И ИЗУЧЕНИЕ ОТКРЫТЫХ ЧАСТЕЙ ОКЕАНОВ РУССКИМИ МОРЯКАМИ И УЧЕНЫМИ

Важнейшим фактом в истории русского мореплавания второй половины XIX в. является переход к массовому применению паровых судов. В 1857 г. впервые из Кронштадта на Дальний Восток отправилась эскадра русских паровых кораблей — корветы «Воевода», «Боярин», «Новик» и клиперы «Пластун», «Джигит» и «Стрелок». Примерно через год на соединение с этой эскадрой пошел паровой корвет «Рында». С тех пор дальние плавания русских паровых судов стали обычным явлением.

Регулярные гидрометеорологические наблюдения, ранее проводившиеся во время русских кругосветных плаваний парусных судов, продолжали осуществляться также и во время плаваний паровых судов. Часть из этих наблюдений, проводившихся на корвете «Варяг» в 1864—1867 гг., шхуне «Восток» и клипере «Всадник» в 1874—1877 гг., фрегате «Князь Пожарский» в 1878—1882 гг., клипере «Опричник» в 1883—1886 гг., транспортах «Шилка», «Колыма», «Охотск», на шхунах «Надежда», «Нептун» в 1907 — 1908 гг., послужила материалом для ряда научных обобщений. В 1883 г. в Брюсселе состоялась первая международная морская конференция, внесшая ряд регламентации в производство морских гидрометеорологических наблюдений в целях повышения их научной ценности и облегчения последующей обработки. Представителем России на этой конференции был капитан-лейтенант А. С. Горковенко, впоследствии вице-директор Гидрографического департамента. Решения конференции строго выполнялись на русском флоте и, как отмечал С. О. Макаров(1), на русских судах было особенно много хороших журналов с записями наблюдений по форме, установленной на Брюссельской конференции.

Ко второй половине XIX в. относится расцвет научной деятельности выдающихся русских ученых-исследователей океанов и морей — Н. Н. Миклухо-Маклая и С. О. Макарова. Выполненные ими исследования открытых частей океанов немало способствовали становлению и развитию новой науки океанографии.

Неутомимый географ-путешественник, Н. Н. Миклухо-Маклай (1846—1888) во время своих многочисленных плаваний много внимания уделял океанографическим наблюдениям(2). Еще в 1869 г., во время зоологических исследований в Красном море, Миклухо-Маклай подметил ряд характерных особенностей в гидрологии этого моря. Например, температура воды Красного моряка- мая высокая из всех морей, считалась, по английским источникам, равной 27°С. Миклухо-Маклай показал, что эта величина сильно занижена и что в марте и апреле в начале жаркого времени года в одном из районов моря (между Суакпном и Массауа) она не опускается ниже 29,7°С и поднимается до +31,1°С(3). В ходе изучения Красного моря Н. Н. Миклухо-Маклай показал замечательный пример комплексного рассмотрения физико-географических условий. Так, говоря об открытом им резком различии фауны африканского и азиатского побережий Красного моря, Миклухо-Маклай писал: «Это различие в географическом распределении зависит, очевидно, от многих причин; в качестве одной из них можно рассматривать течения, вызываемые господствующими ветрами. Эти ветры вызывают течения то в одном, то в другом продольном направлении, что существенно мешает обоим берегам обмениваться фауной»(4).

В 70-х годах во время плаваний с целью изучения населения и природы островов Тихого океана Н. Н. Миклухо-Маклай выполнил важные работы в открытой части океанов.

В конце 1870 — начале 1871 г., направляясь на Новую Гвинею, Н. Н. Миклухо-Маклай на винтовом корвете «Витязь» (под командой П. Н. Назимова) пересекал Атлантический и Тихий океаны. Это плавание было использовано Миклухо-Маклаем для изучения температурного режима посещенных им океанических районов. Заинтересовавшись особенностями горизонтального распределения температуры воды, Н. Н. Миклухо-Маклай решил проверить, насколько широко распространено в Тихом океане отмеченное А. Гумбольдтом при подходе к берегам Чили понижение температуры воды. Для этого Н. Н. Миклухо-Маклай при каждом приближении судна к берегу последовательно, через каждые несколько миль хода, измерял температуру поверхностного слоя воды. Накопленные данные позволили ему установить, что описанное Гумбольдтом понижение температуры воды имеет место лишь вблизи Перуанско-Чилийского побережья Южной Америки(5) и не наблюдается вблизи посещенных им Тихоокеанских островов.

Во время плавания на «Витязе» Н. Н. Миклухо-Маклай произвел ряд наблюдений над температурой воды на океанских глубинах. Эти наблюдения принесли весьма интересные результаты. Так, например, в феврале 1871 г. во время вынужденной остановки корвета в Атлантике в точке с координатами 3° с. ш. и 24° з. д. Миклухо-Маклай наблюдал глубинную температуру воды, вытравив для этого на всю длину имеющийся в его распоряжении лотлинь (1000 сажень, т. е. 1829 .и). Оказалось, что на глубине 1829м температура воды была понижена до 3,5°, в то время как на поверхности она равнялась 27,6°. В дальнейшем такие же наблюдения были выполнены Миклухо-Маклаем и в Тихом океане.

Находясь на Новой Гвинее, Миклухо-Маклай не упускал случая производить тщательные прибрежные океанографические наблюдения — измерял высоту прилива, изучал распределение температуры воды и др.

Имя выдающегося русского флотоводца и ученого Степана Осиповича Макарова (1849—1904) прочно вошло в науку о море не только в связи с его классическими исследованиями в проливах(6), но также и благодаря его работам в открытых частях океанов. Не затрагивая вопрос о вкладе С. О. Макарова в гидрологию Северного Ледовитого океана во время его плаваний на ледоколе «Ермак», остановимся лишь на океанографических работах, выполненных во время плавания на «Витязе» в 1886—1889 гг.

В августе 1886 г. парусно-паровой корвет «Витязь»(7) под командованием С. О. Макарова вышел из Кронштадта на Дальний Восток. Пройдя Магеллановым проливом в Тихий океан, корвет посетил Маркизские и Гавайские острова и весной 1887 г. прибыл в Иокогаму, вступив в состав находящейся там русской тихоокеанской эскадры. Осенью 1887 г. «Витязь» вышел в отдельное плавание в Тихом океане. Плавание, продолжавшееся полгода, сопровождалось посещением и описанием многих островов и портов.

Затем «Витязь» проводил гидрографические работы в дальневосточных морях и, наконец, в конце 1888 г. вышел в обратный путь в Кронштадт (через Индийский океан, Красное и Средиземное моря), куда и прибыл в мае 1889 г. Во время этого почти трехлетнего похода С. О. Макаров и добровольно помогавшие ему офицеры корвета старались использовать каждую представлявшуюся им возможность для производства попутных гидрологических наблюдений. Руководящей идеей этих наблюдений было известное С. О. Макарову еще по опыту его работы в проливе Босфор положение о том, что с помощью систематических определений температуры и удельного веса морской воды на различных глубинах можно составить представление о плотностной циркуляции вод океанов. Правильность этого положения была подтверждена результатами работ С. О. Макарова на «Витязе». Выполнив 262 гидрологические станции и собрав в 4 раза больше материалов по температуре и удельному весу морской воды, чем все вместе взятые предшествовавшие экспедиции, плававшие в тех же водах, С. О. Макаров произвел вслед за этим тщательнейшую обработку и анализ собранных материалов.

Венцом всей этой работы явился монументальный научный труд С. О. Макарова «,,Витязь" и Тихий океан», изданный в 1894 г. одновременно на русском и французском языках.

Новизна и оригинальность труда «„Витязь" и Тихий океан» определяются самим подходом С. О. Макарова к использованию имевшихся в его распоряжении исходных материалов наблюдений. «Обработка температур,— писал С. О. Макаров в другой работе, касаясь создания книги «„Витязь" и Тихий океан»,— состояла в том, что весь океан и прилегающие к нему моря я разделил на квадраты длиною и шириною 1°... Всего в Северном Тихом океане около 8 тысяч таких квадратов, причем имеемые в моем распоряжении температуры располагаются по этим квадратам весьма неравномерно. Есть целые группы квадратов, в которых не было ни одного корабля, и напротив, есть такие квадраты, где на каждый месяц приходится по 20 и более кораблей. Вопрос о том, как вносить температуры в квадраты, рассматривался мною совместно с помощником начальника Главной физической обсерватории Михаилом Александровичем Рыкачевым, причем мы решили не писать температур подлинных, а только maximum, minimum и средние, обозначая также число наблюдений»(8).

Значение карт пространственного распределения температуры воды в океане, приводимых С. О. Макаровым, весьма велико. Вместе с данными о распределении удельного веса воды они дают представление о поле плотностных течений в океанах. Значение распределения температур воды позволяет обнаружить и изучить места подъема к поверхности глубинных холодных вод. имеющих большое значение в формировании погоды над океанами (поскольку над этими местами бывает повышенная повторяемость туманов) и не менее важных в жизни океана (вместе с глубинными водами к поверхности поднимаются питательные вещества). Таким образом, анализируя пространственное распределение температуры воды в океанах, С. О. Макаров охватил целый комплекс важнейших в теоретическом и практическом отношении задач океанографии.


С. О. Макаров

В книге «„Витязь" и Тихий океан» особое внимание привлекает следующее: предположение о происхождении глубинных вод Северного Тихого океана, лежащих от глубины 2000 м и ниже. Макаров считал, что эти воды, отличающиеся однородностью, имеют антарктическое происхождение. Тем самым он развил концепцию о вертикальной циркуляции вод океанов, ранее высказанную Э. X. Ленцем (а до него еще М. В. Ломоносовым), и предвосхитил выводы современной науки;

оригинальная общая схема течений открытой части Северного Тихого океана в виде антициклонического круговорота, что также подтверждается современной наукой;

утверждение о первенствующей роли отклоняющегося действия вращения Земли в динамике океанических и морских потоков; замечательно верная и предугаданная на много десятилетий вперед программа наблюдений экваториального противотечения: «от 10° южной широты до 10° северной широты,— писал Макаров,— следует пройти с самыми подробными батометрическими и флюктометрическими наблюдениями и ставить станции на каждых 20, 30 милях, тогда картина происходящих тут сложных течений обрисуется гораздо лучше»(9). Намеченные С. О. Макаровым работы по экспериментальному исследованию экваториального противотечения признаются исключительно важными и в наши дни; многочисленные описания особенностей гидрологических условий отдельных районов северной части Тихого океана, главным образом прилегающих к берегам и проливам.

Весьма замечательна методическая сторона работы С. О. Макарова в процессе создания книги «„Витязь" и Тихий океан» (рис. 1). Нетрудно показать, что ряд методических вопросов океанографических работ ставился и разрешался С. О. Макаровым с такой предусмотрительностью и тщательностью, что аналогичная часть работы специальной английской экспедиции на «Челленджере», обладавшей несравненно большими техническими возможностями, оказывается далеко позади того, что сделал С. О. Макаров. Например, в отличие от экспедиции на «Витязе» в экспедиции на «Челленджере» не был достаточно надежно обеспечен забор воды именно с той глубины, на которую опускались батометры (имело место проникновение воды в батометры уже после того, как они закрывались и шли вверх), а также не была обеспечена надежность поверок ареометра — на «Челленджере» ареометр проверялся только один раз.

Русская научная общественность по достоинству высоко оценила замечательный труд С. О. Макарова «„Витязь" и Тихий океан». Академия наук присудила ему денежную премию, а Географическое общество — Константиновскую медаль. За рубежом океанографические работы С. О. Макарова на «Витязе» также были признаны классическими и название «Витязь» было высечено на фронтоне Океанографического музея в Монако в числе названий 10 судов, на которых были выполнены наиболее выдающиеся исследования.

В 1914 г. Ю.Г. Шокальский писал: «Ценность собственных наблюдений, собранных в труде «„Витязь" и Тихий океан» уже сама по себе велика, а присоединение к ним обширной обработки всей суммы данных, имеющихся для этой части океана, сделали труд Степана Осиповича замечательной работой, которая за истекшие с тех пор 20 лет еще ничем новым не замещена»(10).


Рис. 1. Титульный лист труда С. О. Макарова «„Витязь" и Тихий океан»

И в наше время, несмотря на значительное развитие океанографических исследований, в том числе тех открытых частей Мирового океана, где работал С. О. Макаров, его выводы по гидрологическому режиму и его методика морских и камеральных исследований неизменно вызывают самый непосредственный интерес.

«Всякий моряк и исследователь моря,— писал выдающийся советский океанолог Н. Н. Зубов,— должен знать стихию, влияние которой он постоянно испытывает, а книги Макарова как раз и облегчают понимание Мирового океана... Они всегда будут настольными книгами моряков и исследователей морей»(11).

(1) С.О. Макаров . О трудах русских моряков по исследованию вод Северного и Тихого океана.— Морской сборник, 1892, № 5, стр. 22.

(2) О. И. Мамаев . Н. Н. Миклухо-Маклай как океанограф.—Изв. Всес. геогр. об-ва, 1957, т. 89, вып. 3, стр. 255—259.

(3) Известия Русского геогр. общества, 1869, т. 5, № 6, стр. 281. Впоследствии еще более высокая температура морской воды +35,6° С была обнаружена в Персидском заливе. Эта величина и считается в настоящее время максимальной температурой вод Мирового океана.

(4) Н. Н. Миклухо-Маклай . Собрание сочинений, т. 3, ч. 2. М.— Л., 1952, стр. 218.

(5) Оно объясняется, как впоследствии было выяснено, холодным Перуанским течением (течение Гумбольдта).

(6) Н. Н. Зубов . Отечественные мореплаватели — исследователи морей и океанов. М., 1954.

(7) Не тот корабль, на котором плавал Н. Н. Миклухо-Маклай, а другой, с тем же названием.

(8) С. О. Макаров . О трудах русских моряков по исследованию вод Северного Тихого океана.— Морской сборник, 1892, № 5, стр. 35.

(9) С. О. Макаров . «Витязь» и Тихий океан. СПб., 1894, стр. 156.

(10) Ю. М. Шокальский . Памяти С. О. Макарова.— Записки по гидрографии, 1914, т. 38, вып. 2, стр. III.

(11) Н. Н. Зубов . Отечественные мореплаватели — исследователи морей и океанов, 1954, стр. 305.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю