Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

ПОДГОТОВКА И ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПЕРВОГО КРУГОСВЕТНОГО ПЛАВАНИЯ НА КОРАБЛЯХ «НАДЕЖДА» И «НЕВА». НАУЧНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКСПЕДИЦИИ. Часть 1

Позиции России на мировой арене после войны с Турцией и Швецией укрепились. Развитию морского флота и подготовке искусных моряков придавалось еще большее значение. Поощрялись плавания русских моряков (с целью практики) па судах иностранных флотов. Так, в 1793 г. из России были откомандированы в Англию шестнадцать офицеров на несколько лет для ознакомления с опытом и практикой английского флота. В числе посланных были И. Ф. Крузенштерн и Ю. Ф. Лисянский. В течение нескольких лет они плавали на различных типах судов и посетили за это время восточные берега Северной Америки, Бермудские и Малые Антильские острова. Эти и последующие плавания русских моряков служили хорошей подготовкой для будущих кругосветных экспедиций.

В 1797 г. Крузенштерн вместе с морскими офицерами Лисянским и Боскаковым отправился из Портсмута к мысу Доброй Надежды. Отсюда уже на другом корабле он достиг Индии, а в следующем году отплыл в Китай и прибыл в Кантон. В течение года Крузенштерн изучал торговлю Китая с иностранными государствами и окончательно убедился в реальности и необходимости торговли России с Индией и Китаем по морю, а для успешного ее развития необходимо создание русского флота и организация мореплавания в русских территориальных водах Дальнего Востока и в бассейне Тихого океана. Особенно выгодным делом в торговле с Китаем Крузенштерн считал продажу пушнины без посредничества иностранцев. Но возвращении в Россию в 1799 г. Крузенштерн представил проект кругосветного плавания вице-президенту Адмиралтейств-коллегий Кушелеву. Крузенштерн пытался заинтересовать своим проектом представителей торговых кругов. Обосновывая необходимость подобного предприятия, он ставил перед экспедицией две основные цели: 1) положить начало систематическому морскому торговому сообщению между Европейской Россией и ее окраинами на востоке Азии и северо-западе Северной Америки и 2) возвысить русский флот до уровня флотов передовых стран совершенствованием в плавании навыков и опыта русских моряков.

Кроме того, перед экспедицией были поставлены следующие задачи: лишить иностранных промышленников выгодных торговых операций по промыслу и почти монопольной торговле пушниной с Китаем через Кантон, утвердить права на владение землями, открытыми русскими в Тихом океане и Северной Америке, организовать поселения в Северной Америке и наладить там строительство судов. Регулярное плавание на Дальний Восток и Северную Америку из Кронштадта заложило бы основу торговли с Индией и другими странами Южной Азии. «Через сие,— писал Крузенштерн,— можно бы было достигнуть до того, чтобы мы не имели более надобности платить англичанам, датчанам и шведам великие суммы за Ост-Индские и Китайские товары. При таковых мерах скоро бы пришли Россияне в состояние снабжать сими товарами и немецкую землю дешевле, нежели англичане, датчане и шведы»(1).

В начале 1802 г. Крузенштерн вновь ставит вопрос о кругосветном плавании перед морским министром адмиралом Н. С. Мордвиновым. В морском министерстве, а затем и в Правлении Российско-Американской компании проект получил поддержку.

В данном случае интересы передовых русских людей совпадали с государственными, и вопрос об организации экспедиции стал лишь вопросом времени. Снаряжение экспедиции приняла на себя Российско-Американская компания. Она предполагала отправить на Дальний Восток лишь одно судно и даже пригласила к командованию англичанина Макмейстера. Позже по совету Мордвинова было решено отправить в кругосветное плавание два судна. Командование и руководство экспедицией Мордвинов рекомендовал передать И. Ф. Крузенштерну.

7 августа 1802 г. был обнародован правительственный указ о снаряжении первой русской кругосветной экспедиции под руководством И. Ф. Крузенштерна. Корабли, приобретенные в Англии, были названы «Надеждой» и «Невой». Первым командовал И. Ф. Крузенштерн, вторым — Ю. Ф. Лисянский. Команды были укомплектованы русскими военными моряками. «Мне советовали принять несколько и иностранных матросов,— писал Крузенштерн,— но я, зная преимущественные свойства Российских, коих даже и английским предпочитаю, совету сему последовать не согласился»(2). Крузенштерн не только видел преимущество русских матросов, но и, подобно Н. Ф. Головину, думал о росте мастерства русских моряков, о возвышении русского флота до уровня передовых флотов мира.


И. Ф. Крузенштерн

Состав команды и офицеры кораблей были подобраны командирами кораблей из лучших добровольцев военно-морского флота. Среди офицеров в первом кругосветном плавании приняли участие прославленные впоследствии путешественники-мореплаватели Ф. Беллинсгаузен и О. Коцебу.

Экспедиция И. Крузенштерна — Ю. Лисянского так же, как и неудавшаяся экспедиция Муловского, готовилась с большой тщательностью, так как от ее подготовки (состава команды, запаса продовольствия и пр.) зависел благополучный исход плавания и даже жизнь участников экспедиции.

Незадолго до отправления экспедиции русское правительство решило отправить с ней Н. П. Резанова, которому поручалось попытаться наладить торговые отношения с Японией. Правительство разрешило плавание кораблей под военным флагом и брало на себя расходы по снаряжению и плаванию одного судна. Научные исследования должны были вестись попутно, но плавание в неизвестных водах Мирового океана представляло неограниченные возможности для наблюдений и географических открытий.

В экспедицию были включены ученые — астроном И. К. Горнер, естествоиспытатели В. Г. Тилезиус фон Тиленау и Г. И. Лангсдорф. По совету Г. А. Сарычева и В. Я. Чичагова, экспедиция была снабжена самыми совершенными астрономическими, физическими и навигационными приборами (хронометры, барометры, секстаны, термометры для измерения температуры морской воды на глубинах, телескопы и др.). Командиры и офицеры кораблей располагали большим количеством карт и различной научной литературой по мореплаванию и описанию путешествий предшествующих экспедиций.

Разработку методических программ для ведения научных наблюдений в кругосветном плавании осуществляла Петербургская Академия наук. К составлению инструкций были привлечены выдающиеся русские ученые: академики В. М. Севергин, А. Ф. Севастьянов и проф. Т. А. Смеловский. Наиболее интересной была инструкция, составленная В. М. Севергиным(3), так как в ней предусматривались почти все основные наблюдения по геологии и физической географии.

Достаточно рассмотреть несколько разделов этой «Инструкции» для того, чтобы убедиться в ее большой научной ценности. В разделе первом («Исторические сведения») Севергин учил подходить к исследованию природных явлений исторически, вскрывая их историческую изменчивость. Второй и третий разделы — «Наблюдения на морях», «Наблюдения при берегах морей» — предусматривали изучение многочисленных явлений, происходящих в океане и на побережье морей:

«1. Виды их (морей.— В. Е.), пространство и положение, купно с большими их проливами и заливами. 2. Приливы и отливы даже вне Океана, в проливах и заливах. Период их границы.

3. Глубина вод и приметнейшие отмели; положение и пространства сих последних. 4. Струи вод на поверхности или в различных глубинах; направление их, скорость и границы. Отношение их к рекам, ветрам, виду берегов; вещества, кои они с собою уносят, и места, где их осаждают. 5. Горы и долины подводные, отношение их к островам, горам и долинам, на поверхности земли находящимся. 6. Качества ила, песку и других земляных и каменных пород, на дне морском находящихся. 7. Составляющие части вод различных морей, по крайней мере степень их солености в различных глубинах и при различных климатах. 8. Степень теплоты в различных глубинах и при различных климатах»(4).

При наблюдении морского побережья обращалось внимание на характер берегов, изменение их очертания и причины изменений (от перемены в самом море или от возвышения или понижения берегов), характер и происхождение отложений (местные породы или принесены извне).

В «Инструкции» предусматривалось и исследование различных форм рельефа (равнин, долин рек, горных стран), внутренних вод (рек и озер).

Так, при характеристике равнинных территорий отмечались границы, отношение их к другим формам рельефа, почвы и их мощность, воды и их свойства; при изучении гор — характер и их географическое положение, оледенения и снеговая линия («наблюдать степень приращения или убавления льдин на горах, ими покрытых»), распространение растительности (на какой высоте перестают расти деревья и кустарники), пещеры и их характеристика и т. д. О Наблюдении на озерах, например, указывалось: «Измерить их глубину и определить различие степени теплоты в глубине и ближе к поверхности в разные времена года; также следы большого или меньшего пространства и высоты их в отдаленнейших временах в сравнении с нынешними».

Большое внимание в инструкции уделялось геологическим и минералогическим наблюдениям: о составе и простирании геологических слоев, их происхождении, характеристике руд, минеральных остатках и окаменелостях, вулканических явлениях и др. Неизвестные минералы предлагалось доставить в Академию наук и определить их химический состав.

В ряде частных примечаний дано указание, на что следует обратить особое внимание в том или другом районе. Например, на Камчатке и Курильских островах — на «огнедышащие горы и их произведения», в Северной Америке — на кости больших животных, каменный уголь, железные руды и пр.; в Японии — на фарфоровую землю, производство звучной меди («Там-Там») и т. д. Наряду с всесторонним описанием природы изучаемой страны рекомендовалось выяснить причины исследуемых явлений, например причины чрезвычайных разливов рек (раздел IV, § 4, стр. 186), происхождение впадин и долин (раздел IX, § 6, стр. 191), происхождение валунов и др.

Инструкции, составленные А. Ф. Севастьяновым и Т. А. Смеловским, были предназначены для зоологов и ботаников. Следует сказать, что методика исследования, предложенная для изучения животных и растений, обилие и характер вопросов имели по тому времени большое значение для развития естествознания и конкретного изучения животного и растительного мира.

Итак, 26 июля(5) 1803 г. корабли «Надежда» и «Нева» снялись с якоря и вышли из Кронштадта в открытое море. Экспедиция И. Крузенштерна — Ю. Лисянского направилась на Дальний Восток и в северо-западную Америку западным маршрутом, т. е. по Атлантическому океану вокруг мыса Гори и по Тихому океану. В течение всего плавания жизнь на кораблях была подчинена строгому распорядку: правильно были распределены вахты, достаточно оставалось времени для самостоятельных занятий и отдыха. Офицеры изучали научную литературу (о морских плаваниях, по геодезии, ботанике и др.) и карты, вели дневники плавания. Ученые-естествоиспытатели (Горнер, Тилезиус и Лангсдорф) вели научные наблюдения: астрономические, метеорологические, геомагнитные и др. С первых же дней следили за состоянием погоды, определяли географические координаты корабля, склонение магнитной стрелки. В Атлантическом океане Горнер и Лангсдорф ходили на гребных судах для измерения температуры морской воды на глубине. Температура воздуха равнялась + 18°, на поверхности воды + 19 1/4°, а па глубине 95 саженей + 19°. На этой глубине брали пробы воды, которая исследовалась под микроскопом.

Русских моряков и ученых заинтересовали явления свечений моря. Крузенштерн одним из первых совершенно справедливо отмечал, что «морская вода светится не от движения и течения частиц оной, но что действительною виною того суть органические вещества»(6). Было замечено также, что морская вода не всегда светится равномерно. Крузенштерн обращал внимание на связь этого явления с внешними условиями — электрическими или магнитными возмущениями. Лангсдорф наблюдал мельчайшие существа в микроскоп и зарисовал некоторые из них.

Большое значение для парусного мореплавания имели наблюдения над течениями в океане и направлением преобладающих ветров над ним. Наблюдения и сравнение полученных данных с уже имевшимися к тому времени позволили высказать весьма ценные для мореплавания рекомендации или сделать новые открытия. Крузенштерн, например, на основе опыта мореплавателей и своих собственных наблюдений в районе островов Зеленого мыса рекомендовал в целях безопасности мореплавания проходить западнее этих островов. Он писал: «И так всем, предприемлющим плавание к экватору, советовал бы я держаться от Канарских о-вов такого курса, чтобы могли они перейти параллель 17°, или широту о-ва Св. Антония в долготе 26 1/2°. даже до 27°, после же держать курс прямо к экватору»(7). Наблюдения Ю. Ф. Лисянского в тропиках доказали наличие экваториального противотечения в Атлантическом океане, идущего вдоль экватора с запада на восток. Впоследствии русские мореплаватели убедились, что экваториальное противотечение существует также в Тихом и Индийском океанах.

26 ноября 1803 г. русские корабли «Надежда» и «Нева» пересекли экватор (рис. 1).


Рис. 1. Маршрут кругосветного плавания И. Ф. Крузенштерна и 10. Ф. Лисянского на кораблях «Надежда» и «Нева» (1803-1800 гг.)

Плавание по Атлантическому океану и изучение природы тропических стран, в которых останавливались корабли — на островах Тенериф (Канарские острова) и Св. Екатерины (у побережья Бразилии), обогащали знаниями русских людей. Они наблюдали постепенную смену климатических условий и связанные с ними изменения растительного и животного мира. Для натуралиста, как отмечали участники экспедиции, эти страны представляли широкое поле деятельности благодаря разнообразию и богатству природы.

«Здешняя страна,— писал Крузенштерн,— изобилует многими породами прекраснейших деревьев. Я собрал оных более 80-ти образцов разных пород, которые по красивому своему цвету и крепости могли бы составлять важнейший торг с иностранными землями; но сне вовсе запрещено правительством»(8). Путешественники отмечали чрезвычайное разнообразие животного мира на острове Св. Екатерины.

Русских удивляло великолепие тропической природы и разнообразие культурных растений, таких, как кофе, сахарный тростник, бананы и многие другие, большие контрасты между богатством естественной природы и состоянием хозяйства.

Русские впервые встретились с народами этих районов, их общественными отношениями, бытом и культурой. Теперь в России могли узнать о испанских и португальских колониях не из чужих источников, а из достоверных наблюдений своих соотечественников. Первые письма из Бразилии раскрывали широту взглядов и глубокую гуманность русских людей. Б них высказывался протест против рабства и работорговли, беспечности и лености колонизаторов-португальцев, которые жестоко эксплуатировали туземное население и негров, вывезенных из Африки. «Жители вообще приветливы,— писал участник плавания М. Ратманов,— большая часть их состоит из африканских негров или невольников. Я видел, как выгоняют сих бедных людей на площадь для продажи, нагих, и с лоскутом синего сукна, привязанного на спине. Они только здесь и работают; а португальцы ленивы и беспечны»(9).

Экспедицией И. Крузенштерна - Ю. Лисянского было дано описание острова Св. Екатерины, исправлена карта острова и побережья материка, лежащего к северу от него.

Русским морякам приходилось часто уточнять географические координаты известных островов, а иногда и предпринимать поиски гипотетических земель. Так было с поисками острова Ассенцао в Атлантическом океане и легендарных островов восточнее Японии в Тихом океане. Вообще же в плавании Крузенштерна и Лисянского, да и во всех последующих кругосветных экспедициях русских, было принято за правило проходить там, где еще не были другие мореплаватели.

Остров Ассенцао, замеченный будто бы португальцем Мартином-Вазой на 20°38' ю. ш. и 35°40' з. д., в течение 300 лет привлекал внимание мореплавателей. Его искал и Лаперуз в 1785 г. Крузенштерн решил идти несколькими градусами западнее пути Лаиеруза. В результате исследования он утверждал, «что остров Ассенцао мг»жду широтами 21°10' и 20°30' до 37°00' з. д. от Гринвича вовсе не существует».

В проливе между Фолклендскими островами и побережьем Патагонии определяли температуру морской воды — на поверхности воды она равнялась + 10°, на глубине 55 саженей + 8,5°. Температура воздуха была несколько выше и равнялась + 12°. Чувствовалось резкое похолодание, в океане все чаще встречались киты и альбатросы, обитатели полярных холодных широт. Обогнув мыс Горн, корабли продолжали плавание в Тихом океане.

Ю. Ф. Лисянский направился к острову Пасхи, месту условленной встречи, где в течение трех дней составил карту и описание острова. Корабли встретились позже у Маркизских островов, где мореплаватели установили местные названия отдельных островов, сделали определения географических координат. Это позволило уточнить положение этих островов и создать более точную новую карту. Особенно подробно был изучен в географическом отношении остров Нукагива. Были подробно описаны геологическое строение, орография и гидрография, растительный и животный мир острова, а также его население. Были сняты планы бухт, и том числе вновь открытой, названной гаванью Чичагова, и описанной лейтенантом Е. Левенштерном.

Экспедиция заходила на Гавайские острова, откуда в начале июня 1804 г. «Надежда» взяла курс на Камчатку, а «Нева» — в Русскую Америку. Научные наблюдения и исследования на обоих кораблях не прекращались.

После кратковременной стоянки на Камчатке Крузенштерн предпринял плавание к берегам Японии. Выполняя основную задачу — доставить русское посольство в Японию, он вместе с тем имел в виду исследовать «закрытую» от иностранцев страну «восходящего солнца». Европейцы плохо знали Японию в географическом отношении, даже карты островов страдали большими неточностями, а в некоторых местах были совсем неверными.

Посольство Резанова не имело успеха. После более полугодового ожидания в Нагасакской гавани посольство получило ответ, что японский император не имеет возможности принять русского посланника. Феодальный режим строгой изоляции страны помешал развитию торговых связей между Россией и Японией.

Однако плавание в Японию не было безрезультатным. Оно сыграло большую роль в географическом изучении Японии, а также в истории исследования дальневосточных морей.

Крузенштерну во время плавания в Японию приходилось уточнять и исправлять ранее составленные карты. Он доказал, что четыре острова, помещенных на карте Лаперуза восточнее Японии, в природе не существуют. «Я удостоверился.— писал он,— что северные, безымянные четыре острова..., открытые будто бы в 1664 г., не существуют вовсе или, по крайней мере, не находятся в том месте, где они показаны на французских картах»(10). Крузенштерн неоднократно убеждался в том, что новейшие французские и английские карты неверны.

Крузенштерн начал изучение Японии с восточного побережья острова Кюсю, на широте 32°38', где путешественники впервые увидели японские берега. На южном побережье острова Кюсю, вплоть до Нагасаки, определялись географические координаты некоторых приметных точек, составлялись новые карты побережья и островов. При следовании в Нагасаки беспрестанно измеряли глубину пролива и бухт, наблюдали за характером донных отложений. В результате проведенной работы русской экспедицией была впервые составлена точная карта Ван-Дименова пролива. Так как местные названия не были известны русским мореплавателям, встречаемые и наносимые на карту острова, мысы, горы обозначались русскими именами: острова Апполос и Юдия, мысы Нагаева и Чичагова (южная точка о. Кюсю), гора Шуберта, пик Горнера, мыс Чесма и др.

Свое пребывание в Нагасаки Крузенштерн использовал для научных наблюдений. «Надежда» представляла собой плавучую стационарную станцию, на которой ежедневно велись метеорологические, гидрологические и другие наблюдения.

Русские мореплаватели составили карту Нагасакской бухты и дали подробное ее описание (см. И. Ф. Крузенштерн . Путешествие вокруг света..., ч. I, гл. XIII). Крузенштерн отмечал, что он ручается за точность карты. «Для правильного составления одной измерено было более тысячи углов»(11). Большой интерес представляют наблюдения над погодой (температурой воздуха, которая измерялась три раза в сутки; давлением воздуха, осадками, ветрами, штормами).

На обратном пути из Нагасаки на Камчатку Крузенштерн исследовал внутреннее Японское море, острова Цусима, западное побережье островов Хонсю и Хоккайдо. Пролив между островами Цусима и японской стороной, которым прошел Крузенштерн, получил название прохода Крузенштерна (впоследствии Цусимский пролив). Экспедиция уточнила или определила вновь географические координаты и нанесла на карту западное побережье островов Хонсю и Хоккайдо, которое на картах было обозначено пунктирной линией; заходила в заливы Анива и Терпения на острове Сахалин.

Высадив посольство Резанова на Камчатке, «Надежда» в июле 1805 г. снова направилась к восточному побережью острова Сахалин, где Крузенштерн в течение почти трех месяцев производил описание и съемку побережья от мыса Терпения до северного мыса Елизаветы и далее на юг, по западному берегу до мыса Головачева. Спустившись на юг, Крузенштерн не дошел, однако, до устья Амура и не прошел проливом на юг. Ему препятствовали туманы и мелководье. Расстояние, отделявшее судно русской экспедиции от мест, достигнутых французом Лаперузом и англичанином Браутоном, с юга Татарского пролива равнялось ста милям. Крузенштерн предположил, что в этом месте Сахалин соединяется узким перешейком с материком. Мнение Лаперуза и Браутона о полуостровном положении Сахалина, поддержанное Крузенштерном, почти на полстолетия задержало выяснение истинного географического положения Сахалина. Только в 1849 г. это было опровергнуто исследованиями Г. И. Невельского. Несмотря на это, карта Сахалина, составленная Крузенштерном, представляла большое достижение в географии. Она была первой картой, которая на большом протяжении береговой линии острова базировалась на точных астрономо-геодезических наблюдениях (рис. 2).

Следует отметить, что русские путешественники, где бы они ни находились, вели тщательные наблюдения над населением стран. Этнографические описания, в особенности туземных племен, отличались глубокой правдивостью и широтой. Они представляют и до сего времени большой научный интерес. Описания Крузенштерна и других участников экспедиции впервые подробно знакомили с бытом, обычаями и культурой японцев, айнов и других народностей.

В то время, когда команда корабля «Надежда» находилась у восточного побережья Азии, «Нева» совершала плавание в прибрежных водах северо-западной Америки. После того, как «Нева» рассталась с кораблем «Надежда», Лисянский в течение десяти дней оставался на Гавайских островах. В результате общения с жителями и наблюдений, проведенных на островах, в особенности на острове Овиги (Гавайи), Лисянский составил подробное описание этих островов, включая сведения об их населении. Он отмечал, что «можно наверное считать, что сандвичане (гавайцы.— Б. Е.) в короткое время совершенно преобразятся, а особенно, если царствование нынешнего их владетеля продолжится еще несколько лет»(12).

С первых дней пребывания у побережья Америки Лисянский и его офицеры занимались гидрографическим описанием побережья. Научные наблюдения на острове Кадьяк были прерваны плаванием к Архангельской крепости, в заливе Ситха. Лисянский оказал помощь русскому и туземному населению, подвергшемуся нападению со стороны племени колошей. После непродолжительной борьбы, закончившейся бегством колошей, выполнив ряд астрономических и гидрографических наблюдений в этих местах, Лисянский возвратился на остров Кадьяк. Зимой вели наблюдения над состоянием погоды, условиями замерзания и толщиной льда в озерах и проч.

С первыми признаками весны стали готовиться к отправлению в Европу. В марте 1805 г. Лисянский вышел в морс на трех байдарках для описания восточной части острова Кадьяк; описание северной части было поручено штурману Даниле Калинину. Последний не только выполнил задание, но и исследовал острова Афогнак и Еврашечий. В результате проведенных исследований Лисянский составил точную карту и дал географическое описание Кадьякского архипелага.

Летом 1805 г. «Нева» посетила Ново-Архангельск в заливе Ситха, основанный Барановым вместо старой Архангельской крепости. Русские моряки были удивлены быстротой строительства и благоустройством поселка, где год назад были дикие места. Отсюда путешественники предпринимали выезды для гидрографического описания побережья, экскурсии внутрь островов. В результате более чем двухмесячного пребывания в Ново-Архангельске был сделан значительный вклад в научные исследования этого района. Весь архипелаг островов (арх. Александра), осмотренный и нанесенный на карту, приобрел более точные географические очертания. Среди множества Ситхинских островов (так они были названы Лисянским по имени жителей, населявших их) выделялись четыре главных: Якобиев, Крузов, Баранова и Чичагова. Остров Крузов с вулканом Эчком и острова Баранова с крепостью НовоАрхангельск получили подробное географическое описание. Лисянский отмечал удобное географическое положение Ново-Архангельска, который, по его мнению, должен быть главным портом Российско-Американской компании.

Большой интерес для науки представляло восхождение Лисяиского на гору Эчком, возвышающуюся, по его определению, на 2400 м над уровнем моря и представлявшую собой потухший вулкан с характерным конусом и воронкой глубиной 85 м и около 4 км в окружности. Во время подъема на вершину путешественники наблюдали геологическое строение, постепенную смену растительности с высотой, показания термометра, собирали образцы пород. Повсюду на побережье и внутри островов наблюдали следы вулканической деятельности. Лисянский посетил и дал описание источников горячих вод на острове Баранова, в 25 км к югу от Ново-Архангельска. Температура воды в источнике достигала 84° С, и вода имела лечебные свойства. В ней содержалось большое количество растворенных веществ (сера, углекислые соли и др.). Местные жители и русские переселенцы использовали их для лечения ревматических и других болезней.



(1) В. Невский . Вокруг света под русским флагом . М.— Л., 1953, стр. 27.

(2) И. Ф. Крузенштерн . Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на кораблях «Надежда» и «Нева», ч. I. СПб., 1809, стр. 19.

(3) [В. М. Севергин] . Инструкция для путешествия около света по части минералогии и в отношении к теории Земли.— Северный Вестник, 1804, ч. I, стр. 180—192 и 328—342.

(4) [В. М. Севергин]. Инструкция..., стр. 183.

(5) Все даты событий и плаваний в нашей работе даны по старому стилю.

(6) И. Ф. Крузенштерн . Путешествие вокруг света..., ч. I. СПб.. 1809, стр. 66.

(7) Там же, стр. 65.

(8) И. Ф. Крузенштерн . Путешествие вокруг света..., ч. I. СПб. 1809, стр. 89.

(9) Вестник Европы, 1804, ч. XVI, № 16, стр. 268.

(10) И. Ф. Крузенштерн . Путешествие вокруг света..., ч. I. СПб., 1809, стр. 268.

(11) Там же, ч. I, стр. 358.

(12) Ю. Ф. Лисянский. Путешествие вокруг света на корабле «Нева» в 1803—1806 гг. М., Географиздат, 1947, стр. 132.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю