Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

ПОДГОТОВКА И ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПЕРВОГО КРУГОСВЕТНОГО ПЛАВАНИЯ НА КОРАБЛЯХ «НАДЕЖДА» И «НЕВА». НАУЧНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКСПЕДИЦИИ. Часть 2

Завершив исследования и приняв на корабль груз Российско-Американской компании, «Нева» вышла в океан и направилась в Кантон, где путешественники должны были встретиться с «Надеждой». Лисянский прокладывал курс там, где раньше еще не проходило ни одно судно. Были осмотрены огромные океанические пространства между 165 и 173° з. д. Ночью 3 октября на широте 26°43' корабль едва не вылетел на рифы, сев на мель. Утром увидели неизвестный остров, к которому подошли на третий день и высадились на нем. Острову, лежащему под 26°02'48" с. ш. и 173°42'30" з. д., по решению команды, дали имя Лисянского. а мель, на которой чуть было не погибли путешественники, назвали Невской. Вот что писал об острове Лисянский: «Этот остров, кроме явной и неизбежной гибели, ничего не обещает предприимчивому путешественнику. Находясь посреди весьма опасной мели, он лежит почти наравне с поверхностью воды. Исключая небольшой возвышенности на восточной стороне, он состоит из кораллового песка и покрыт только травой, которой заросли норы, где чайки, фрегаты, утки, кулики и другие птицы выводят своих детей»(1). К востоку от острова Лисянского был открыт еще один коралловый гребень, названный Крузенштерновым (22°15' с. ш. и 175°37' з. д.).

Миновав Марианские острова, прошли южнее острова Тайвань. Лисянский уточнил координаты некоторых островов, проводил гидрографические наблюдения.

21 ноября 1805 г. «Нева» бросила якорь на рейде в Макао. Затем путешественники перешли в гавань Кантона, где их ожидало второе судно — «Надежда».

В результате более чем двухмесячного пребывания в Китае русские путешественники впервые завязали торговые отношения с китайцами по морю, провели целый ряд наблюдений над военными укреплениями, жизнью и бытом китайского населения, его торговыми связями, промышленностью, взаимоотношениями китайцев с европейскими народами и т. д. Лисянский подробно описал город Кантон(2).

Плавание кораблей «Надежда» и «Нева» в Полинезии, по Индийскому и Атлантическому океанам не принесло каких-либо открытий, так как оно совершалось по хорошо известному маршруту. Повседневные метеорологические (над температурой, ветром, давлением воздуха и др.), астрономические и гидрологические наблюдения во время пути доставляли ценный научный материал для географических обобщений о тропическом климате, течениях и других явлениях в океанах.


В июле — августе 1806 г. экспедиция под руководством 11. Ф. Крузенштерна, совершив первое русское кругосветное плавание на кораблях «Надежда» и «Нева», возвратилась в Кронштадт(3). Этой экспедицией было положено начало целому ряду плаваний русских мореходцев «вокруг света». Ее результаты были обобщены в обширных географических произведениях командиров кораблей И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского, а также ученых-естествоиспытателей И. К. Горнера, Г. И. Лангсдорфа, В. Г. Тилезиуса и других ее участников. Большие заслуги в достижении научных результатов экспедиции принадлежат русским офицерам и матросам кораблей, обеспечившим самоотверженным трудом успех экспедиции. Некоторые из них сделали непосредственный вклад в науку, оставив материалы своих наблюдений в картографо-геодезических работах, гидрографических описаниях (Д. Калинин, М. Ратманов, Н. Коробицын, Ф. Шемелин и др.).

В 1809—1812 гг. был опубликован обширный труд И. Ф. Крузенштерна: «Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на кораблях «Надежда» и «Нева»» (СПб., 1809—1812, 1—3 части) (рис. 3). В 1812 г. вышло в свет сочинение Ю. Ф. Лисянского: «Путешествие вокруг света в 1803, 1804 и 1806 годах на корабле «Нева»» (СПб., 1812, 2 части). К сочинениям Крузенштерна и Лисянского были изданы атласы, в которые входили ценнейшие картографические материалы и различные рисунки, иллюстрирующие описание природы стран, народов и их быта. Впоследствии, наряду с другими материалами мореплавателей, они явились основой для создания монументальных картографических произведений — «Атласа Южного моря» (СПб., ч. I, 1824; ч. II, 1826) И. Ф. Крузенштерна и «Атласа северной части Восточного океана» (СПб., 1826) Г. А. Сарычева.

В 1813 г. Г. И. Лангсдорф издал два тома своих замечаний о кругосветном путешествии на немецком языке(4), некоторые сочинения И. К. Горнера и В. Г. Тилезиуса(5) помещены в третьей части труда И. Ф. Крузенштерна.

Все указанные сочинения представляли большой интерес для географической науки и родственных ей наук — этнографии, зоологии, ботаники и др. Труды Крузенштерна и Лисянского вскоре были переведены на западноевропейские языки и стали достоянием всех культурных народов мира. Русские путешественники, совершившие первое кругосветное плавание, прославили науку не только своими замечательными географическими открытиями, но и тем, что было не менее важным, доставили географической науке новые сведения о малоисследованных странах.

Гавайские и Маркизские острова, остров Сахалин и Камчатка, Япония и Китай, северо-западная часть Северной Америки и другие районы, посещенные русскими, получили в работах путешественников подробное географическое описание. Природа, хозяйство, культура и быт населения этих стран оставались до того времени почти совершенно неизвестными. Русские мореплаватели собрали богатые этнографические коллекции, которые вместе с описанием жизни, быта, верований, обычаев и языка представляют большую ценность для изучения народов.


Рис. 3. Титульный лист сочинения И. Ф. Крузенштерна о кругосветном путешествии на корабле «Надежда» в 1803-1806 гг.

Следует отметить, что ежедневное определение места нахождения корабля в океане, метеорологические и другие наблюдения, сведенные Крузенштерном в таблицы(6), явились исключительно богатым и ценным материалом для развития отдельных направлений естествознания и выявления некоторых закономерностей в атмосфере и в океане.

Благодаря более совершенной методике определения географических координат удалось уточнить или определить вновь широту и долготу многих пунктов. Так, только на Сахалине было определено 28 пунктов, на Японских островах — 40, Курильских островах - 12(7).

Наблюдения над морскими течениями (их направлением и скоростью), температурой морской воды на различных глубинах (до 400 м), соленостью и плотностью воды, наблюдения над состоянием моря и его свечением, приливами и отливами дали толчок к развитию специальных океанографических исследований и ускорили формирование новой науки — океанографии. Русским мореплавателям принадлежит ряд существенных открытий и исследований в океанических водах, например, системы течений Японского моря, экваториального противотечения в океанах и другие.

Была дана таблица «степени теплоты воды» в Тихом и Атлантическом океанах па глубинах 50, 100 и 200 саженей. Глубинные измерения делались до этого лишь немногими (Фипс, Ирвинг, Байли, Форстер), они были часто случайными и выполнялись весьма несовершенными методами. В экспедиции Крузенштерна они велись систематически и с использованием новейшей в то время аппаратуры (в частности, изобретенною незадолго до этой экспедиции максимально-минимального термометра Сикса) и преследовали определенную цель: выяснить закономерности распределения температуры с глубиной. Эта задача была блестяще решена. Известный советский океанограф Л. Ф. Рудовиц, проделавший специальное сопоставление показаний температуры воды по наблюдениям цервой русской кругосветной экспедиции с данными, показанными для тех же пунктов (для глубин до 200—400 м) на картах «Морского Атласа» (1953), отмечает, что «измерения первой русской кругосветной экспедиции дали впервые ясное и четкое представление о характере распределений температуры в верхних слоях Мирового океана»(8).

Экспедицией были впервые отмечены основные особенности вертикальной температурной стратификации вод Мирового океана, такие, как наличие (употребляя современную нам терминологию) верхнего, подверженного сезонным колебаниям температуры слоя, слоя скачка температуры и нижележащего слоя с монотонным убыванием температуры воды на глубине.

Тщательно анализируя наблюдения над температурой воды и воздуха во время плавания экспедиции, И. К. Горнер высказал идеи, очень близкие к современным нам представлениям о теплообмене между морем и атмосферой. Он утверждал, что «море получает теплоту от воздуха и лучей солнечных» и что «вода не так скоро пропускает теплоту, как воздух, вследствие чего она медленнее переменяет температуру свою, нежели воздух»(9).

Наблюдения над удельным весом морской воды позволили сделать ряд заключений в отношении солености Мирового океана, не потерявших значения по настоящее время. Был, в частности, установлен факт повышенной солености воды в Атлантическом океане по сравнению с Тихим, возрастание солености воды в Атлантическом и Тихом океанах на поверхности в направлении от тропиков к экватору и к более высоким широтам, наличие пониженной солености, по сравнению с океанической, в окраинных морях (Охотском, Японском, Южно-Китайском и др.).

Систематические наблюдения над метеорологическими явлениями имели большое значение для становления климатологии как науки. В то время наблюдения за погодой велись разобщенно, без единой продуманной системы. Русские путешественники ясно поставили задачи (позже об этом говорил А. Гумбольдт) о проведении систематических, многолетних, метеорологических наблюдений с помощью совершенных и однотипных приборов. Такие исследования показали бы, по их убеждению, «новые явления в рассуждении движения атмосферы», которые заслуживают внимания еще более и потому, что составляют один из важных этапов «нашего испытания природы, которого явления и перемены могут быть измерены». «Сим образом,— писал Горнер,— можно было бы, наконец, открыть средства к составлению давно желаемых оснований знания, долженствующего заключить в себе необозримую пользу, имеющую происходить от всеобщей метеорологии земного шара, чего ни миллионы рассеянных неправильных наблюдений, ни соединенные силы метеорологических сообществ доставить нам не могут»(10).

Горнер проводил наблюдения в тропическом поясе над изменением давления через каждый час в течение почти трех месяцев и пришел к утверждению, что «средняя высота барометра зависит и от широты места», от времен года и «от случайных обстоятельств», но не имеет отношения к притяжению небесных тел. Анализ метеорологических наблюдений (температуры, давления и влажности воздуха, направления, продолжительности и силы ветра, облачности, состояния неба и пр.) на обширных пространствах Мирового океана имел большое значение не только для географической науки, но и важное практическое значение для мореплавания. Первое кругосветное плавание русских моряков на кораблях «Надежда» и «Нева» послужило замечательным примером для дальнейших морских путешествий, которые, руководствуясь этим примером, принесли русской географической науке еще большую славу.

В общей сложности было совершено 28 кругосветных плаваний, из них по западному маршруту (вокруг мыса Горн, а затем с Дальнего Востока вокруг мыса Доброй Надежды) — 12 и по восточному (вокруг мыса Доброй Надежды и затем мыса Горн) —16. Названия кораблей и годы плаваний видны из следующей таблицы(11):

КРУГОСВЕТНЫЕ ПЛАВАНИЯ


В западном направлении (вокруг мыса Горн и затем вокруг мыса Доброй Надежды)

1. «Надежда» (1803—1806)
2. «Нева» (1803-1806)
3. «Рюрик» (1815—1818)
4 «Кутузов» (1816—1819)
5. «Камчатка» (1817—1819)
6. «Предприятие» (1823—1826)
7. «Кроткий» (1825—1827)
8. «Моллер» (1826-1829)
9. «Сенявин» (1826—1829)
10. «Оливуца» (1850—1857)
11. «Аврора» (1853—1857)
12. «Гиляк» (1864—1866)

В восточном направлении (вокруг мыса Доброй Надежды и затем вокруг мыса Горн)

1. «Суворов» (1813-1816)
2. «Восток» (1819—1821)
3. «Мирный» (1819—1821)
4. «Открытие» (1819—1822)
5. «Благонамеренный» (1819—1822)
6. «Бородино» (1819—1821)
7. «Аполлон» (1821-1824)
8. «Крейсер» (1822—1825)
9. «Ладога» (1822-1824)
10. «Елена» (1824—1826)
11. «Елена» (1828—1830)
12. «Кроткий» (1828—1830)
13. «Америка» (1831—1833)
14. «Америка» (1834—1836)
15. «Або» (1840—1842)
16. «Двина» (1852—1857)

Кроме того, было совершено несколько полукругосветных плаваний.

Не все из перечисленных кругосветных и полукругосветных плаваний имели значение для истории географических исследований. Мы останавливаемся лишь на тех экспедициях, которые были снаряжены специально для научных исследований, или хотя и не были научными, но сыграли важную роль в истории географических открытий.

Следует отметить, что русские моряки и ученые, наряду с открытием новых земель и исследованиями физико-географического характера, внесли большой вклад в изучение населения и хозяйства тех стран, которые они посещали. Этот вопрос не рассматривается в данной работе и может быть предметом специального исследования. Однако необходимо подчеркнуть, что подавляющему большинству русских мореплавателей были свойственны человеколюбие и гуманизм по отношению к народам, стоящим на более низкой ступени развития. Они вскрывали язвы европейской «цивилизации» в колониях и гневно выступали против произвола и насилия колонизаторов (португальцев, испанцев, североамериканцев и др.) по отношению к неграм и индейцам в Южной и Северной Америке, к местным племенам на островах Тихого океана. Особенно горячими защитниками этих взглядов были О. Е. Коцебу и В. М. Головнин. (1) Ю. Ф. Лисянский. Путешествие... М., 1947, стр. 222.

(2) Там же, стр. 239—255.

(3) «Нева» прибыла в Кронштадт 22 июля, «Надежда» — 7 августа 1806 г.

(4) A. Langsdorff . Bemerkungen auf einer Reise um die Welt in die Jahren 1803 bis 1807. Frankfurt am Main. 1813.

(5) Большая часть зоологических материалов, собранных Тилезиусом, была передана Академии наук в Петербурге. Замечательны также его зарисовки растений и животных в «Атласе» Крузенштерна. Дневник Тилезиуса «Tagebuch meiner Reise um die Welt...» не опубликован. Он хранится в Архиве Академии наук (Ленинград, ААН, рук. IV, on. I, № 800).

(6) И. Ф. Крузенштерн . Путешествие вокруг света..., ч. III. СПб., 1812.

(7) Там же, ч. III, стр. 398—405.

(8) Л. Ф. Рудовиц . Первое русское кругосветное плавание 1803— 1806 гг. (обзор научных работ).— Труды Гос. океаногр. ин-та, вып. 27 (39). 1954, стр. 6.

(9) И. Горнер . Степень теплоты морской воды в разных глубинах.— В кн.: И. Ф. Крузенштерн . Путешествие вокруг света..., ч. III, стр. 277.

(10) И. Горнер . О колебаниях барометра между тропиками.— В кн.: И. Ф. Крузенштерн . Путешествие вокруг света..., ч. III. СПб., стр. 241— 242.

(11) Данные заимствованы из работы Н. Н. Зубова . Отечественные мореплаватели — исследователи морей и океанов. М., 1954; см. также Н. А. Ивашинцев . Русские кругосветные путешествия. —Зап. Гидрографического департамента, ч. VII, 1950 (есть отд. издание).

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю