Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

КРУГОСВЕТНЫЕ ПЛАВАНИЯ О. Е. КОЦЕБУ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ГЕОГРАФИЧЕСКОЙ НАУКИ. Часть 2

Позже теория образования коралловых рифов претерпела изменения и нашла свое развитие в трудах Ч. Дарвина, который, как писал Л. Ш. Давиташвили, «дал подлинную теорию коралловых рифов»(1). Дарвин связывал происхождение коралловых островов с региональными колебаниями океанического дна, т. е. его медленным опусканием.

Коллекция минералов, собранная экспедицией Коцебу на берегах Калифорнии, острове Уналашке и побережье Берингова пролива, была обработана М. Энгельгартом. В статье автор высказывал интересные соображения о сходстве Камчатки с Алеутскими островами и Уналашкой, Азии, с Северной Америкой: «Свойства пролива (Берингова.— В. Е.),— отмечал он — не противоречат мнению о позднейшем разделении материков («Путешествие в Южный океан...», ч. III, стр. 391). Энгельгарт справедливо указывал также на то, что в геологии — «устроении земли» — «надлежит искать надежного основания к физической географии» (там же, ч. III, стр. 393).

И. Горнер обработал метеорологические и океанографические данные(2). Он сделал ряд существенных выводов, вытекающих из проведенных наблюдений, и выступил за систематическое изучение температуры морской воды на глубине по установленной шкале (25, 50, 100, 200 саженей). Он считал такие наблюдения важным разделом развития учения «о теплоте вообще и особенно к распространению физического описания земного шара» (ч. III, стр. 435) и понимал, что из разрозненных показаний невозможно было сделать какие-либо определенные выводы.

Весьма интересные идеи о формировании климата в Европе, в связи с изучением влияния на климат океанов и морей, высказал в этом сочинении А. Шамиссо. Автор развивает теорию о двояком стремлении атмосферы: от экватора к полюсам в верхнем ее слое и от полюсов к экватору — в нижнем. Учитывая движение Земли вокруг своей оси, он полагал, что воздушные массы, приходящие и Европу из центральных областей Африки, приносили жару и усиливали континентальность климата и, наоборот, морские пространства в тех же широтах умеряли его. «Нам представляется,— писал он,— что в лежащей на юг и юго-запад от Европы между экватором и северным поворотным кругом твердой земле находится как бы печь, согревающая проходящий через оную воздух, и служащая основанием ее климату; печь, каковой никакая другая страна не пользуется; и мы полагаем, что вообще матерые земли, лежащие между экватором и поворотными кругами, должны доставлять полосам земли, находящимся далее на восток к полюсам, гораздо теплейший климат против того, который господствует в других полосах земли, находящихся под влиянием морей в том же направлении лежащих»(3).


Рис. 7. Первая страница статьи «О коралловых островах» в сочинении Коцебу «Путешествие...»

Эта теория о восходящих и нисходящих потоках воздуха в атмосфере Земли, высказывавшаяся и ранее, подтвердилась последующими исследованиями и приобрела первостепенное значение для оценки и характеристики атмосферных процессов и климатов на Земле.

В 1823—1826 гг. по рекомендации Крузенштерна Коцебу совершает третье кругосветное путешествие на корабле «Предприятие». Экспедиции предписывалось доставить на Камчатку военно-морское снаряжение и продовольствие, а затем нести в течение года охрану североамериканских колоний. В состав команды были включены молодые ученые В. Прейс (астроном), Э. Ленц (физик) и Э. Гофман (минералог). Естестненнонаучные наблюдения вели также доктор И. Эшшольц, плававший на «Рюрике». Крузенштерн выработал для Коцебу инструкцию, а Прейсу, Ленцу и Гофману были вручены «превосходные правила» для научных наблюдений, составленные профессорами В. Я. Струве, Е. И. Парротом и М. Энгельгартом.

Коцебу разрешалось вести научные наблюдения попутно и после того, как ему на смену придет в Америку другое военное судно. Основным районом исследования Коцебу на этот раз избрал архипелаг Туамоту и северную часть Маршалловых островов. В результате плавания им был открыт и описан ряд новых островов: Предприятие — Фангахина (15°58'18" ю. ш. и 140°11'30" з. д.), Беллинсгаузена — Мотуони (15°40'11" ю. ш. и 154°30'00" з. д.), Эшшольца - Бикини (11°40'11 с. ш. и 194°37'35" з. д.) и др.(4). Были осмотрены острова Отаити (Таити), Навигаторов (Самоа), цепь островов Радак; на обратном пути с Камчатки — Пескадорские, Марианские и Филиппинские острова (рис. 8). Эта экспедиция была менее значительной по своим результатам, чем предыдущая, однако имела большие заслуги в научных исследованиях атмосферы и океанов. Она положила начало точным, систематическим метеорологическим и океанографическим наблюдениям.

Первые наблюдения температуры воды на глубинах провели в центральной части Атлантического океана. Опускали специально сконструированный батометр даже на глубину 1000 саженей, но трос не выдержал нагрузки и оборвался. Продолжали вести наблюдения с помощью второго, запасного троса и прибора. В Тихом океане, в районе Маршалловых островов, Ленц опускал батометр несколько раз до 800 саженей, а на пути отсюда на Камчатку удалось наблюдать температуру морской воды на глубине 1000 саженей. Все исследования на корабле проводились при непосредственном участии и иод руководством Коцебу.

Научные исследования, в особенности изучение открытых новых земель и их жителей, приносили ему истинное наслаждение. Коцебу признавался в этом сам, когда писал: «Находясь в открытом море, я всегда радовался появлению земли. Правда, и мне было небезынтересно водить корабль в далекие моря и бороться с изменчивой стихией. Но по-настоящему увлекало меня лишь знакомство с новыми странами и их обитателями. Именно тут обретал я награду за трудности пути»(5). Коцебу заражал этим свойством всех своих офицеров и даже матросов. Естествоиспытатели часто проникали во внутренние части тропических островов, поднимались в горы, куда не ступала нога человека. Изучался рельеф, геологическое строение и минералогический состав островов, их внутренние воды, почвенный и растительный покров. При посещении островов Отаити (Таити) Гофман предпринял восхождение к горному озеру, на котором никто из европейцев не бывал и пропел измерения его глубины. По наблюдениям Гофмана, озеро находилось на высоте 1450 футов и имело глубину 11 саженей у берега и 17 саженей на середине. Самая высокая вершина на острове Таити, определенная Ленцем барометрическим методом, равнялась 8 тыс. футов (2438,6 м).

На основе новых наблюдений Коцебу была подтверждена высказанная ранее гипотеза об образовании коралловых островов, их генезисе. «Интересно,— писал он о происхождении острова Гуахам (Гуам),— что на Гуахаме под слоем чернозема залегают коралловые массивы, лишь частично выветрившиеся. Это обстоятельство позволяет предполагать, что здесь некогда находилась группа низменных коралловых островов, которая под действием вулканических сил была поднята вверх вместе с ее лагуной, образовав нынешний остров Гуахам»(6). При осмотре острова Гофман обнаружил вулканический кратер. Коцебу развивает теорию образования почвы (чернозема) в течение длительного времени из растительного покрова и под влиянием других факторов (выветривания, действия воды и пр.).

Экспедиция описала острова Навигаторов (Самоа), обследовав их южную часть, и тем завершила съемку всего архипелага(7), Коцебу считал их самыми красивыми в Тихом океане и во всем миро. Были уточнены координаты некоторых из островов в архипелаге Общества и открыты небольшие необитаемые коралловые острова. Коцебу составил меркаторскую карту северной части гряды Каролинских островов, Радак и Ралик(8). Обширные наблюдения велись на Камчатке и в Русской Америке. Гофман, Ленц и другие участники экспедиции совершили путешествие на Авачинскую сопку и нашли высоту ее равной 7200 футов (2193,56 м) над уровнем моря (по соврем, данным 2738 м); Прейс 14 июля 1824 г. наблюдал солнечное затмение. На основе этих измерений он рассчитал более точно долготу Петропавловска (158°49'29" в. д.). В результате проведенных наблюдений, а также материалов предшествующих исследований Коцебу дал превосходное географическое описание Камчатки. По своему художественному мастерству оно может быть сравнено с описаниями Головнина. Камчатка, по его мнению, имеет большие перспективы для своего развития. «Нет сомнения,— писал он,— что здесь скрыты многочисленные сокровища, которые будут когда-нибудь найдены и поставлены па службу человеку»(9).

Коцебу заметил разницу в климатах северо-западного побережья Америки, Европы и Дальнего Востока. Он указывал, что климат американского побережья гораздо мягче, чем климат азиатского побережья. «Данная местность,— отмечал он,— находящаяся на 57° с. ш., вообще отличается более мягким климатом, чем те же шпроты Европы, тогда как северо-восточный берег Азии значительно холоднее соответствующих ему по широте европейских стран»(10). Коцебу исправил карту Ванкувера, изображавшего западное побережье Северной Америки на 20' восточнее его фактического положения. Полученное изображение линии побережья было более точным, так как опись производилась способом пеленгования с корабля, стоящего на якоре, тогда как Ванкувер производил свои наблюдения с борта движущегося корабля.


Рис. 8. Маршрут кругосветного плавания О. Е. Коцебу на шлюпе «Предприятие» (1813-1826)

Большое научное значение имели этнографические наблюдения и описания Коцебу различных народностей и племен, а также их хозяйства.

Результаты плавания Коцебу на корабле «Предприятие» в 1823—1826 гг. были обобщены в его работах «Путешествие вокруг света, совершенное по повелению Гос. Имп. Александра I на военном шлюпе «Предприятии» в 1823, 24, 25 и 26 гг., под начальством флота капитан-лейтенанта Коцебу» (СПб., 1828) и «Новое путешествие вокруг света в 1823—1826 гг.»(11).

Важный вклад в науку представляли труды участников последнего кругосветного плавания Коцебу Э. X. Ленца и Э. К. Гофмана(12). Обобщение проводившихся исследований на корабле «Предприятие» по физической океанографии открыло пути для научной деятельности Э. X. Ленца в Петербургской Академии наук. При избрании его адъюнктом (1828) он прочитал доклад «О солености морской воды и температуре ее в океанах на поверхности и в глубине». В 1831 г. Ленц опубликовал обширный труд, в котором развил поднятые в докладе вопросы и подвел итоги работам, выполненным во время кругосветного плавания(13). В нем приведены данные наблюдений о солености и температуре воды в океане на поверхности и в глубине (до 2 тыс. м), барометрические наблюдения, сравнительные таблицы температур воздуха и воды океана.

Следует отметить, что наблюдения над температурой воды в океане, определение глубин велись приборами, изобретенными самим Ленцем при участии проф. Е. И. Паррота. С помощью батометра обеспечивалась высокая точность наблюдений над температурой воды на глубине и взятие проб воды для определения ее удельного веса (а следовательно, и солености). Измерение глубин производилось глубомером — вьюшкой с автоматическим тормозом. Основываясь на этих наблюдениях, Ленц впоследствии сделал важные выводы о глубинной океанической циркуляции, предвосхитившие современные представления в этой области(14).

Ленц продолжал работать над вопросами океанографии и позже, хотя основной областью его занятий стала физика. 26 ноября 1858 г. он прочитал доклад в Академии наук об измерении температуры моря и воздуха над тропиками.

Высокую оценку получили труды Коцебу и Ленца со стороны русских ученых, таких как С. О. Макаров, Ю. М. Шокальский, Н. Н. Зубов. Отдельные наблюдения, проведенные на «Предприятии», С. О. Макаров ставил выше наблюдений, проведенных английской экспедицией на судне «Челленджер» (1872—1876), и даже своих — на судне «Витязь». Ю. М. Шокальский с полным основанием писал, что «труды Коцебу и Ленца в 1823—1826 гг. представляют во многих отношениях не только важный вклад в науку, но и действительное начало точных наблюдений в океанографии, чем русский флот и русская наука может гордиться»(15).

Методы и приборы, используемые на «Предприятии» для наблюдений, «положили начало точным океанографическим работам»,— писал Н. Н. Зубов(16).

Русские кругосветные плавания под руководством О. Е. Коцебу, так же как и многие другие плавания русских вокруг света, открывали не только новые острова и территории, но и способствовали более углубленному пониманию явлений на Земле, подъему естественных наук на более высокий уровень развития.

(1) Л.Ш . Давиташвили . Историческая роль теории образования коралловых рифов Дарвина и ее значение для науки наших дней.— См. Ч. Дарвин. Соч., т. П. М.— Л., 1936, стр. 277.

(2) Замечания к наблюдениям над удельною тяжестью морской воды в различных широтах и над степенью теплоты океана в различных глубинах.— Путешествие в Южный океан..., ч. III. СПб., 1823, стр. 427—435.

(3) Наблюдения и замечания естествоиспытателя экспедиции Адальберта Шамиссо...—Путешествие в Южный океан..., ч. III. СПб 1823, стр. 335.

(4) Координаты указаны по наблюдениям О. Е. Коцебу.

(5) О. Е. Коцебу . Новое путешествие вокруг света в 1823—1826 гг Перевод с немецкого. М., 1959, стр. 223.

(6) О. Е. Коцебу . Новое путешествие вокруг света в 1823—1826 гг. Перевод с немецкого. М., 1959, стр. 276.

(7) Северная часть островов Навигаторов была описана ранее Лаперузом.

(8) Путешествие вокруг света, совершенное по повелению Гос. Ими. Александра I па военном шлюпе «Предприятии» в 1823, 24, 25 и 26 годах, под; начальством флота капитан-лейтенанта Коцебу. СПб., 1828, стр. 102 (вклейка).

(9) О. Е. Коцебу . Новое путешествие..., М., 1959, стр. 166.

(10) Там же, стр. 175.

(11) Эта книга, представляющая собой собрание очерков о посещенных им местах, была издана в Веймаре на немецком языке в 1828 г. В 1959 г. она была переведена на русский язык и издана Издательством географической литературы под редакцией Е. Е. Шведе.

(12) Е Hofmann . Geognostische Beobachtungen auf einer Reise um die Welt in den Jahren 1823—1826. Berlin, 1829.

(13) Физические наблюдения, произведенные во время кругосветного путешествия под командованием капитана Отто фон Коцебу в 1823, 1824, 1825 и 1826 годах.—В кн.: Э. X. Ленц. Избранные труды. Изд-во АН СССР, 1950, стр 7—144. (Ранее она была опубликована на нем. языке в «Memoires de l'Academie», t. I, 1831, стр. 221-341).

(14) См. стр. 92—95.

(15) Ю. М. Шокальский. Океанография. Пг., 1917, стр. 35.

(16) Н. Н. 3убов. Отечественные мореплаватели — исследователи морей и океанов. М., 1954, стр. 190.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю