Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    65,12% (56)
Жилищная субсидия
    18,60% (16)
Военная ипотека
    16,28% (14)

Поиск на сайте

ЭКСПЕДИЦИЯ М. Н. СТАНЮКОВИЧА И Ф. П. ЛИТКЕ

По примеру предшествующих кругосветных плаваний в состав экспедиции 1826—1829 гг. для научных исследований на побережье Берингова моря, азиатском и американском материках, а также исследований в центральной части Тихого океана (между 30° с. ш. и экватором) было снаряжено два военных корабля: шлюп «Моллер» под командованием М. Н. Станюковича и шлюп «Сенявин» под командованием Ф. П. Литке. Считалось, что Литке плавал под начальством Станюковича, по существу же он выполнял все исследования самостоятельно и независимо от последнего. Совместной эту экспедицию можно считать лишь по плаванию к местам исследования и возвращению в Петербург, но и тогда суда часто разлучались и каждый действовал по своему усмотрению, лишь придерживаясь инструктивных указаний о местах встречи.

Каждому из командиров судов были даны отдельно подробные инструкции об их самостоятельных исследованиях. Если Станюковичу предписывалось описать восточное побережье Берингова моря, т. е. побережье северо-западной Америки (от Берингова пролива до крайних южных русских поселений), и исследовать восточный сектор центральной части Тихого океана, включая Гавайские и другие острова, то Литке должен был проводить исследования в западном секторе центральной части Тихого океана и на побережье Азии (от Берингова пролива до Сахалина).

По своему научному значению плавание Литке во многом превосходит результаты исследований на судне «Моллер» под командованием Станюковича. Остановимся вначале на исследованиях, проведенных шлюпом «Сенявин» под командованием Лнтке.


Ф. П. Литке

Экипаж шлюпа «Сенявин» был небольшим (62 человека), но боевым и слаженным. В плавании приняли участие наряду с Литке и старшими офицерами Завалишиным и Аболешевым и ученые-естествоиспытатели: К. Г. Мертенс (зоолог и ботаник), А. Ф. Пастельс (минералог и художник) и Китлиц (орнитолог).

Ф. П. Литке перед тем, как отправиться в кругосветное плавание, обладал уже незаурядным опытом вождения кораблей и научных исследований. Результаты его четырех плаваний в Северном Ледовитом океане и изучение Новой Земли были хорошо известны за пределами России.

Вполне понятны были соображения морского министерства, когда последовало назначение Литке, командиром корабля «Сенявин», отправлявшегося в кругосветное плавание. Это назначение обрадовало Литке, так как плавание открывало широкие перспективы самостоятельных научных исследований в различных областях естествознания.

В инструкции Государственного адмиралтейского департамента, данной Литке, был начертан весьма обширный план, для выполнения которого потребовалось бы еще несколько экспедиций. У берегов Азии он должен был описать, начав исследования с Берингова пролива, «земли чукочь и коряков и полуострова Камчатки», «берега Охотского моря и Шантарские острова, которые нам, хотя известны, но не достаточно описаны», описать острова Св. Матвея в Беринговом море. Особенно подробно, как указывалось в инструкции, должны быть описаны Анадырский(1) и Олюторский заливы и изучены прилегающие к ним земли, для чего рекомендовалось посылать с корабля внутрь страны ученых-естествоиспытателей.

В Охотском море — «начать опись берега, лежащего между Сахалином и Удским острогом, включая в оную Шантарские острова», а затем отправиться к северным его берегам и описать побережье, лежащее к востоку от Охотска(2), и побережье Камчатки.

В зимние месяцы Литке должен был исследовать центральные районы и острова Тихого океана, включая острова Бонин-Сима, Каролинские, Марианские, Маршалловы и др. В инструкции указывалось: «Относительно занятий ваших во время зимних месяцев, которые вы должны провести в тропиках, то сие совершение предоставляется вам, приводя только вам на вид: 1) чтобы на пути осмотреть то место, в коем на некоторых картах недавно начало означать острова под именем Бонин-Сима; 2) что надлежит вам исследовать все пространство, в котором находится архипелаг Каролинских островов, начиная от островов Маршала до Пелевских островов, и простирать ваши исследования до самого экватора; острова Марианские и остров Юалан представляют вам удобные места освежения. Западнее островов Маршала не надобно вам ходить, ибо пространство, лежащее на восток от сих островов, предписано капитан-лейтенанту Станюковичу.

Ежели вы по каким-либо обстоятельствам возвратитесь одни в Россию, то желательно, чтобы вы осмотрели северную сторону Соломановых островов, потом северную сторону Новой Ирландии и Нового Ганновера и острова, лежащие в небольшом расстоянии от оных»(3).

20 августа 1826 г. корабли вышли в море. В Англии предстояло закупить астрономические и физические приборы, а также некоторое морское снаряжение. Пока производились эти покупки, Литке проводил исследования в Гринвичской обсерватории над явлениями земного магнитизма, знакомился с английскими учеными.

На промежуточных стоянках на побережье Бразилии и Чили долго не задерживались.

В Тихом океане, экваториальной его части, по пути в северозападную Америку Литке проводил геомагнитные наблюдения. Он установил направление магнитного экватора.

Не менее интересным для путешественников было посещение Новоархангельска в Ситкинском заливе и острова Уналашка, где также проводились экскурсии и наблюдения. Правитель Новоархангельска передал Литке хранившиеся здесь рукописи Баранова о местных жителях.

Проходя вдоль Алеутской гряды, Литке решил зайти на остров Св. Матвея, уточнить его географические координаты. Побережье острова Св. Матвея было точно нанесено Литке на географическую карту, пополнилась коллекция Мертенса и Китлица. 13 сентября 1827 г. были в Петропавловске на Камчатке. Отсюда предстояло начать исследования, предусмотренные планом экспедиции (рис. 10).

Зимой 1827/28 г. Литке решил обследовать Каролинский архипелаг. Исследование архипелага он начал с восточного острова Юалан, где был проведен ряд научных наблюдений (геомагнитные, астрономические и др.), собраны многие виды местных птиц (диких кур, кубарей, дергачей, куликов и др.), редкие экземпляры морских животных (иглохвостов, игложабров, рогоносов, краснобородок и др.). Были засушены и заспиртованы многие насекомые.

Продвигаясь от острова Юалан на запад, экспедиция описывала, уточняя географические координаты, известные острова и наносила на карту вновь открытые. Так, была открыта цепь коралловых островов, названная Литке, с согласия экипажа, островами Сенявина. Литке пытался сделать гидрографическое описание некоторых из них, но из-за недружелюбных отношений туземцев вынужден был оставить свое намерение. К тому же оставалось мало времени. Задержались на несколько дней лишь у острова Лугунор. От местных жителей узнали о названиях островов в группе, открытой Литке. На карте появились туземные названия: Пийнипет, Аир, Курубуруй, Авада и др.

От островов Сенявина отправились к известным, но не исследованным островам Лос Валиентас, входящим в Каролинский архипелаг, а затем к островам Мартлока. На последних высаживались на берег, провели гидрографическое описание гавани на острове Лугунор. Естествоиспытатели, воспользовавшись стоянкой, пополнили коллекции. В дальнейшем плавании встретили еще целый ряд островов, относящихся к группе Намолук, Аноним (Писарарр) и др. Запасы продовольствия и воды экспедиция пополнила на острове Гуахам. В Санта-Крус русских моряков встречали как давно знакомых. Здесь Литке познакомился с испанским исследователем Каролинских островов Луисом Торресом, который радушно принял Литке и предоставил в его распоряжение свой журнал с описанием быта, нравов и религии местных племен.

Литке тщательно осматривал отдельные группы островов и не пропускал ни одного, даже малозначащего. Товарищи по плаванию говорили о нем, что Литке ходит по океану, словно по своему дому. Закончив обследование Каролинских островов, экспедиция повернула к северу — к островам Бонин-Сима. Но так как они были описаны в 1827 г. капитаном Бичи, здесь не задерживались. Лето и осень 1828 г. «Сенявин» находился в северных водах Тихого океана. Выйдя из Петропавловска, Литке определял точные географические координаты полуостровов и мысов, бухт и заливов. Подробное гидрографическое описание он решил выполнить при возвращении. Несколько дней затратили на описание Карагинского острова и отыскание на нем гавани. Успешно завершив исследования, экспедиция направилась на север, где уточнила положение острова Верхотурского, который находился от острова Карагинского на расстоянии пятидесяти миль, а не пяти, как указывали карты. Описав несколько мысов азиатского побережья и миновав остров Св. Лаврентия, вошли в Берингов пролив. Отсюда в туманной дали можно было рассмотреть горы на материке Азии и Америки. Описывая побережье острова Аракамчечен и азиатское побережье, Литке нанес на карту новые бухты и проливы, отметил некоторые вершины гор. Так появились русские названия пролива Сенявина, гавань Ратманова (на острове Аракамчечен), гора Постельса (на острове Иттыгране).

Завершив опись залива Св. Креста, Литке решил исследовать устье р. Анадырь, однако наступившее резкое изменение погоды вынудило путешественников повернуть на юг. За мысом Св. Фадея нанесли на карту безымянный мыс, которому Литке дал название Наварин, а горе на нем — имя Гейдена. Через несколько дней шлюп «Сенявин» встретился в Петропавловске со шлюпом «Моллером».

На обратном пути в Европу Литке посетил северную группу Каролинских островов — острова Мурилле, Фарройлап и др. Встречавшиеся Литке малые коралловые острова также обследовались и наносились на карты. Моряков удивляло спокойствие, с каким вел Литке корабль по намеченному курсу и заносил все виденное в журнал. Были обследованы острова Могмог, Запап, Нголи, Ламониур, Эар, Фалалеп и многие другие. После отдыха и снаряжения кораблей в Маниле путешественники отправились через Зондский пролив и мимо берегов Явы в Индийский океан — и в Европу.

25 августа 1829 г. «Сенявин» возвратился в Кронштадт. Много времени и труда заняли обработка материалов и наблюдений экспедиции. Результаты ее были изложены в нескольких томах сочинений, опубликованных Литке позднее(4).


Рис. 10. Маршрут кругосветного плавания Ф. П. Литке на шлюпе «Сенявин» (1826—1829)

Результаты экспедиции Литке кратко изложил в первой части своей работы. Прежде всего он отмечал географические и гидрографические исследования (рис. 11, 12). Астрономически определены важнейшие пункты побережья Камчатки к северу от Авачинской бухты, измерены высоты многих сопок, описаны острова Карагинский, Св. Матвея, Прибылова, некоторые из Алеутских островов, а также побережье Чукотского полуострова от мыса Дежнева до устья р. Анадыря. В другом районе — в архипелаге Каролинских островов, обследовано обширное пространство от острова Юалан до группы Улеай. Открыто 12, а описано 26 групп или отдельных островов. Для всех исследованных мест были составлены карты и планы (более 50), которые вошли в мореходный атлас, изданный Гидрографическим депо Морского штаба.

Большой интерес представляли наблюдения по зоологии и ботанике. Было собрано несколько новых видов животных (летучие мыши, тюлень, пресмыкающиеся черепокожные и др.); собрано большое количество экземпляров рыб, триста видов птиц, около семисот видов насекомых, многие из которых были мало или совсем не известны науке. Гербарий включал до 2500 явнобрачных растений (включая папоротники). Было обращено внимание на распределение растительности по странам, определяющие виды растений в той или другой стране. Горные породы, собранные со всех мест, составили до 330 образцов.

Большую роль в научных исследованиях и сборе коллекций по зоологии и ботанике в экспедиции Литке сыграли ученые-естествоиспытатели А. Ф. Пастельс, К. Г. Мертенс и Китлиц. Слава Литке как ученого росла по мере опубликования им отчетов об экспедиции. Опубликование последнего тома «Путешествия вокруг света на военном шлюпе «Сенявин» в 1826—1828 гг.» называли событием в географической науке. Его сочинение получило высшую награду Петербургской Академии наук — полную Демидовскую премию. Данными исследований Литке пользовались многие ученые, труды его были переведены на европейские языки и получили высокую оценку зарубежных ученых (А. Гумбольдт, Ж. Кювье и др.).

Результаты наблюдений Литке над постоянным маятником на огромном пространстве Земли (от 70° с. ш. до 38° ю. ш.) позволили сделать вывод о том, что Земля не представляет собой правильного эллипсоида вращения, как считалось ранее. Большой вклад в океанографическую науку представляют его взгляды о приливах и отливах, а также течениях.

Весьма значителен вклад Литке в этнографию. Он описал быт и нравы многих племен, населявших острова Тихого океана, побережья северо-восточной Азии и северо-западной Америки. Менее значительными научными результатами закончилось плавание второго судна этой экспедиции — шлюпа «Моллер» под командованием Станюковича.


Рис. 11. Путевые таблицы наблюдений над состоянием вод океана и атмосферы из сочинения Литке «Путешествие...»

Из Вальпараисо (Чили) «Моллер» направился к островам Туамоту. Осмотрев и определив географические координаты некоторых мест (островов Лито, Лазарева и др.), судно миновало их, а затем прошло мимо Гавайских островов и в июле 1827 г. прибыло в Петропавловск.

Исследование на побережье Русской Америки в 1827 г. не Удалось, так как наступило осеннее время. Ветры и туманы прервали в начале гидрографическую опись у острова Унимак. После месячной стоянки в Ново-Архангельске Станюкович отплыл к Гавайским островам, где решил исследовать воды к востоку и северо-западу от островов и отыскать там значившиеся на карте и якобы открытые ранее острова.


Рис 12. График с показанием ежедневных 6-кратных наблюдении над влажностью, давлением и температурой воздуха па участке плавания от Ново-Архангельска до о. Уналашка (Литке, 1835, отд. мореход., стр. 43)

К описи американского побережья северной части Тихого океана Станюкович приступил лишь в начале нюня 1828 г. До того в Уналашке им были проверены физические инструменты, для описи побережья в мелководье были приняты на борт судна байдары с алеутами. Экспедиция успела лишь частично описать северное побережье полуострова Аляска и Бристольский залив до устья р. Накнек. При описи берегов Станюкович, так же как и другие мореплаватели, использовал испытанную русскими моряками методику описания берегов адмирала Сарычева. Судно останавливалось на якоре, а опись вели с гребных судов и байдар. По пути команда «Моллера» осматривала Алеутские острова, некоторые из них были описаны, например, острова Амак (Худякова), Унимак и др.

Отчета об исследованиях Станюковича на судне «Моллер» не было опубликовано, и они остались менее известными, чем исследования Литке на «Сенявине».

Высоко оценивая результаты экспедиции Станюковича и Литке, нельзя не отметить, что команды кораблей и в особенности на «Моллере» не использовали всех возможностей для выполнения своих задач. Много времени занимали стоянки в портах, задержки при плавании в тропиках, где исследования для экспедиции считались второстепенными.

Эта экспедиция, как правильно отмечал Н. Н. Зубов, безусловно, могла бы сделать по описи отечественных морей значительно больше.

(1) Анадырский залив именовался тогда Анадырским морем.

(2) Западное побережье Охотского моря, от Охотска на юго-запад до Удского острога, было описано ранее Сарычевым и Фоминым.

(3) Ф. П. Литке . Путешествие вокруг света на военном шлюпе «Сенявин». 1826—1829. Изд. второе. М., 1948, стр. 8—9.

(4) Путешествие вокруг света, совершенное по повелению ими. Николая I на военном шлюпе «Сенявине» в 1826, 1827, 1828 и 1829 гг., флота капитаном Федором Литке, ч. 1, 1834; ч. 2, 1835; ч. 3, 1836.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю