Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

Глава 1. Страна голубых озёр, лесов и аэродромов

02.03.11
Текст: Владимир Викторович Дугинец
Художественное оформление и дизайн: Владимир Викторович Дугинец
С незаметным приходом старости каждый начинает сходить с ума по-своему. Обидно становится, что жизнь почти прошла и её как и здоровье уже не вернёшь ни за какие деньги.

Одни, которым 'седина в голову - бес в ребро', начинают искать себе молодых подруг и кардинально менять свою семейную жизнь, используя свободы и завоевания демократии.

Другие, на фоне повального алкоголизма, наркомании и злоупотребления продукцией пивоваренных компаний - вкалывают, как загнанные волы. Пытаются догнать и наверстать то, что не успели заработать в условиях социалистической реальности. Стараются обеспечить достойную жизнь своим ненасытным отпрыскам, которые в полной мере почуствовали преимущества рыночных отношений.

Ну, а третьи.... Тех кого подкосило здоровье и появились недуги время заставило выживать. Чтобы действительно не сойти с ума, я закончил заочные курсы и прилично изучил обычный компьютер.

Мне всё время казалось, что комп - это удивительный органайзер, созданный гением человечества и это недосягаемое для пожилого человека устройство современности. Всё оказалось проще, чем я воображал.

Компьютер оказался простым информационным сундуком, в который что положишь, то и достанешь в нужный тебе момент. Удивляет только программное обеспечение, которое умудрился придумать Билл Гейтс. Это действительно достижение человеческого гения. Простым 0 и 1 связать всё оборудование компьютера и заставить управляться его мышкой - такое не каждый способен разработать.

На своём компьютере я начал изучать наш Глобус с помощью программы 'Google Earth'. Есть такая. В ней аэрокосмическое агентство NASA выложило свои снимки поверхности Земли, заснятые из космоса, а ушлые программисты доработали 3-х мерные изображения некоторых достопримечательностей земных.

Но, я не о достопримечательностях, я о картах. На них я обнаружил одну закономерность. Земля у нас огромна в своих просторах. На всех этих просторах резкость изображения крайне низкая.

Ничего толком в наших провинциальных городах невозможно рассмотреть.

Но... Там, где на земной поверхности имеются объеты военного значения, аэродромы и базы - тут резкость изображений отменная и можно рассмотреть не только самолёты на своих стоянках, но и даже маркировку и обозначения на взлётно-посадочной полосе.

Вот тут я и вспомнил, что всю свою детскую сознательную жизнь провёл в военных городках, рядом с которыми всегда располагались военные аэродромы. Стал выискивать городки в Карелии, которые расположены рядом с аэродромами и которые не обозначены названиями в 'Google Earth'.

Нашёл! Нашёл я все всвои военные городки детства по взлётно-посадочным полосам аэродромов. Только там уже на стоянках стоят современные МиГи, а не те, что были в наше время.

И куда только не занесёт человека военная служба, да ещё с семьёй. Страна у нас настолько велика и у нас столько всяких дыр и захолустий, что и представить это себе трудно. Вот и меня это коснулось самым непосредственным образом, так как я имел неосторожность родиться в семье офицера, который прошёл всю Великую Отечественную войну и продолжал верой и правдой служить своему Отечеству.

Родился я в чисто русском городе, городе под названием Смоленск. Хотя, по правде сказать, и до сих пор мало, что знаю о нём, кроме того, что это исторический город. Город ратной славы нашего народа и то, что стоит на берегу Днепра и имеет старинный Кремль. Маловато, конечно, для знаний своей родины!

Мои брат с сестрой родились в Германии: в Берлине и Дрездене. Только поэтому в их свидетельствах о рождении оба родителя записаны как русские, а в моей метрике – отец украинец, а мать русская. И уже, когда я получал свой первый паспорт гражданина СССР, почему-то выбрал национальность украинец.

Осознавать себя как личность, и помню всё я с того момента, когда мы проживали, а отец служил, в Карелии. В 25-ти километрах от города Петрозаводска находился посёлок Бесовец Пряженского района, в котором располагалась войсковая часть 35519 . Это был полк истребительной авиации, который вывели из Германии, он состоял из самолётов Миг-15, а мой отец служил в полку техником самолёта.

Откуда такое название посёлка взялось я даже предположить не могу, но что-то бесовское в названии присутствует. Кстати, на современной карте Карелии этот военный городок не значится никак - без названия.

Семья наша состояла из пяти человек; я - самый младший, старшие брат и сестра. Как многодетному отцу семейства, нам была предоставлена двухкомнатная секция в общей квартире, но наибольшая по размеру, метров 25.

Что такое военный городок? Это несколько жилых домов, магазин, школа, баня, солдатский клуб и казарма, столовая офицерского состава и аэродром в нескольких километрах от домов. Вот и все достопримечательности.

Чуть не забыл, был ещё барак недалеко от магазина, где тоже проживали офицеры, сверхсрочники и гражданские люди, которые работали в войсковой части. Барак есть барак, что его описывать. Большой сарай с длинным коридором и отдельные комнатушки справа и слева. Удобства на улице, короче коммуна.

Единственно, что было хорошего в посёлке, так это природа. Кругом могучий молчаливый хвойный лес. Красивый карельский лес, с корабельными соснами, каменистыми сопками и голубыми озёрами Урозеро и Сургубское с белым песком на дне и пляже.


Военный аэродром пос.Бесовец, полк истребителей МиГ-15 в/ч 35519 в 1956 году

У хлипкого деревянного причала, покоящегося на тоненьких сваях вбитых в дно, было привязано несколько маленьких лодочек. Мы часто ходили купаться на наши озёра, которые находились всего в 1 километре от нашего дома. Даже несколько раз катались на лодочке вместе с отцом.

Я в те времена преодолевал любые расстояния в основном сидя у отца на шее, так что для меня это была не проблема. Навсегда запомнились маленькие волночки песка на дне, на фоне которых мелькали мальки рыбёшек, а иногда и крупные щуки. Я уже тогда без страха нырял с открытыми глазами, хотя и не умел плавать. Совсем не ощущал страха водной глубины, который появился намного позже.

Военный аэродром находился в двух км от посёлка, так что рёв самолётов мы ощущали на себе постоянно. У технарей служба, прямо скажем, не сахар. Лётчик два часа полетает на самолёте, попалит из пушки по наземным или воздушным целям, покрутит фигуры высшего пилотажа, а техник потом полдня его ремонтирует и готовит к следующему полёту. Причём готовит в любую погоду, иногда и прямо на стоянке, а не в ангаре. Снег - не снег, на спине под брюхом железной птицы с ключами, сваркой или другими инструментами.

Заправки самолёта керосином, боезапасом и прочие работы с металлом создавали вокруг техника самолёта специфическую ауру запахов, которая повсюду сопровождала своего хозяина.

Когда отец приходил домой со своей службы, первое, что мы чувствовали - это был запах авиационного керосина.

Отец у меня был человек прямой и обычно, что думал, то и говорил. Эта черта характера никогда не нравилась начальникам всех рангов и поэтому он часто страдал из-за этого недостатка.

Тяжёлая служба технаря, стычки с начальниками, да и семейные тяготы приводили к тому, что частенько я слышал по ночам, как он жаловался матери на несправедливость своего начальства и даже иногда плакал. Здоровый и сильный мужчина выкладывал всё наболевшее своей жене, и, может быть от этого, становилось легче на душе. Но слышать эти жалобы лично мне было неприятно, так как отец в моём понятии был железным человеком, который сам всегда решал, что и как должно быть в нашей семье и жизни.

4 марта 1953 года было обычным серым и хмурым днём. Немного начинало попахивать весной, но до её настоящего прихода нужно было жить и ждать, когда солнце, наконец, перевалит в северное полушарие, и выпустит свои настоящие тёплые лучи.

Оказалось, что в этот день мне исполняется ровно 4 года моей начинающейся жизни. Меня поздравляли с этой знаменательной датой родители и соседи, но лично для меня смысл дня рождения пока был не совсем ясен, а вот подарки я принимал с удовольствием.

Самый ценный подарок был материнский. Она подарила мне настоящую, но только маленькую детскую гармонь. Я совсем обалдел от неожиданно свалившихся на меня подарков, держа в руках этот бесподобный музыкальный инструмент, и рвал меха, и жал на кнопки и басы. Теперь наша общая квартира была наполнена бесконечной какофонией непонятных соседям мелодий моего экспромта и импровизаций собственного сочинения. Я перемещался по всей квартире и вносил свежую музыкальную струю в быт своих невольных слушателей, исполняя танцы вприсядку под собственный аккомпанемент.

На вопросы к матери, как и с чего я вдруг родился, она, смеясь, сообщала мне, что именно четыре года назад меня нашли в капусте и отобрали у зайцев. На то время меня и такой ответ вполне устраивал и я продолжал растягивать и сжимать красные меха своей гармошки.

Как обычно после всеобщего веселья наступают постные дни. На следующий день наша коммуналка представляла собой настоящую траурную контору. Мать плакала и просила меня прекратить сотрясать воздух своей гармошкой.

Так уж случилось, что в этот день скончался Сталин. Когда я увидел в газетах огромную фотографию усатого военного человека в чёрной рамке, то вспомнил, что видел этого человека в газетах и на медалях у отца.

На целую неделю у меня конфисковали гармонь и не разрешали прикасаться к ней, дабы не нарушать траурной тишины, установившейся в доме. Для меня товарищ Сталин в то время особых эмоций не вызывал, и я жалел его только потому, что переживали и скорбели родители и соседи. А то, что гармонь моя лежала высоко на шкафу, и я не мог исполнять свои фуги, придавало значимость скорбному моменту.

- Как же мы теперь будем жить дальше? - услышал я только одну встревожившую меня фразу от родителей.

Постепенно всё нормализовалось, и жизнь вошла в свою колею. Вместо портрета Сталина на стене большой комнаты появился новый портрет с изображением Булганина - нового Министра Обороны. А тут ещё и солнце пригрело и началось настоящее лето. Но летом были свои заботы и было уже не до гармони.

Куда несёт мальчишку вырвавшегося из дома погулять на улицу? Не вопрос. Конечно к забору. Это первое настоящее мужское препятствие, которое посильно для преодоления маленькому пострелу. Повисеть на заборе и посидеть на его верхотуре - это самое что ни на есть наивысшее из удовольствий детства.

На улице теплынь. Наконец-то настало самое настоящее, пусть и короткое карельское, но лето. В трусах и майке, в сандаликах на босу ногу я вырвался на свободу нашего двора.

У моего забора долгое время, ещё с прошлого года, лежали большие куски чёрного битума, оставшиеся после ремонта крыши дома. Солдаты свалили их в кучу, а дальше это уже не их дело.

Горячее солнышко за несколько тёплых дней растопило эту кучу в огромный блестящий чернотой блин, который с каждым днём расползался всё шире и шире, отвоёвывая себе пространство у забора.

За мной следом увязалась моя сестрёнка Иринка. Взобравшись на заборную высоту, меня очень заинтересовал манящий своим блеском огромный чёрный слой внизу. Я спрыгнул с забора в эту черноту, заполнившую пустоту в зарослях крапивы.

Только два шага я успел сделать по этому странному прилипалу. Мои сандалии погрузились в липкую густоту и замерли в битуме. Рванув, что было силы свои ноги, я освободился от обуви и следующие два шага удались мне уже босиком. Но и тут ноги увязли в тёплой смоле, и я застыл на месте, как муха на клейкой ленте. Иринка кинулась ко мне на выручку и тоже погрузилась ногами в эту же гадость, но только поближе к краю.

Бесполезно подёргав ножками, я понял, что влип накрепко и не смогу больше сделать ни шагу. От страха и бессилия что-либо предпринять для своего освобождения оставалось только одно - взвыть погромче, чтобы хоть кто-то услышал меня и помог. В двух шагах от меня, замерев в аналогичной позе, мне стала подвывать сестра. Кто-то из взрослых обратил внимание на наш не совсем стройный дуэт и позвал нашу маму.

Прибежавшая по тревоге родительница опешила, завидев торчащих в смоле своих детей. Главное, что невозможно было подступиться ко мне - уж очень далеко от берега чёрного озерка я стоял.

Иринку мама выдернула с огромными ошмётками смолы на ногах, и её рёв прекратился. А вот со мной пришлось посложнее...

Мама нашла доску и перебросила этот спасительный мостик ко мне. Но и добравшись до меня, и стоя на мостике, у неё не хватало силы вырвать меня из плена. Там, где я заторчал, глубина была побольше и мои ноги уже по щиколотку увязли в смоле. Пришлось детской лопаткой обрезать чёрный липкий блин вокруг моих ног и только после этого вытаскивать меня на свободу.

Теперь на моих ступнях были новые чёрные 'сандалии' весом каждый килограмма по 2 и толщиной подошвы в 3 сантиметра. Передвигаться на таких ходулях было тоже не совсем просто.

Мать сбегала домой и принесла оцинкованную ванну, налила в неё горячей воды и устроила мне помывку прямо на лоне природы у моего забора. Горячая вода несколько размягчила смолу на моих ногах и кое-как её удалось отодрать с моих ступёшек.

Стоя голым на улице в ванной под материнские причитания, я был настолько смущён беспардонным показом моих интимных мест сестре, что от стыда снова завыл и заревел. А тут ещё на рёв собралась целая толпа наших пацанов и тоже со смехом наблюдала моё отмывание от проклятой смолы. Такого унижения и позора перед своими пацанами я ещё не испытывал.

Ох, и намучалась мать с этой противной чернотой, да и сама перемазалась вся. От собственного бессилия она врезала мне по заднице мокрой тряпкой, которой оттирала меня, отчего я ещё громче заголосил и выл, как загнанный зверёк. Дальнейшую операцию по очистке пришлось проводить керосином, только керосин смог отчистить остатки смолы. Теперь я знал, что такое битум и керосин.

Страницы 1 - 1 из 18
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец | Все 



Оглавление

Читать далее

Предисловие
Глава 1. Страна голубых озёр, лесов и аэродромов
Глава 2. Кубань - жемчужина России
Глава 3. Вот она какая первая любовь
Глава 4. Я вижу море
Глава 5. Море любит ребят солёных
Глава 6. Дальний поход
Глава 7. 'Океан' в океане
Глава 8. Ах! 5-ый курс!


Главное за неделю