Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,67% (47)
Жилищная субсидия
    18,67% (14)
Военная ипотека
    18,67% (14)

Поиск на сайте

5.3 «Борьба с бандитизмом»

В ходе войны против Советского Союза Германия с самого начала нарушила элемен­тарные правила международного права. С другой стороны, призыв Сталина в речи 3 июля 1941 г. развернуть партизанскую войну в немецком тылу противоречил тра­диционным правилам ведения войны.

Интересы вермахта по обеспечению безопасности войск, централизованному снаб­жению и связи, организации широкой экономической эксплуатации оккупированных территорий на практике ограничились «борьбой с бандитизмом» в духе господства расовой идеологии СС и полиции. При участии военного и гражданского управления эта борьба сводилась к «сокращению» коренного славянского населения. Уже с июня 1941 г. в оккупированных областях начались «акции по усмирению», которые были составной частью плана систематического и массового истребления евреев. Эрих фон Бах-Целевски, верховный фюрер СС и полиции по Центральной России, а позже «уполномоченный по борьбе с бандитизмом», в сентябре 1941 г. высказался так: «Там, где партизан, там и еврей, а где еврей, там партизан».

Десятки тысяч советских граждан остались без крова и были вынуждены скрывать­ся в лесах. Наряду с цыганами, жившими в оккупированных областях, они считались подозрительными потому, что не имели жилья, и часто становились жертвами «акций по очищению». Только в тылу группы войск Центр к маю 1942 г. по одному лишь подозрению в причастности к партизанскому движению было убито 80 ООО человек. В «донесениях фюреру о борьбе с бандитизмом» от 29.12.1942 г. Гиммлер назвал свыше 350 000 «бандитов», «пособников бандитов», «подозреваемых в бан­дитизме» и большое количество евреев, «уничтоженных» с августа по ноябрь 1942 г.

«Усмирение» в тылу проводилось службами безопасности вермахта и войск союз­ников, подразделениями СС и полиции, а также соединениями местных доброволь­цев. При этом особенно зверски действовали полевая жандармерия и тайная поли­ция (гестапо), специальные подразделения СС и СД и пресловутый «особый батальон Дирлевангер».

Борьба с партизанами велась, как правило, самыми жестокими средствами. Прика­зы высшего руководства давали санкцию на применение беспощадных методов. А так как военные операции против партизанских отрядов часто проводились впустую, то неудачи стремились выдать за «успехи», сжигая при этом мирные деревни и уни­чтожая их жителей. В таких операциях особенно с лета 1943 г. уничтожению подвер­гались целые районы, считавшиеся «зараженными бандитизмом»; оставшееся в живых население депортировалось и использовалось на принудительных работах. И все-таки «борьба с бандами» не достигла желаемого успеха, как и партизанская борьба не столь значительно повлияла на ход военных действий и не оправдала ожиданий советского руководства.

Текст 84
Отрывок из служебной записки началь­ника партийной канцелярии НСДАП, рейх-слейтера Мартина Борманна от 16.7.1941 г. о партизанской войне и будущей неме­цкой оккупационной политике на Востоке.

Ставка фюрера,
16. 7. 1941 г.
Бо/Фу
Секретно

Служебная записка.

По распоряжению фюрера сегодня, в 15 ча­сов у него состоялось совещание с рейслей-тером Розенбергом, рейхсминистром Лам-мерсом, фельдмаршалом Кейтелем, с рейхсмаршалом и со мной. [...] Вначале фюрер сказал, что он желает подчеркнуть основное. [...] Всё заключается в том, чтобы поделить огромный пирог справедливо, что­бы мы его могли, во-первых, удержать, во-вторых, им управлять, и в-третьих, эксплуатировать. Русские отдали приказ начать в нашем тылу партизанскую войну. Но эта война имеет свою положительную сторону - она дает нам возможность искоренить все, что против нас. [...]

Рейхслейтер Розенберг поднял вопрос об охране управления. Фюрер говорит, [...] что он всегда настаивал на передаче полицей­ским полкам броневиков, [...] так как поли­цейский полк при поддержке соответствую­щего числа броневиков, разумеется, может добиться больших успехов. В остальном, подчеркнул фюрер, охрана, конечно, очень слабая. [...] На огромном пространстве усми­рение должно проводиться как можно быс­трее; этого лучше всего достигнуть путем расстрела каждого, кто косо посмотрит. Фельдмаршал Кейтель подчеркнул, что жителей нужно заставить нести ответственость за их дела, так как невозможно выста­вить охрану у каждого сарая и каждого вок­зала. Население должно знать, что будет расстрелян всякий, кто не работает, и что любой будет привлечен к ответственности за малейший проступок.

Текст 85
Отрывки из писем бременского торговца Х.Г., служившего в качестве резервного полицейского в резервном батальоне 105, своей жене от 28. 9. и 8.10.1941 г. о приме­нении этого соединения в боевых дей­ствиях против партизан.

28.9.41 [...]

Вчера я участвовал в боевых действиях. Мы прошли 25 км по лесу и поджигали все дома и сараи. Жилища покинуты. Чтобы у партизан не было возможности для ночевок, мы сожг­ли все постройки в лесу. Мы были «поджига­телями» в прямом смысле этого слова. Пар­тизан мы не встретили, эти собаки исчезли. Вчера вечером я чувствовал себя очень уста­лым после 25-километрового марша через лес. [...]

8. 10. 41, Флигерхорст, 50 км от Петербурга

Моя дорогая X.!

По дороге домой у железной дороги мы видели еще одного повешенного партизана, которого там повесили для устрашения: но это больше не трогает, так как такое мы видим почти каждый день. Пленные были заперты и ждали, что будет. Капитан Петер-сен полагал, что этих типов не надо расстре­ливать до тех пор, пока не удастся что-либо, из них выбить, и приказал одного привязать к столбу, настоящему мученическому столбу. Столб был поставлен возле кухни для того, чтобы пленный мог чувствовать запахи еды, и так он должен был стоять 24 часа, с обеда до следующего обеда. Я очень жалел бедно­го парня, поскольку быть привязанным к столбу, особенно ночью, удовольствие не из приятных. На следующее утро его допроси­ли, и он дал показания. На своем столбе он все-таки раскис, поскольку ему, конечно, поесть не дали. Вторая рота в тот же день привела еще одного пленного, русского сол­дата, который стал партизаном. Он хотел бежать и получил выстрел в глаз, пуля вошла сзади через ухо и вышла через глаз. Глаза нет. На следующее утро, несмотря на тяже­лое ранение, этого парня опять взяли с собой, и он выдал убежище, где скрывались партизаны. Мы принялись за дело и том вскоре добрались до места. Капитан П. не сумел окружить это место, и около 12 парти­зан сбежало. Мы стреляли им вслед, но не смогли попасть. [...]


122 Советские граждане, арестованные командой полиции безопасности и СД, предъявляют содержимое карманов, Кишинев, 15./16. 7. 1941 г. Эти люди вскоре были расстреляны по подозрению в партизанских дей­ствиях.

Акции проходят везде одинаково, и к этой работе быстро привыкаешь. Повсюду сгоняют людей, потом их проверяют, спрашивают о партизанах, а всех подозрительных забирают. Чаще всего эти акции проходят безрезуль­татно, так как партизаны живут не в дерев­нях, а где-то в лесу, и если нет филера, то их не найти.

Первая рота вчера опять охотилась на парти­зан. Троих расстреляли. Это безумие. Меня там не было. К сожалению, один из нас тяже­ло ранен, получил пулю в грудь от одного из этих свиней. Подло, правда? От этого впада­ть в ярость и хочется всех русских пере­стрелять, как собак.

Текст 86
Приказ командующего 6-й армией гене­рал-фельдмаршала фон Райхенау от 9.11.1941 г. о борьбе с партизанами.

Командующий
6-й армией

гл.шт-кв.,
9 ноября 1941 г.

Приказ по армии

Полковник Зинц в ночь с 5 на 6 ноября 1941 г. вместе с двумя храбрыми саперами штаба полка после смелого сопротивления был убит бандой партизан. Другие банды парти­зан убили 5 человек из организации Тодт и совершили ряд других преступлений.

Солдаты 6-й армии! Вы должны стать мсти­телями в организованной борьбе с бес­совестными жестокими убийцами. Для этого необходимо, во-первых, оставить свою бес­печность в этой коварной стране, и во-вто­рых, использовать такие средства уничтоже­ния убийц, которые нам не свойственны и никогда не применялись немецкими солда­тами против вражеского населения. Поэтому я приказываю: 1) Все захваченные партизаны обоего пола в форме или гражданской одежде подлежат публичному повешению. Любое сопротивпение при допросе или при транспорти­ровке пресекать самым жестоким обра­зом.

2) Все деревни и хутора, в которых скрывали или снабжали партизан, надлежит путём конфискации продуктов, поджёга домов, расстрела заложников и повешения со­участников, наказать в случае, если не будут представлены убедительные док­азательства сопротивления жителей про­тив партизан и жертв с их стороны. Вскоре будут вывешены плакаты с предпи­санием населению этих мероприятий. Тем не менее уже сейчас необходимо действо­вать соответствующим образом и довести это до сведения населения.

Страх населения перед нашими каратель­ными мерами должен быть сильнее, чем страх перед партизанами.

3) Все войска, включая снабженческие и строительные, обязаны вести борьбу про­тив партизан в случае их появления или обнаружения. Кто позволит партизанам уйти из-за нежелания причинить себе неудобства, ставит себя в положение неправого по отношению к своим товари­щам и подлежит наказанию за неповино­вение.

4) Во всех местах въезда в населенные пунк­ты, где квартируют войска, нужно поста­вить посты. Все перемещающиеся граж­данские лица мужского рода подлежат расстрелу, если они не сумеют безупречно доказать местному начальству свою мест­ную принадлежность или не имеют на рук­ах немецких документов.

5) Солдат должен иметь при себе оружие и в тылу, и на службе, и при проверках.

6) Ночлег отдельных солдат в незанятых населенных пунктах запрещен. Неболь­шие группы должны сами позаботиться о своей безопасности. Те, кто без служебной необходимости остается ночевать в городе в местах, не предусмотренных для ночле­га, подлежит наказанию.

7) В близлежащие леса входить только груп­пами. Шоферам надлежит заканчивать свои поездки в тыловой местности в заня­тых населенных пунктах до наступления темноты (исключая боевые действия). Офицеры, едущие поодиночке, должны держаться главных дорог или дорог, по которым ведется снабжение. На разведку в тыл посылать способные к боевым дей­ствиям группы. Поездки отдельных солдат на дальние расстояния нежелательны.

Настоящий приказ довести до сведения каж­дого служащего армии. Командирам надле­жит более, чем когда-либо, сосредоточить усилия на уничтожении партизан и отпоре их коварных нападений.

О всех мероприятиях, при которых уничтоже­но более 10 партизан, докладывать мне лич­но. Я сохраняю за собой право награждать тех, кто отличился в борьбе с партизанами и даю право командирам приравнять пред­ставление к наградам за храбрость в борьбе с партизанами к представлению к наградам за подвиги в регулярных сражениях.

ф. Райхенау,
генерал-фельдмаршал

Текст 87
Письмо начальника генерального штаба 6-й армии группе войск Зюд от 7.12.1941 г. о борьбе с партизанами.

Командование 6-й армии
А.шт.-кв., Отд.. 1 а-Аз.
17 декабря 1941 г.

Группе войск Зюд

В расположении армии партизанское движе­ние может считаться подавленным. Армия приписывает это строгим мерам, которые были применены.

Угроза населению отнять все продоволь­ствие и сжечь деревни, если оно своевре­менно не сообщит о месте нахождения пар­тизан, имела полный успех. Наряду с настоящими партизанами были устранены и многие элементы, находившиеся в округе без документов, среди которых скрывались агенты и связные партизан.

В ходе этой акции несколько тысяч было публично повешено и расстреляно в рас­положении армии. Казнь через повешение действует, как показывает опыт, особенно устрашающе. В городе Харькове было пове­шено несколько сот партизан и подозритель­ных элементов. С этого времени акты сабота­жа прекратились.

Опыт показал, что только те меры способ­ствуют достижению цели, перед которыми население испытывает больший страх, чем перед террором партизан.

За командование армии начальник
генерального штаба подпись

Текст 88
Донесение оперкоманды 8 опергруппы 13 полиции безопасности и СД верховному фюреру СС и полиции Центральной Рос­сии от 3. 11. 1941 г. о критических замеча­ниях коменданта пересыльного лагеря 185 по поводу «обращения с евреями и партизанами».

Немецкая полиция
безопасности оперкоманда
8 Дон. №236/41

О.У., 3. 11. 1941г.
верховный фюрер СС и полиции
вхд: 4.11.41

Верховному фюреру СС и полиции
Центральной России обергруппенфюреру
СС фон дем Баху

в наст.время Могилев

Отн.: критических замечаний коменданта пересыльного лагеря 185 майора Вит-мера об обращении с евреями и пар­тизанами.

Повод: личный доклад верховному фюреру СС и полиции Центральной России 3. 10. 41 г.

3. 11. 41 г. в 10 часов в полевой комендату­ре 191 состоялось совещание под руковод­ством коменданта подполковника фон Ягви-ца, в котором приняли участие командир тайной полевой полиции и полевой жандар­мерии ландрат Рот, местный комендант май­ор Мост, комендант лагеря майор Витмер и капитан Нельс из полицейского полка.

После сделанного мною по поручению фельдкоменданта выступления о необходи­мости беспощадных действий при оконча­тельном решении еврейской проблемы, май­ор Витмер в ходе общей дискуссии на заданный фельдкомендантом вопрос: «Что будет с теми подозрительными элементами в лагере для гражданских лиц в плане самого целесообразного обращения с ними?» - ска­зал буквально следующее: «У меня в лагере тоже есть пленные евреи, но я не думаю их выдавать для «особой обработки», поскольку не имею приказа соответствующих служб вермахта, а только такой приказ счи­таю для себя обязательным к исполнению».


123 Группа арестованных по подозрению в партизан­ских действиях перед расстрелом (без даты). На заднем плане, в центре, охранник полевой жандармерии с оружием наготове, справа вверху - офицеры вермахта и прибывшая команда для расстрела.

И по вопросу борьбы с партизанским дви­жением майор Витмер занял совершенно непонятную и ошибочную позицию, противо­речащую точке зрения полиции безопасно­сти, с которой вы можете ознакомиться в нижеследующем изложении:

Фельдкомендант задал вопрос, каким образом эффективнее всего ликвидировать бродяжничество на сельских дорогах. Я высказал свою точку зрения, что все мужчи­ны призывного возраста, которые не в состо­янии предъявить нужные документы орга­нам полиции при проверке на дорогах и которые после оккупации восточных обла­стей занимались только бродяжничеством, считаются виновными в партизанской дея­тельности и поэтому из-за угрозы обще­ственной безопасности как асоциальные элементы подлежат ликвидации. Майор Вит­мер возразил следующим образом: «Ну, это уж слишом, ведь это чистой воды убийство».

Эти высказывания, достоверность кото­рых я гарантирую, доказывают, что он: а) не только не поддерживает меры по реше­нию еврейского вопроса в свете требова­ний времени, предложенные правитель­ством, но и добивается принятия во внимание своих совершенно ошибочных взглядов путем мелочного увязывания его с чисто военными предписаниями и адми­нистративными распоряжениями и в) в отношении борьбы с партизанами и бро­дягами занимает позицию, несовмести­мую с выполнением задач и обязанностей коменданта лагеря пленных с точки зре­ния полиции безопасности. В заключение я позволю себе подчерк­нуть, что публичные выступления подобного рода, даже в кругу посвященных, способ­ствуют возникновению препятствий в работе и оказывают крайне неблагоприятное воз­действие на практическое решение этого вопроса, особенно в случаях, когда участву­ющие недостаточно устойчивы идеологиче­ски.

Далее следует отметить, что майор Вит­мер сказал, что сам знает, как обращаться с пленными в случае серьезных проступков (он описал в этой связи случай, когда плен­ный угрожал постовому кинжалом, и он отдал распоряжение расстрелять преступ­ника на месте), и ему не требуется для этого СД.

Текст 89
Особый приказ рейхсфюрера СС и на­чальника немецкой полиции Генриха Гиммлера от 31. 7.1942 г. о наименовании «партизан».

Копия
Рейхсфюрер СС и Хельсинки,
начальник немецкой 31 июля 1942 г.
полиции

Особый приказ!


По психологическим причинам впредь запрещено использовать слово «партизан», введенное в обиход большевиками и так ими обожаемое.

Для нас они не бойцы и солдаты, а банди­ты и уголовные преступники.

Отделить этих коварных убийц от спокой­ного и мирного населения и тем самым лишить их какой-либо поддержки - вот важ­нейшее условие для их уничтожения.

подпись: Г. Гиммлер

Текст 90
Приказ командующего войсками без­опасности в районе расположения сухо­путных войск группы Центр генерала фон Шенкендорфа от 3. 8. 1942 г. о каратель­ных мерах в отношении гражданского населения в ввереном ему районе.

Шт.-кв., 3 августа 1942г.
Командующий войсками безопасности
в районе расположения сухопутных
войск группы Центр 1а


В последнее время участились случаи, когда в ходе операций по очистке и усмире­нию применялись так называемые «кара­тельные меры», которые находятся в проти­воречии с моими взглядами на то, что важно привлечь население на свою сторону и обе­спечить спокойствие и порядок во взаимо­действии с ним. Террористические акты, такие как сжигание деревень и расстрел жителей, особенно женщин и детей, дают обратную реакцию. Карательные меры затронули слишком большое число жителей, которые не были на стороне партизан и не оказывали им поддержку, а были вынуждены под угрозой террора снабжать партизан продовольствием и предоставлять им свои жилища. Противопоставить партизанскому террору немецкий террор - значит, создать условия, которые приведут к неконтролируе­мой обстановке и в конце концов сведут на нет нашу работу по восстановлению и тем самым подорвут основы обеспечения войск.


124 Публичная казнь «подозреваемого партизана» слу­жащими немецкой полевой жандармерии (без даты). Фото «на память» было найдено в личных вещах убито­го немецкого солдата. На доске, прибитой к виселице, написано на немецком и русском языках: «Такая судьба постигнет каждого партизана и комиссара и тех, кто выступает против германской армии».

Посему с согласия верховного фюрера СС и полиции я отдаю следующее распоряжение полиции безопасности и порядка: 1) Массовые карательные меры, включаю­щие расстрел жителей и сожжение насе­ленных пунктов, в основном, должны осу­ществляться по приказу офицера в должности не ниже командира батальона, и только если однозначно доказана помощь партизанам со стороны населе­ния или отдельных лиц. Офицер несет ответственность за соблю­дение необходимых мер и отчитывается мне по каждому отдельному случаю в служебном порядке.

2) Я запрещаю расстрел женщин и детей, за исключением женщин с оружием в руках. О случаях, когда предлагаются каратель­ные меры со стороны полиции порядка и безопасности против женщин и детей, приказываю доводить до моего сведения через верховного фюрера СС и полиции и фюрера полиции для моего решения.

3) Нарушение приказа в пунктах 1) и 2) будет преследоваться в судебном порядке.

Я особо указываю на то, что в случаях, если жители покинули территорию, нельзя без тщательной проверки утверждать, что все они ушли к партизанам. Партизаны пыта­ются путем насильного увода жителей и ско­та создать впечатление, что жители борются на их стороне. Тем самым они провоцируют нас на карателные меры, которые исполь­зуют в пропаганде против нас. Метод прове­дения операций по очистке, состоящий в аре­сте всех жителей и их последующей тща­тельной проверке, показал себя как наилучший. Поэтому этот метод может быть особо рекомендован.

Так называемые «дружеские акции» зарекомендовали себя как особенно дей­ственные, и их следует проводить еще в более широком объеме.

Мы не ведем войну против населения, если оно проявляет себя в общем и целом благожелательным и склонным к сотрудни­честву. Мы также не боремся против отдель­ных русских из-за того, что они были члена­ми коммунистической партии, а теперь хотят честно работать с нами.

Поддержание готовности русского населе­ния сотрудничать с нами должно стать дол­гом для каждого из нас, так как это является важнейшей предпосылкой для успеха нашей задачи восстановить спокойствие и порядок на вверенной нам территории для обеспече­ния снабжения армии и в помощь родине.

Поэтому усмирение в областях располо­жения наших войск имеет решающее значе­ние в военном отношении.
фон Шенкендорф
генерал от инфантерии

Текст 91
Приложение командующего войсками безопасности в районе расположения сухопутных войск группы Центр генерала фон Шенкендорфа от 14. 8. 1942 г. к его приказу от 3. 8.1942 г. об «экзекуционных акциях» полиции безопасности.

Шт.-кв 14 августа 1942 г. Командующий войсками
безопасности в районе расположения сухопутных войск
группы Центр 1а


Повод: Приказ в районе расположения сухо­путных войск Центр 1а от 3. 8. 1942 г. о карательных мерах.

На странице 2 после п.З) добавить следую­щее:

«Тем самым распоряжение, переданное вер­ховным командованием вермахта, по ко­торому опергруппы или команды имеют пра­во проводить экзекуционные меры против гражданского населения в рамках своих задач и под свою ответственность, не затра­гивается».

За генерала начальник генерального
штаба подпись

Текст 92
Приказ начальника верховного командо­вания вермахта генерал-фельдмаршала Вильгельма Кейтеля от 16. 12. 1942 г. об отказе от судебных или дисциплинарных мер за действия в рамках борьбы с бан­дитизмом.

Копия
1а 1388/42 г.Кдос. Ставка, 16. 12. 1942 г.
Начальник верховного командования
№.004870/42 г. Кдос. Ген. шт. отн.:
борьбы с бандитизмом 31 экземпляр 14-й экземпляр
СЕКРЕТНО!


Фюреру доставлены донесения о том, что отдельные военнослужащие вермахта, пос­ланные для борьбы с бандитизмом, были впоследствии привлечены к ответственности за свои действия.

Фюрер в связи с этим приказал:

1) Враг использует в бандитской борьбе фанатичных, по-коммунистически вышко­ленных борцов, которые не страшатся ни­какого насилия. Здесь больше, чем когда-либо, речь идет о том, быть или не быть.


125 Вспомогательный бронепоезд, обеспечивающий железнодорожное сообщение в районе партизанских действий, предположительно, в Центральной России, 1942 г. Французский трофейный танк установлен на платформе в качестве тяжелого вооружения. Для защиты от мин локомотивы часто толкали впереди себя пустые вагоны.


126 Рейхсфюрер СС и начальник немецкой полиции Генрих Гиммлер во время беседы с начальником штаба верховного командования вермахта генералом Альфре­дом Йодлем в ставке фюрера под Винницей (Украина), конец лета 1942 г. Йодль (второй слева) был в управления безопасности ВКВ одним из главных авторов «Указания № 46: основ­ные направления усиленной борьбы с бандитизмом на востоке» от 18. 8. 1942 г., а также отвечал за разработку «основополагающих указаний по борьбе с бандами на Востоке» от 11. 11. 1942 г. Крайний слева на снимке -Гиммлер.

Эта борьба не имеет ничего общего с сол­датским рыцарством или с документами Женевского соглашения.

Если эта борьба против банд, как на Вос­токе, так и на Балканах, будет вестись недостаточно жестокими методами, то в обозримом будущем у нас не хватит сил для сдерживания этой чумы.

Поэтому войска имеют право и обязаны применять в этой борьбе без каких-либо ограничений любые средства, ведущие к успеху, даже против женщин и детей.

Поблажки, все равно какого рода, являют­ся преступлением против немецкого наро­да и солдат на фронте, которые несут тяжесть последствий бандитских нападе­ний, и не может быть никакого снисхожде­ния бандам и их соучастникам.

Эти основные положения должны преоб­ладать при применении «Указаний по борьбе с бандитизмом на Востоке».

2) Ни один немец, участвующий в борьбе против банд и их соучастников, не может привлекаться к судебной или дисципли­нарной ответственности за свои действия. Командующие войсковыми соединения­ми, задействованные в этой борьбе, несут ответственность за то, чтобы все офицеры подчиненных им соединений были ознак­омлены с этим приказом в подробной и самой настоятельной форме и тотчас довели его до сведения своих юрисконсультантов. Не утверждать приговоров, противоречащих этому приказу.

подпись: Кейтель

Текст 93
Показания под присягой бывшего началь­ника штаба рейхсфюрера СС Роде меж­дународному военному трибуналу в Нюрнберге 30.11.1945 г. о сотрудничестве между СС, полицией и вермахтом при «борьбе с бандитизмом».

ЗАЯВЛЕНИЕ



Я, Эрнст Роде, был начальником штаба рейхсфюрера СС и принял этот пост весной 1943 г. от обергруппенфюрера СС Курта Кно-блауха. Мое последнее воинское звание -генерал-майор полиции и войск СС. Моей задачей было оказывать поддержку тогдаш­ним верховным фюрерам СС и полиции необ­ходимой живой силой, в том числе и силами армии, при борьбе с бандитизмом. [...]

Непреклонность и жестокость русских уже в 1942 г. привели к драконовским приказам по поводу ведения борьбы против них со сторо­ны Гитлера. Эти приказы, которые через вер­ховное командование вермахта и верховное командование сухопутных войск были дове­дены до сведения, и, разумеется, подлежали исполнению как в армии, так и в войсках СС и полиции. Их способы ведения борьбы до форме не отличались друг от друга. Солдат в армии был таким же озлобленным по отно­шению к врагу, как солдат СС и полицейский. Из-за этого ужесточения приказы с обеих сторон приводились в исполнение беспощад­но, что в общем соответствовало желаниям и намерениям Гитлера. Как доказательство можно упомянуть приказ ВКВ и ВКСВ, кото­рый гласил, что все пойманные бандиты, та­кие как евреи, агенты и политкомиссары, должны незамедлительно передаватся вой­сками в СС для «особого обращения». Этот приказ содержал также распоряжение, что при борьбе с бандитами пленных не брать, кроме вышеназванных. О том, что борьба с бандами велась не на жизнь, а на смерть и в армии, я знаю из разговоров с командирами, например, с генералом Герцогом, комендантом 38-го армейского корпуса и с его начальником, полковником Г. Памбергом, которые подтвердили мои сведения. Сейчас мне ясно, что борьба с бандами постепенно стала ширмой для систематического истре­бления евреев и славян.

Эрнст Роде

Текст 94
Отрывок из служебной записки рейхсфю­рера СС и начальника немецкой полиции Генриха Гиммлера от 10. 5. 1943 г. об уча­стии сил СС в «борьбе с бандитизмом».

Берлин, 10 мая 1943 г. Секретно!
8 экземпляров
7-й экземпляр

Служебная записка о борьбе с бандами

1. Наличные силы СС и полиции: 1) Гэнерал-губернаторство:



относятся дополнителные силы в России (латвийские, литовские, белорус­ские, украинские, татарские и батальоны казаков численностью 50 ООО человек, отдельные лица на службе прежде всего в сельской местности - 250 000 человек).


127 Патрульный немецкой полевой жандармерии рас­стреливает подозреваемого в бандитизме на краю поля (без даты).

Текст 95
Отрывок из издаваемых рейхсфюрером СС «Сообщений фюреру о ходе борьбы с бандами» (издание № 51) относительно уничтожения «бандитов», «пособников банд», «подозреваемых в связи с бандитами» и евреев в период с 1. 9. по 1.12.1942 г.

Рейхсфюрер СС
Полевая ставка,
29 декабря 1942 г.

Отн.: Сообщения фюреру о ходе борьбы с бандами Сообщение № 51 Россия-Зюд, Украина, Белосток Успехи борьбы с бандитизмом с 1. 9. по 1. 12. 1942 г.



(х) Так как русские своих убитых берут с собой или сразу же хоронят, численность потерь по показаниям пленных должна быть значительно выше

Текст 96
Отрывок из оперативного приказа фюре­ра СС и полиции Белоруссии Курта фон Готтберга от 7. 12. 1942 г. относительно операции «Гамбург».

Задача вверенных мне соединений состоит в том, чтобы напасть на бандитов и уничто­жить их. Врагом считать каждого бандита, еврея, цыгана и всех подозреваемых в связи с бандами. Если будут взяты пленные, то сначала доставить их для допроса в СД.

Tекст 97
Радиограмма фюрера команды СД, гауптштурмфюрера СС Вильке команди­ру полиции безопасности и СД Минска от17.[?] 10.1943 г. о «результатах операции Фриц» с 24. 9. по 10.10.1943 г.

7[?] 10. 43 Секретно
Командиру полиции безопасности
и СД - Минск

Результаты операции Фриц в период с 24. 10. по 10. 10. 1943 г.

1. Потери врага: 327 убитых, 227 пленных, 182 особые меры (расстреляны)

2. Наши потери: 11 убитых, 32 раненых, 1 местный убит, 9 местных ранено

3. Трофеи: 1 легкий пулемет, 2 крупнокали­берных пулемета, 28 винтовок, 16 автома­тов, 6 противотанковых орудий, 5 пистоле­тов, 18 ручных гранат. Разрушено: 12 лагерей бандитов, 45 бункеров, 50 земля­нок. Сожжено: 87 деревень.


128 Деревня, подожженная во время немецкой «усмири­тельной операции» на севере России, 1943 г. В отчете от 6. 8. 1943 г. («положение с бандами на Востоке») начальник соединений по борьбе с бандитизмом Эрих фон дем Бах-Целевски сообщил об уничтожении 807 деревень только за период с 15 по 31 июля 1943 г.


129 Военная часть СС прочесывает болота и леса под Мозырем, где якобы скрываются банды. Район Припятских болот, май 1943 г.

4. Захвачена рабочая сила: 6 752 мужчин, 3264 женщин, 1 708 детей

Скота захвачено: 11 146 голов крупного рогатого скота, 2367 свиней, 1284 лошади, 18087 овец, 3 059 голов мелкого скота

«Особый батальон Дирлевангер»


То, что первоначально называлось «Коман­дой браконьеров Ораниенбург», созданной в июне 1940 г., стало впоследствии «Особой командой Дирлевангер», затем в ноябре 1942 г. было преобразовано в «особый бата­льон», потом - в полк и, наконец, в «штурм-бригаду СС Дирлевангер» (официально так­же «36-я гренадерская дивизия войск СС»). Вначале часть набиралась исключительно из заключенных, арестованных за брако­ньерство. Позднее стали поступать заклю­ченные из концлагерей, в большинстве сво­ем уголовники, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления, а в конце войны насильно зачислялись уже и многочислен­ные политзаключенные. Наряду с «фолькс-дойче», русскими и украинцами, в последние годы войны в ней состояли попавшие под следствие и осужденные военным трибуна­лом бывшие служащие и офицеры вермахта и войск СС, откомандированные для «боево­го применения» к Дирлевангеру.

Через штаб рейхсфюрера СС подразделе­ние подчинялось чаще всего соответственно верховному фюреру СС и полиции; оно ред­ко участвовало в боях на фронте и почти всегда применялось в «борьбе с бандами». Обращение этого соединения с гражданским населением отличалось беспримерной жестокостью.

С лета 1942 г. до лета 1944 г. войска Дирле-вангера после первых действий в «генерал-губернаторстве» были задействованы пре­имущественно в Белоруссии. В сентябре 1944 г. они были применены для подавления Варшавского восстания польской «народной армии», а затем повстанческого движения в Словакии.


130 Оберфюрер СС, д-р Оскар Дирлевангер (1895-1945); дата фото, август-сентябрь 1944 г. Родился в Вюрцбурге. Участвовал в войне 1914-1918 гг., несколько раз награжден, уволен в чине старшего лейтенанта. В 1919-1923 гг. член раз­ных добровольческих корпусов. В 1920/21 гг. заключен в тюрьму за нару­шение закона союзников о разору­жении. С1919 г. член Германского нар­одного союза обороны. В 1921 г. отчислен из высшей тороговой школы в Маннгейме за антисемистские выступления. С 1923 г. член НСДАП, исключен в 1926 г., вновь вступил и вышел в 1928 г. В 1922 г. защитил док­торскую диссертацию. В 1923-33 гг. хозяйственный контролер, советник по налогообложению и директор предприятия. В 1932 г. принят в СА и снова вступил в НСДАП, затем был судим за нарушение спокойствия в стране. В 1933 г. заместитель руково­дителя ведомства по труду в Хайль-бронне. В 1934 г. за растление мало­летних до 14 лет приговорен к 2 годам тюрьмы. В марте 1937 г. вступил в Испанский иностранный легион, с апреля 1937 г. по июнь 1939 г. участво­вал в гражданской войне в Испании в составе «Легиона кондор». С июля 1940 г. после приема в СС - командир будущего «особого батальона Дирле­вангер» со специальными полномо­чиями. Несколько лет принимал уча­стие в так называемой «борьбе с бандитизмом» в Польше и в Совет­ском Союзе, за что был награжден высокими военными наградами, в том числе за участие в подавлении Варшавского восстания польской «народной армии»; затем оберфюрер СС. Умер 7. 7. 1945 г. во французском плену в Альтхаузене (Обершвабен).

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю