Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

12.2 Новая конфронтация и старые образы врага

С распадом Контрольного совета союзников по Германии и блокадой Берлина холод­ная война достигла в 1948 г. своего апогея. Образование двух немецких государств в 1949г. и их вступление в разные политического блоки, означало участие в кон­фликте Востока и Запада. Новая конфронтация оказала свое воздействие и на отношение к истории «третьего рейха» в целом и, в особенности, к истории войны против Советского Союза.

Обеим сторонам легко удалось оживить старые образы врага. Если руководство СЕПГ и ГДР подозревало всех политических противников в «империализме» и «нео­фашизме», то в ФРГ традиционные слова «оплот» и «вал» использовались в значе­нии защиты западно-христианской цивилизации от «красного потока» и «азиатских орд». При выборе слов и образов нередко прибегали к старым клише национал-социалистической пропаганды, удаляя лишь антисемитские акценты. Исходя из пос­ледних месяцев войны с их изгнанием немцев и установлением оккупационной вла­сти Советов, прежний, но обновленный образ «русского врага» - на солдатском жаргоне «Ивана» - стал одним из самых распространенных в обществе.

В середине пятидесятых годов на территории Советского Союза все еще оставались немецкие военнопленные. В ФРГ стали называть это «величайшим позором 20-го столетия». Федеральный канцлер Аденауэр во время московских переговоров об установлении дипломатических отношений в сентябре 1955 г. затронул этот вопрос, не сомневаясь, что его решение окажет соответствующее воздействие на внутрипо­литическую жизнь в стране. Сказав при этом, что обе стороны допустили «много плохого», он выразил господствующую в ФРГ точку зрения о том, что немецкий на­род уже поплатился за свое прошлое.

В сложившемся политическом и культурном климате холодной войны едва ли нашлось место для критического переосмысления войны. Книжный рынок на мно­гие годы заполонили мемуары фельдмаршалов и генералов. В кинофильмах, бест­селлерах и иллюстрированных изданиях изображались бедствия и страдания немецких фронтовиков, военнопленных и гражданского населения, причиненных Советской Армией. Убийства и зверства немцев на советской земле более или менее последовательно затушевывались. Исторические исследования посвящались в первую очередь военно-стратегическим аспектам войны.

Досрочное освобождение нацистских преступников, осужденных в Нюрнберге, реа­билитация генералов вермахта, деятельность крупных функционеров «третьего рейха» на руководящих постах в Федеративной республике, а также соответст­вующая идеологическая направленность и искаженное представление о нацистских преступлениях в ГДР способствовали все большему вытеснению из памяти реальных событий.


258 Предвыборный плакат ХДС, 1949 г.

Текст 169
Отрывок из речи Франца Тедика, госсе­кретаря федерального министерства по общенемецким вопросам, 31. 5.1952 г.

Опять в который раз восточный поток достиг сердца Европы: я вспоминаю авар и гуннов, орды Чингис-хана и походы турок. Они неод­нократно подступали к сердцу Европы, но каждый раз, собрав все силы, она побеждала. Сегодня вновь большая азиатс­кая держава стоит на Эльбе и Beppe, на Заале, у Богемского леса, в сердце Вены. Теперь, как никогда, требуется объединение всех европейских сил для сохранения того, что создал христианский гуманизм на протяжении веков.

Текст 170
Из предисловия Оттмара Колера к книге «Колючая проволока - голод - носталь­гия. Воспоминания», 1955 г.

Тог, кто прочтет эту книгу с чистым сердцем и непредвзятым чувством, должен испытать потрясение и сказать вместе со мной: «Задержка освобождения военнопленных является воистину величайшим позором 20-го века». Эта книга должна помочь убедить мир в том, что эти беднейшие из бедных, эти рабы нашего века должны вернуться домой к своим близким.

И только тогда можно начать строить дейст­вительно всеобщий мир.

Текст 171
Отрывок из заявления советского премьер-министра Булганина на герма­но-советских переговорах в Москве 10. 9. 1955 г. на вопрос Аденауэра о нем­цах, все еще находящихся в советском плену.

Господин бундесканцлер первым делом затронул вопрос о военнопленных. Мы счи­таем, что это недоразумение. В Советском Союзе нет немецких военнопленных. Все немецкие военнопленные освобождены и возвращены на родину. В Советском Союзе находятся только военные преступники из бывшей гитлеровской армии,преступники, осужденные советскими судами за особо тяжкие преступления против советского нар­ода, против мира и человечности. Действи­тельно, в нашей стране на 1 сентября нахо­дилось 9 626 таких лиц. Но это люди, которые по законам и правилам человечно­сти как преступники должны сидеть за решеткой. Это люди, потерявшие свое человеческое достоинство. Это насильники, поджигатели, убийцы женщин, детей и ста­риков. Они были осуждены советскими суда­ми за их действия и не могут считаться воен­нопленными.


259 Журнал «Иллюстрирте Фильмбюне», № 4149, 1958 г. Экранизация романа-бестселлера Хайнца X. Кон-залика «Врач из Сталинграда» с О. Э. Хассе, Евой Бар-ток, Ханнесом Мессемером, Марио Адорфом и Верой Чеховой в главных ролях.




260 Возвращающиеся из советского плена немцы при­были в пересыльный лагерь Фридланд, 1955 г. В пограничном пересыльном лагере Фридланд было зарегистрировано следующее число возвратившихся из советского плена и интернированных (число в скобках по годам):

Действи­тельно, в нашей стране на 1 сентября нахо­дилось 9 626 таких лиц. Но это люди, которые по законам и правилам человечно­сти как преступники должны сидеть за решеткой. Это люди, потерявшие свое человеческое достоинство. Это насильники, поджигатели, убийцы женщин, детей и ста­риков. Они были осуждены советскими суда­ми за их действия и не могут считаться воен­нопленными.

Советский народ не может забыть тяжкие преступления, совершенные этими уголо­вными элементами, такие как расстрел 70 000 человек в Киеве в Бабьем Яре. Мы не можем забыть миллионы людей, расстрелянных, умерщвленных в газовых каме­рах и заживо сожженных в немецких концла­герях. Можно ли забыть тонны женских волос, взятых с замученных до смерти женщин и хранящихся в Майданеке? Мы, присутствующие здесь, видели собственны­ми глазами, что происходило в Майданеке. В лагерях Майданек и Освенцим было уничтожено свыше 5,5 миллиона безвинных людей. Украинский народ никогда не забудет многие тысячи расстрелянных и повешанных в Харькове. Я мог бы назвать концентра­ционные лагеря в Смоленске, Краснодаре, Ставрополе, Львове, Полтаве, Новгороде, Орле, Каунасе, Риге и многие другие, где сотни тысяч советских людей были замучены гитлеровцами. Нельзя забыть всех тех людей, безвинно убитых, удушенных газом, похороненных заживо, нельзя забыть сож­женные города и деревни, убитых женщин, подростков и стариков. И эти 9 626 человек, о которых я упомянул, как раз те преступни­ки, которые совершили эти зверства.

Текст 172
Отрывок из ответной речи федерального канцлера Аденауэра на заявление советс­кого премьер-министра Булганина на гер­мано-советских переговорах в Москве 10. 9. 1955 г. о немцах, все еще нахо­дящихся в советском плену.

Вы говорили о «военных преступниках» и приговорах советских судов. У нас имеются похожие факты в отношении Соединенных Штатов, Великобритании и Франции; но там признали, что приговоры, вынесенные суда­ми этих стран в первые послевоенные годы, были не свободны от эмоционального восприятия, от атмосферы времени, от того, что свидетели находились под таким же воздействием; что вся атмосфера тогда была неподходящей для вынесения приго­воров, какие были бы вынесены после споко­йной проверки всего состава преступления.

Из этого были сделаны выводы, и как акт милосердия почти всем осужденным даль­нейшее отбывание наказания было отмене­но.

Господин премьер-министр, Вы, наверное, узнаете, что написала лондонская «Тайме», что мы с Вами выступаем некоторым обра­зом в роли античных герольдов, которые выкрикивают, кто кому что должен. Я думаю, что не следует брать на себя такую роль, а мы должны попытаться после спокойного обсуждения достичь соглашения. Это пра­вда, что немецкие войска напали на Россию. Это правда, что случилось много плохого. Но правда и то, что потом русская армия - да, вынужденная обороняться, - и я это приз­наю, вторглась в Германию, и что и в Германии произошло много ужасного во время войны.


261 Транспарант с портретом Сталина и лозунгами на здании Центрального Комитета СЕПГ, Берлин, 1950 г. («Сталин - вождь и учитель человечества в борьбе за мир, демократию и социализм».)


262 Пропагандисткий «Иван» на боннском заборе для расклейки плакатов, 1953 г. Плакаты с пропагандистским «Иваном» были широко распространены в Федератив­ной республике с 1953 г. Они использовали страх перед советским нападением для негласной агитации в пользу вооружения. Задний план плаката приспосабливался к региональным условиям, при этом соответсвенно месту показа изображалась другая церковь (Кёльнский собор и т.п.).


263 Стена на Потсдамской и Лейпцигской площадях, 1962 г.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю