Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,67% (47)
Жилищная субсидия
    18,67% (14)
Военная ипотека
    18,67% (14)

Поиск на сайте

Глава 8. Зеленый луч счастья

Очень жаль, но корабли, как и люди, имеют свою биографию. Ничуть не потрафлю скептикам, а подтвержу: есть у них и душа. Ежели кто держит на этот счёт сомнение, могу даже научную базу подвести. Ведь, по сути, сам корпус и все сущее на палубе и внутри судна слиты воедино с тем же биополем команды. То есть с ДУШОЙ экипажа. Как и люди, корабли, отжив свой век, уходят в небытиё. А вот душа-то продолжает жить. В другом теле, с другим обличием, с другой судьбой, но с годами она обнажается всей гаммой поведанных как прошлой, так и нынешней жизнью красок событий, помыслов.

Такой корабль был, а, пожалуй, их было десятки, если не сотни, достойные нашей незыблемой памяти. Одним из них стала первая в истории ВМФ плавбаза для АПЛ «Иван Кучеренко». Ему этой осенью минуло 40 лет. Многое повидала плавбаза и её десятки раз сменявшаяся команда. Один из эпизодов поведаем вам.

От многих, повидавших мир мореходов, слышал о неком «Луче счастья» или в обиходе, просто «зелёном луче». Выходило так, что повидавший его хотя бы раз в жизни, обретал счастье. В каком виде, и каким образом, в предании не уточнялось. Счастье и всё тут. И, что немаловажно, счастье полагалось безвозмездно и пожизненно. Так-то. Теперь уже сорок лет минуло тому, как мне лично, как и в равной степени, всем, стоявшим в тот тропический вечер лицом к закату солнца на палубе океанского корабля, высветился этот самый лучик. А корабль, как мы уже осведомлены, именовался «Иван Кучеренко», в честь героя-подводника Великой Оте- чественной войны, капитана 2 ранга Ивана Кучеренко. Много позже, уже живя в Ульяновске, мне довелось встретиться с одним из членов экипажа «Ивана Грозного» (так про себя именовали Кучеренко его подчиненные). Это был старшина-комендор Степан Дерябин. Многое поведал ветеран ВОВ о героической кругосветке шести дизельных подлодок «Ленинец» и «Сталинец» суровой зимой 1942 года, шедших, кстати, через Камчатку, Командоры и Панамский канал. Из шести дошли до Мурманска лишь пять лодок…

Вторично «Луч счастья» озарил меня и впервые - лица всех свободных от вахты моряков океанографа «Чумикан». Лично у меня, по сути, большая часть жизни оказалась во власти океана или вблизи его стихий. Может это и есть то самое счастье? А ежели счастье в детях, то тоже всё сходится: их у нас с женой двое - сын и дочка. Жаль лишь, что они по разные стороны Земного шара от нас живут… Зато какое счастье общаться! А сколько друзей приобретено за все годы! Это ли не счастье! Стоит лишь снять трубку телефона или войти в Интернет, и вот они снова рядом! Но, ближе к теме.

На южной оконечности Африки приютился Мыс Доброй Надежды, но, как ведомо из истории мореплавания его первичное имя было Мыс Бурь. И лишь из суеверного страха перед стихиями мыс переименовали, как бы задабривая морские божества, в Добрую Надежду. Но не помогло. Как видно ещё и потому, что за ним, перед выходом в Индийский океан следовал Мыс Игольный. Последний возымел дурную славу одного из самых неистовых мест на Земном шаре наряду с проливом Дрейка, Бискаем и нашими камчатскими «Сороковыми ревущими». Здесь сталкивались лбами два океана, две ипостаси морских сил, туда же врывались силы властителя воздушной стихии Эола. Именно между мысом Игольный и Мадагаскаром зарождаются коварные «волны- убийцы». Достигая непомерной высоты, они переламывали запросто океанские корабли солидной тоннажности. Этой волной переломило первый в мире супертанкер «Уорлд глории». А «Игольный» стал таковым, ибо имел пакостную манеру ИГЛУ компаса вертеть куда вздумается всем чертям сразу!

Зная все описанные «прелести», команда плавбазы «Иван Кучеренко» крепила всё и вся намертво. Но, как потом вышло на поверку-Индийский океан провёл-таки над кораблём адский эксперимент на прочность. Отпраздновали мой 23-ий день рождения в одной из многочисленных лабораторий моего радиационного ведомства. Втихаря, конечно. Потом долго стояли под сенью южного неба на юте. Бурун за кормой фосфоресцировал так, будто по корме был виден не водный поток от винта, а выхлоп из сопла космического корабля при запуске. Всполохи, огненные вихри, серебристые струи пересекались, слагались и разлетались одновременно. Купол ночного неба до отказа заполнили мириады звёзд, от огромных и близких до малюсеньких и чуть ли не дымкообразных. Всё это было невообразимо восхитительно, феерия прямо- таки распирала душу, казалось, что эйфории не будет конца. Океан сладостно баюкал нашу плавбазу со всем её десятитысячным водоизмещением. Иллюзорное ощущение: мы и океан - едины. Но всё, - пора в кубрик.

Поутру, а скорее глубоко за полночь, страшный грохот заставил всех не только проснуться, но и перекреститься: кого мысленно, а кого и по факту верования. Корёжило, дробило, заваливало. И, если кто не мог себе позволить ходить по стенам в обиходе на суше, то в нашем случае ходили по переборкам коридоров вынужденно. А по ходу швыряло вдоль по проходу так, что не то чтобы зацепиться за поручень, а заметить ничего не успеваешь, как лоб втемяшится в пожарную корзину, либо сразу в палубу. Случалось и юморное: при попытке справить нужду на унитазе, матрос вывихнул руку… промахнувшись мимо спасительной ручки. О выходе на верхнюю палубу и речи не было, но ситуация вынудила: сорвалась шлюп-балка и крушила во вращении над верхней палубой всё, что ни попадя. От окрестных шлюпок только щепки летели. И как остановить эту дубовую, то ли буковую махину центнера на 2-3 весом, вряд ли кто соображал. А волны перекатывались через борт, грозя смыть аварийную партию целиком или по частям. Сотни, тысячи тонн воды били в борта, скулу, в корму вдогонку. Не сговариваясь, разом набросились на балку в момент её остановки у борта. Главное - не дать ей обратный маятниковый ход! Получилось!!! Принайтовали вначале к лееру, а уж потом к ближайшей тумбе. Спать не довелось практически никому трое суток. Из-за сильнейшей бури шли галсами, почти удваивая путь к Андаманским островам.

Но всё окончилось так внезапно, будто ничего и не было. Как по заказу, в канун третьих суток, утром, все свободные от вахты мертвецки спали, некоторые, даже не сняв спасжилетов. Не до того. Проснулись от просто-таки райской, умиротворяющей тишины. Высыпали на верхнюю палубу и не верили своим глазам: перед нами в мираже морской дымки открывалась сказка! Ничуть не меньше, именно она воспарила какие-то острова чуть ли не в поднебесье! На мини-островках кучерявились пальмы… Островов было великое множество: побольше, средние и совсем мизерные, но все в зарослях пальм и ещё чего-то. Даже после обеда почти никто не спал в «адмиральский час», все высыпали поглазеть на чудеса. Тем временем клочки тверди по мере приближения к ним, приводнялись, превращаясь хотя и в экзотические, но вполне обычные острова.

По небу плыли очень даже райские облачка, удаляясь за горизонт. Вечерело. «Очередной смене приготовиться на вахту!», лишь эта команда по верхней вывела из оцепенения и то, только тех, кого это касалось. Солнце, будто промытое с шампунем, уходило на покой в воды Индийского океана. И тут началось! Весь горизонт на западе высветился всеми цветами радуги. Океан вкупе с небесами заиграл буйную феерию красок. Неужто сам Нептун, бог морей, решил одарить нас, российских моряков щедро, по-царски! Вот это по-нашенски и сполна! Ну, спасибо, царь за эдакую невидаль! Красота просто заворожила всех: все тона цветов, их полутона и даже четвертинки вместе и порознь расцветили облака. Синий, лазоревый, пурпурный, голубой, бирюзовый и множество таких, коим и не придумал названия человек, - все разом отобразились на этой божественной картине заката!

Солнце заканчивало таинство ухода на покой. Вот уже лишь долька его передаёт всем прощальный лучик. Всё замерло над гладью океана. Словно ждали какого-то завершающего аккорда природы. Тем временем сиротливое, чечевицеобразное, чуть ли не микроскопическое светящееся тельце исчезало. Но нет!!! Над океаном, пронзая пространство, наши души, ауру, всю планету без остатка проносится светоч исключительно божественного цвета и необычайной силы… Он проник к нам через глаза и прямо в сердце! За доли секунды его жизни он преодолел перевоплощение во все цвета радуги. Но почему-то нам запомнился лазурно-зелёным с чуть ли не фиолетовым переливом. Нас оглушило, сразило наповал. И даже когда все померкло и ушло в небытие, все продолжали стоять на палубе и смотреть заворожено вдаль. В эти минуты мы наверняка были мыслями если не дома, то где-то там, далеко, далеко в неведомом.

Вторично «Луч счастья» довелось повидать уже ровно через десять лет. Но совру, если скажу, что всё было аналогично. Такое НИКОГДА одинаковым не может быть. Как огонь, как океан, как люди. Так устроен мир!

Вперед
Содержание
Назад


Главное за неделю