Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Что положено тигру

Судя по всему, в нынешние времена шибко большие начальники не бывают на перекурах у низов. Не усматривают, как видно в этом крайней необходимости. Но во времена нашей молодости всё почему-то было проще. И лодок, тем более атомных, насчитывалось единицы. Скорее всего именно поэтому нас, экипажи первых атомоходов всё-таки посещали едва не первые лица флота. И не только нашего, Тихоокеанского. Даже в аббревиатуре атомную подлодку так и указывали - АПЛ. Сейчас марокуешь, что за посудина предложена к прочтению: АПКСН (атомный подводный крейсер стратегического назначения). Хотя именно предназначение субмарин то же самое, что и десятки лет назад.

Ко всему добавим, что даже сама флотская форма располагает к простоте общений. Положим, если офицер в кожаном реглане и без головного убора, то адмирала от того же капитана третьего ранга не отличить. Разве что по возрасту… Бывали и казусы. Дневальный, в береговом, конечно, кубрике-казарме экипажа особо не усердствовал на приход младших офицеров. То есть не орал суматошно: «Смирно!!! Дежурный на выход!». Да и не принято было у подводников зря сотрясать воздух. Разве что для командира и иже с ним устав соблюдался. Так тут и напрягаться не было смысла: их знал экипаж в лицо, а они доподлинно всех своих подчинённых.

И довелось-таки одному неведомому лично для экипажа адмиралу посетить наши пенаты. И, что самое удивительное - без свиты. Не мудрено, что ему просто понадобилось…Да мало ли чего ему понадобилось! Такого ранга начальники мало кому подотчётные. А в умывальной комнате, куда зашёл офицер, хотя и курили, но проветривалось. Так что поговорить «за жизнь» ничто не мешало. Ну и поговорили бы себе вволю, да разошлись.

Но тут в экипаж прибыл наш командир, так что дневальный скомандовал с подобострастием: «Смир-рна!!! Дежурный на выход!». А это, как следовало полагать, относилось ко всем уже присутствующим в казарме-кубрике. Инстинктивно выполнил команду и адмирал. Но тут же спохватился: «Эт-та кому ещё «смирно»? И вышел навстречу капитану 1 ранга Вереникину.

Все опешили. Небывалый конфуз был налицо. Сгладил его сам высокий гость: «Здравствуй, милейший Игорь Иванович! Давненько мы с тобой не виделись!» С тем и удалились в глубину казармы, где ютились офицерские комнаты-каюты. А часа через два нас построили по центральному проходу. Вышли к строю наш командир и адмирал. Как и положено в таких случаях, он поздоровался с командой, на что мы лихо гаркнули: «Здравия жлам тащ-щ адмирал!». Вот уж теперь все разглядели, кто нас посетил: адмиральская форма говорила за себя.

Тут же был реабилитирован и дневальный: «Молодец, сынок! Своего командира чествуешь верно, а в казусе, пожалуй, виновен я сам: одет был не по форме. Бывает». И это был день первый нашего знакомства со знаменитым флотоводцем советских лет, представителем целой морской династии адмирал Касатонов. Тому минуло почти полвека и доподлинно сейчас можно назвать лишь фамилию нашего командира. Хотя дух подводников сохранён в основе и поныне.

А в день второй, уже понедельник, мы построились на плавпирсе у нашей лодки на подъём флага и утренний осмотр.

Старпом, капитан 2 ранга Хайтаров едва успел построить нас, как со стороны КДП (контрольный пост дозиметрии) увидели бегущего старшего лейтенанта Магомеда Гаджиева. Он даже не успел переодеться в рабочую форму. И, как был на берегу «при параде» и в фуражке, так и встал в строй. Старпом буркнул своё «фэ» и… Но тут все увидели идущих к подъёму флага командира и адмирала. Кэп (командир) был в пилотке и спецробе СРБ (по радиационной безопасности), проверяющий одел её же, но фуражку оставил парадную: он начальник! И флаг ВМФ с гюйсом подняли.

Адмирал Касатонов поздоровался и перешёл к строю офицеров. Они поочерёдно представлялись… И вот Касатонов поравнялся с Гаджиевым. Одна флотская династия напротив другой. А по возрасту - отец и сын. Старлей представился подчёркнуто лихо, без тени зависимости: «Старший лейтенант Гаджиев!». А его кавказские усики и шикарная, шитая на заказ фуражка при этом вздёрнулись горделиво. Адмирал молча разглядывал стройного красавца. Затем подчёркнуто тихо процедил: «Лейтенант! Почему неуставная фуражка?

- На Вас такая же, товарищ адмирал! - звонко отчеканил Магомед.

На пирсе тут же воцарилась тишина. Её нарушал разве что скрип швартовых нашей лодки. Лицо военачальника исказилось от благородно-снисходительного до удивлённо-негодующего.

- Лейтенант, запомни: что положено тигру, о том кошка и думать не смеет! Пять минут даю: заменить фуражку!!! - очень даже тихо, но чеканно отдан был приказ. Но слышали его все, даже матросы.

Лихо ответив - «Есть!», и щелкнув щеголевато каблуками, старлей мгновенно исчез в рубке над центральным отсеком.

- Центральный, кинь фуражку с КДП! Да за стойкой валяется. Ну и хрен с ней, не на парад!

И в ту же минуту молодой офицер рапортовал: «Товарищ адмирал, Ваше приказание выполнено! Старший лейтенант Гаджиев!

Тут же весь экипаж грохнул от смеха. Изысканный франт, покоритель дамских сердец, гордый горец стоял в фуражке… невесть на кого шитой в неизвестно каком году с искорёженным козырьком и напрочь вымазанной в неком тавоте-мазуте. Не удержался, хохотнув и адмирал.

- То-то же! Встать в строй!

Знал, как видно Герой Советского Союза, что перед ним не заурядный старлей, а лихой подводник-орденоносец. Знал… Но, «что положено тигру…».

Многие ветераны помнят этот смешной и поучительный случай и неизменно поднимают тост «за тех, кто в море!».

Вперед
Содержание
Назад


Главное за неделю