Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Деревня и мир

С первым снегом у нас начинались праздники. Наперво - это проводы в школу-десятилетку - это в район. Затем сплошняком свадьбы. Выборы депутата и Октябрьские торжества. Новый год и просто вывоз навоза на поля. Мужики по этому поводу усугубляли самогоном не хуже, чем на выборах, а то и хлеще. Сюда же присовокупят подвоз соломы на санях-волокушах. Плюс банные дни, где выпивка не осуждалась даже председателем колхоза. Немало ещё по первому снегу провожали ребят-десятиклассников в город. Учиться дальше. Мало их было, даже очень. Но провожали всей деревней. Ведь и учились-то мы все вместе: 1-3-5 классы - в одной избе пятистенке, а 2-4-6 - в другой. Классы делились по рядам. Нередко первоклашки знали материал пятиклассников лучше их самих. Да и возраст у нас разнился изрядно. Отдавали-то в школу по-разному. Редко кого в 7 лет. Больше в 9-12 годков.

Помню, как в 6-ом классе гуляли на свадьбе у Вальки Шкондиной. Нам только самогона не наливали, а сладенькой бражки, на подобии крепкой газировки или перебродившего кваса. А Вальке уже было 18 и жених-немец из соседнего Цветнополья. Потом нас потихоньку спровадили на горку. Чему мы были рады. Больно надо: «Горько, горько…» и целуются. Стыдоба! Взрослые и то уходили от детей целоваться за занавеску. Там и род продолжали. Хат-пятистенок в деревне было мало, чтобы отдельную комнату городить.

А радио в Руслановку провели году к 56-му. Слушали по часу в день. Чудно! Моя бабушка Марфа, матершинница, хотя по-своему набожная дивилась: «Вот ведь, куды в малюхоньку хренятинку втемяшился и поёт, мать твою туды. Прости Господи грешную!». И, крестясь, отходила в угол к иконе. Крестилась в тёмный угол, требовалось замолить грех: слушала дьявола, сиречь «антихриста». А «электрык» проводить так и не дала: «Инда в Азове бабу убило имя!». А жалко. Вон, у Летовых, хотя и пол мазанный, а лампочка была. Правда, в одной комнате и без выключателя. Я прямо по снегу втихаря (грех-то какой!!) бегал к соседям поглазеть на чудо. Набивалась, чуть ли не полная хата.

Но в 10 вечера «чудо» уже выключал Лёнька-электрик. Зимой этого «освещения» как бы хватало. О каком другом применении электричества и речи не было. Даже розеток в глаза не видели. Выключателей в сервисе не предусматривалось: таковой был один на всю деревню - на ферме, у того же электрика. Хрясь, и баюшки-баю. По такому же принципу он же включал утром радио. И, если у нашего домашнего радио была лишь одна рукоятка, то у Лёньки был ПРИЕМНИК, где их не меньше ПЯТИ!

Без лишних кулебяк Лёнька объяснял нам, как настоящий ЗНАТОК политику. Ему мужики обязательно подносили стакан, а то и два для лучшего «вещания». Однажды на завалинке в подпитии он сказал воякам, что точно опять война началась. Бабы, было, завыли, но Лёха успокоил, что она, ВОЙНА, пока холодная и вроде как не совсем против нас. И вообще против неё построили железный занавес.

Так и жили. Если одного из «чудес» не случалось, то значит, Лёнька побывал у Цедиленчихи и пьяный спит в радиоузле. А то и, поддав самогона, рассказывал у той же бабки (ей-то чего, абы людей побольше, да самогон брали!), что после Маленкова и Лаврентия Берия будут резать скот и сеять кукурузу. Но уполномоченный из района велел правлению и землемеру урезать огороды единоличникам, да повырубить яблони, что сверх нормы.

Только нормы не знал никто, а поэтому все матерились вроде как ни на кого. А уполномоченного материть, значит против власти и в каталажку. Но кур и свиней попрятали. Ждали какую-то атомную войну. И чего людям неймётся! А в Америке был президент Эйзенхауэр, и там вешали негров. Негры были вроде как за нас и их было жалко. Привезли в клуб «Свинарку и пастуха». Киньщика поили с неделю, чтобы крутил подольше. А в буран он и сам не поехал: дорогу занесло.

К весне собрали в суворовское училище Серёжку Помпеева. У него отец погиб где-то в Польше и был большой герой. Его сеструха Светка осталась с матерью. Но совсем к теплу и пахоте начали налаживать совхозы. Бабы говорили, что там будут платить деньги, а к следующему году и вовсе грозятся выдать паспорта. До сих пор давали только справки, чтобы съездить на базар. Бабушка, наслушавшись радио, сокрушалась: «Господи, неужто сызнова на нас нападут с энтими бонбами! Да чтоб у них руки отсохли, у антихристов!», - и молилась перед сном, лёжа у печи на мешках с шерстью. Я был солидарен, хотя в бога верить наотрез отказывался. Пионер ведь я!

Как бы там ни было, а именно тогда за океаном уже планировали ядерный удар по Иркутску. Основная цель: разрезать Советский Союз пополам, парализовав отстраиваемую Крутобайкальскую железную дорогу. Но, вопреки этим планам, появились новые ветки Транссиба. План бомбардировки опять был сорван. Это уж почти сегодня стало известно. А тогда…

Не больно-то помню призывы в армию из нашего колхоза. Скорее всего - некого было. А коли и призывали, то как- то незаметно. И без того в колхозе работать было почти некому. Бабы, да мы, пацаны. Мы запросто управлялись на конных грабарках и лобогрейках на сенокосе, на копнителях, а то и прицепщиками-трактористами (днём прицепщик, а ночью - тракторист).

Фронтовики возвращались, к общей радости, почти до 56 года, а кто и позже. Но в деревне не засиживались, подавались в город, либо в совхоз, в Азово. Пока документы не отобрали, да пахать землю не заставили. А кому охота работать «за палочки», так называли трудодни - меру труда на селе. Палочку, то есть отметку о заработанном трудодне могут поставить учётчики. А далее, в конце года (!) тебе «пообещают» 300 граммов зерна и чего ещё из выращенного и сданного в государство. Учётчик приезжал «по свистку» в поле, когда тракторист заканчивал пахоту на эти сутки, либо завершил её на этот год. То же было с комбайнёром. За результаты можно было «схлопотать» и до 12 «палочек», то бишь - трудодней. Пахали, сеяли и жали круглые сутки. Лишь бы погода была. Приехавший на поле учётчик зачастую не мог добудиться своих героев жатвы (сева). Как только глушился трактор, мы засыпали на месте. Вот, что такое «палочки».

Вперед
Содержание
Назад


Главное за неделю