Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Такси по-цыгански или танк на халяву

В оригинальности цыганам не откажешь. Их фантазия просто неуёмная. А подчас парадоксальность их поведения попросту малодоступна для нашего понимания. Именно для нас, оседлых провинциалов, ведущих размеренный и почти планомерный образ жизни. Здесь важно усвоить, что жизнь у цыган имеет смысл лишь тогда, когда они в движении. И абсолютно не имеют значения сопутствующие этому движению условия. И, если русскому свойственны, пусть по случаю, ухарство, неуёмная удаль, то совсем другое дело у цыган. У них, ежели что принято, то непременно по зову крови кочевых предков. Отсюда зажигательные танцы и песни в их жизни роднятся с некой напевностью, степной лирикой, романтикой костра и звёздного неба. Извечные кочевники не прочь насладиться мерным покачиванием кибитки и мелодичным напевом гитары. А куда спешить в бескрайней степной шири, исконной колыбели этой загадочной нации!

Случилось, как-то в нестерпимый зной заниматься неблагодарным делом: искать пропавшую искру в моторе. Машина приютилась у обочины, а сами мы изнывали от жары в скудном теньке от кургузого «газика». Кругом благоухала, дурманила запахами степь, а высоко в небе рассыпались трелью почти невидимые жаворонки. Около часа, в ожидании оживления мотора, мы с грустью провожали проезжающий транспорт. Через дорогу от нас стоял невесть откуда взявшийся минитабор. Человек эдак с десяток. Два бородатых «шаро-баро» и куча спорящих между собой цыганок с малышнёй. Не переставая горлопанить все дружно «голосовали» всем машинам без исключения. Будь то даже велосипед. Их вовсе не смущало, что желающих везти эту ораву они вряд ли дождутся. Попыхивая трубой и гремя всем и вся по пыльной гравийке надвигался громадный асфальтный каток. Так себе, вроде горы грохочущего железа, раскаленной на солнце.

Но, как видно, наши визави рассудили иначе и, гортанно споря, стали вразнобой махать руками. Тем же занялись и босоногие цыганята, время, от времени привскакивая то ли от избытка чувств, то ли от припекающего подошвы гравия. Не прошло и получаса, как махина поравнялась с уже ликующей кочевой, но безлошадной публикой. И, можете себе представить, «транспорт» отреагировал на требования и остановился. Тут же опрометью весь горланящий и ликующий народец оседлал каток. Впереди, почти на капоте восседал старший из бородачей. Он невозмутимо, почти философски взирал на окружающий мир, синхронно с трубой машины пускал колечки дыма из своей вычурной родовой трубки. Юбки цыганок полоскал степной ветер. Дети умиротворённо примолкли: все они наслаждались СМЫСЛОМ ЦЫГАНСКОЙ ЖИЗНИ - ДВИЖЕНИЕМ. Где-то через час случилась оказия и наш «газик» взяли на буксир. Буквально через десяток-другой минут мы обгоняли «транспортный» каток. Нет, во взорах цыган мы не заметили и тени зависти к обгоняющим их и к нам, соответственно. Может просто чересчур быстро проезжали…

Позже мы окончательно убедились, что правы в своих выводах по поводу образа и смысла жизни цыган. А было это уже осенью, в самую непролазную, слякотную непогоду. Неподалеку от автоостановки, всё в том же «газике» ждали мы в дорогу замешкавшегося сотрудника. Автобусов, как видно, долго не было и народу накопилось изрядно. Цыгане стояли особняком. На сей раз десятка полтора. Соотношение цыганок с детьми и главенствующих среди них мужчин совпадало. Одно было не совсем понятно: какой вид транспорта им потребен. Для всего их сообщества вряд ли нашлось хотя бы одно место среди отъезжающих на работу горожан. Автобусы, чрезмерно нагрузившись пассажирами, скрежетали на ухабах так называемого асфальта обшивкой кузова, едва не роняя висящих в дверях трудящихся.

Но минут через пяток стал ясен замысел многоопытных любителей «халявы». К излучине дороги, где расположились дети степей в цветастых одеяниях, примыкала булыжная мостовая. Это была своеобразная дорога не только по покрытию, но и по предназначению. По ней могли без ущерба для города проезжать большегрузные «Уралы», тягачи с военной техникой и даже танки. Ездили они не часто. Тем более танки. Это случалось в разгар учений, когда «условный противник» умудрялся менять места дислокации. Тогда ошалелые «синие» шарахались по полям и весям в поисках противника - «зеленых». Осмыслить всю эту чехарду было невозможно, но грохота хватало всем и с избытком. Как видно, таких «сине-зеленых» и поджидали цыгане, в надежде совершенно задаром наведаться на базар, что почти примыкал к пресловутой мостовой, но уже почти в центре города. Так оно и бывало не раз. Солдаты со смехом водружали в объёмные кузова смешливых цыганок. Проезд был исключительно безвозмездным. Консенсус, одним словом. Но тут…

Рев мощнейших дизелей, лязг гусениц и клубы дыма ворвались в окраину города так неожиданно, что стоявшие на остановке вздрогнули и в изумлении вперили глаза в броню этих серо-зеленых монстров. Махины неслись на немыслимой скорости. Грязь из-под гусениц летела так высоко и с такой силой, что падала даже впереди танков, а то и на них. Мы озадачились: неужто отважатся… Да, так и есть, мы предугадали: цыганский инстинкт и здесь сработал вопреки здравому смыслу.

Наши кочевые герои бесстрашно ринулись едва ли не под танки, размахивая руками. «Вот ведь, черти черномазые, ничего не боятся! Неужто голосуют?!» - крикнул в изумлении кто-то из горожан. Действительно: просто нелепо пытаться остановить эту лавину несущихся напропалую стальных чудищ. Но попал-таки один истый танкист-удалец, да и остановил свой танк, да так резво, что тот черпнул грязь чехлом ствола. Благо, танки держали интервал, а то бы быть беде. Как чёрт из табакерки из люка высунулся чумазый танкист. Проорал сквозь рев двигателя: «Чё надо?!» Тут и спрашивать не потребовалось: в мгновение ока броня машины боевой скрылась под подолами цыганок. Как уж там умостились все остальные - неведомо. Народ ахнул, всплеснув руками: «Батюшки, а ведь поедут!?». Но, упреждая недоумение лихой механик- водитель хлопнул люком и газанул с места почище Шумахера на старте. Грязь лавиной низринулась на цветастый десант. Сожалеть «пассажирам» о поспешности и несуразности своего занятия мест в десантном «партере» по боевому расписанию на скобах по бортам было поздно. Бить кулаками по броне просто бесполезное и смешное занятие. Но развязка ситуации была исключительно проста: танкист так тормознул, что его седоки продолжали движение в заданном танком направлении прямёхонько в сторону довольно приличной по размеру и грязи лужи. Где и приземлился весь минитабор без ощутимых потерь, хотя и изрядно вывалявшись в жирной грязи исключительного чернозёма.

Нет, не слышал хулиганистый чумазый лейтенантик завзятые цыганские проклятия в свой адрес, наподобие: «И чтобы не было утехи члену твоему! Да засохнет помет в стволе пушки танка! И не видать тебе пайковых с полгода! И пусть ты порвешь свои галифе на заднице!». Зато мы слышали безудержный хохот всех, кто упорно дожидался автобуса. Нам цыган было несколько жаль: надо же так опростоволоситься! Но кто-то из ожидающих автобуса пояснил: «Да это «военные» цыгане. Живут табором у танковой части, они-то службу знают! А тут неувязочка вышла». Трудно же им всё-таки совладать с инстинктами, приобретёнными веками от предков, в условиях военной урбанизации тем более. Да и незнание воинских уставов сказывается.

Вперед
Содержание
Назад


Главное за неделю