Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Глава 3. Нам бы ночь продержаться

Малость посоветовавшись, порешили так: включаем фары на дальний свет вглубь леса. Михаил становится промеж фар у радиатора с дробовиком. А мне следовало идти в лес драть кору и рубить сучья сухостоя. Снегу было чуть не по пояс и рыться в нём - неблагодарное, а то и опасное дело. Серое зверьё могло быть уже где-то рядом. На всякий случай отстегнул кобуру пистолета, загнал патрон в патронник и сунул ствол в нагрудный карман, поближе чтобы. Сыромятного ремешка к рукоятке едва хватило: упаси бог выронить ствол в снег - вовек не сыскать. Да и не дадут волчары на это времени. В момент разорвут… От этой мысли передёрнуло.

Легким топориком быстро надрубил кору берёз, тут же надрал. Целый ворох натаскал к машине и чуть поодаль. Мало ли что в контейнере-то за кабиной бензин! Промёрзшие сучья и рубить не надо: ломались запросто. И всё-таки решил завалить пару лесин постарше, да посуше. Топор от сушняка отскакивает, аж искры летят. Жаркие будут дрова, но намучаешься вдосталь. Вспомнили про ножовку (спасибо Николаю Ивановичу). Но в какой-то момент будто ожгло чем-то. Бросил пилить, выпрямился. И…, о ужас! В лесу отражались светлячками волчьи глаза. Много, очень много. В образовавшейся тишине был лишь слышен звук работающего на холостом ходу мотора.

И тут, прорвав шум ветра, совсем уже рядом повторилось: «Уу-ыы-аа!!!». Серые «хористы» вторили немедля. Миша, как видно, увидел злые и голодные «светлячки» ещё раньше меня и взвёл курки. Моя рука невольно потянулась за «макаркой», но тут же понял, что это будет начало конца. Нашего конца. И вряд ли удастся сделать второй выстрел даже из наших трёх стволов, как свора навалится на нас. Да и попасть ещё надо… Тот же Николай Иванович рассказал, что свирепость северных хищников обособлена теми же суровыми условиями. Случалось, что зверьё поедало друг друга. Совсем нередкими в зимнюю голодную стужу среди «серых собратьев» были явления каннибализма. Поедали чужаков, больных, подранков, а в случае свары, то и вообще без разбора друг друга.

Но не было случаев поедания отравленных особей любого рода: хитрые, твари. И не дай бог оказаться беззащитным людям (охотникам, почтарям, лётчикам и прочим путникам): от них едва находили огрызки ног в обуви. Но я, обливаясь холодным потом страха, березину допилил. Теплило то, что выстрел, в случае чего, из дробовика посеет панику в стае.

А без дров верная гибель. В кабине сидеть, значит жечь бензин. Есть ли он в Абатске - неизвестно. А помощи ждать неоткуда и не от кого: кругом леса, болота и... волки. Так что «пилите, Шура, она золотая!». Конечно, каждая полешка дров для костра была более, чем золотая. А волки тем временем наглели, провоцируемые стайной яростью и голодом. Некоторые делали прыжки в освещённую зону. Всё ближе и ближе. Временами от страха замирала душа. Серые тени уже шастали подле машины, норовя обойти нас сзади, из-под колёс.

- Мишка, только не стреляй! Дай я дров натаскаю!

А волчий круг всё сужался. Дальше мог последовать спонтанный яростный срыв всех зверей и сразу. Самый комель дерева удалось-таки распилить для переноски, а вернее для волочения - с матом и зубовным скрежетом. Я развел костерок с подветренной стороны впереди машины. Вспыхнув, он угас в одночасье. Вымокшие под осенними дождями сучья заледенели и никак не горели.

- Дохлый номер, придётся канистру бензинчика почать, а, Миша?

- Бери ключ от контейнера в бардачке. Плеснем, да запалим. Супостаты-то вона, на фары прут. Огня надобно срочно! Мотор бы нужно заглушить. Да ведь посадим фарами аккумулятор. Лей бензин на хворост, да убери канистру подальше. Зверьё-то, глянь, и вовсе на нас того и гляди кинется!

Полил бензином сучья, вроде экономно. Литра два, не более. Немного добавил на поленья и кору. Канистру поставил в сугроб за колесо. Чиркнул спичку и кинул на дрова. Гулко ахнув, взметнулось пламя. Волки с рычанием отпрянули в темень. Но их становилось всё больше. И задние с остервенением кусали передних, заставляя, вопреки природной боязни огня, наседать на нас. Сучья трещали, отбрасывая снопы искр. Звери, взвизгивая, прыгали прочь, уступая место терявшим терпение и жаждущим немедленной добычи, крови.

Вперед
Содержание
Назад


Главное за неделю