Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

Железная морская собака


Первое и последнее плавание Брандтаухера. Пасмурным днем 1 февраля 1851 г. на стенке Кильской гавани толпились люди, которые, невзирая на холод, терпеливо ожидали чего-то уже несколько часов, не сводя глаз с небольшого участка акватории, где галсировало все это время несколько флотских ботов. На ботах визжали лебедки, гремели цепи. Ветер доносил до берега отрывистые слова команд. На этом месте во время своего пробного выхода потерпела аварию первая немецкая подводная лодка. Безрезультатные попытки спасти корабль или по крайней мере людей длились уже семь часов...

И вдруг это гнетущее напряжение разрядилось взрывом ликующих криков. Все увидели, как из ледяных свин- цово-серых волн, словно дельфины, выскочили один за другим три человека, составляющие экипаж затонувшей лодки.

Просочившаяся в корпус вода до такой степени сжала воздух внутри потерявшей управление и оказавшейся на грунте лодки, что из открытой горловины люди были «выстрелены» сквозь пятнадцатиметровую толщу воды, словно пули из пневматического ружья. Так закончилось первое и последнее плавание Брандтаухера — подводной лодки, разработанной Вильгельмом Бауэром и построенной на Кильской верфи «Швеффель и Говальд».

Создатель лодки и оба его спутника понатерпелись страху, пока выбрались столь необычным путем на поверхность. Спутники — двое рабочих с верфи, вовлеченные в это авантюрное плавание жаждой острых ощущений, навсегда излечились даже от мыслей о погружении под воду. Сам же Бауэр, не теряя времени даром, снова ушел в работу над созданием новой конструкции подводного корабля.

Двигалась лодка при помощи мускульной силы: двое людей, работая ногами, через серию зубчатых колес сообщали вращение гребному винту.

Бауэр не случайно назвал свое детище Брандтаухе- ром — именем, которое раскрывало весь смысл этой затеи: ведь лодка строилась по заказу военного флота и должна была стать именно подводным — ныряющим — брандером*, чтобы действовать в бою так же, как брандеры античных времен или более позднего периода (например, в сражении при Гравелине)...

Современная подводная лодка имеет весьма отдаленное сходство со своими неуклюжими предками — пионерами подводного плавания. Послушная малейшему движению горизонтальных рулей, она спокойно скользит, все глубже и глубже уходя в свою стихию. Над пультом склонился штурман. Он не спускает глаз со шкал многочисленных приборов. Через определенные интервалы производится регенерация отработанного воздуха. Лишь через несколько суток заработают помпы, вытесняя воду из балластных цистерн и лодка подвсплывает поближе к поверхности, чтобы выставить шнорхель** и подзарядить аккумуляторные батареи... А затем снова, словно рыба, погружается острое тело лодки в гидросферу. В наши дни имеются подводные лодки, которые могут оставаться на глубине месяцами.

И все-таки, даже самый современный подводный корабль в принципе своем не отличается от старины Брандтаухера ибо и его вертикальное маневрирование уже было основано на чередующемся заполнении и продувании балластных цистерн.

Принцип заполнения и продувания открыт. Любое начало сопряжено с трудностями. Так было, так, вероятно, и будет... Первые попытки человека плавать под водой уводят нас к далеким античным временам.

Уже Аристотель упоминает о бронзовом водолазном колоколе, который его ученик, Александр Македонский, собирался применить в 332 до н. э. при взятии Тира. Когда галерная эскадра римского императора Люция Септимиуса Севера во II в. н. э. блокировала гавань Византии, защитники города атаковали ее с помощью водолазных колоколов, которые в Северной Европе стали известны лишь в XVI в. Однако водолазный колокол и в его примитивном, и в значительно более усовершенствованном виде следует все-таки считать не более как эмбрионом подводного судна.


Водолазный колокол. Иллюстрация к древнему фантастическому повествованию о подвигах Александра Македонского

Самые ранние эскизы субмарин принадлежали Леонардо да Винчи и Роберто Вальтурио. Великий Леонардо свои рисунки уничтожил, в рукописях же военного техника Вальтурио изображение пращура современных подводных лодок сохранилось. На рисунке представлено подводное судно цилиндрической формы, погруженное всего на какой-то метр и движимое вперед путем вращения четырехлопастного гребного колеса.

Голландец Дреббель одним из первых перешел от эскизов подводных лодок к воплощению их в натуре. В 1602 г. он построил подводную лодку, в которой, правда, использовался лишь принцип заполнения, пока еще без продувания, а задача всплытия решалась путем сброса балласта. Лодка погружалась на глубину до 3 м и приводилась в движение четырнадцатью веслами. О ее практических погружениях известно очень мало.

Шаг вперед сделал итальянец Джованни Альфонсо Борелли, который предвосхитил уже принцип продувания. В его проекте субмарины предусматривались заполненные водой кожаные мешки, содержимое которых, при необходимости снова всплыть на поверхность, можно было выдавливать наружу через проделанные в днище отверстия.

Весьма примечательными были попытки создания подводных лодок Дени Папином и Робертом Фультоном.

Еще до Фультона свою модель подводной лодки предложил русский корабельный плотник Никонов. Разработку лодки ему поручил Петр I, проявлявший всемерную заботу о развитии русского флота. Лодка Никонова представляла собой длинную обитую медными обручами деревянную бочку. Во время первого испытания она некоторое время плавала под водой, при вторичном же погружении получила повреждения.

Очень напоминало модель Борелли подводное судно английского корабельного плотника Саймонса — деревянная лодка с водонепроницаемой полукруглой палубой. Эта лодка была изображена и описана в одном журнале XVIII в. Погружалась она с помощью заполненных водой кожаных мешков. Никаких указаний на технику всплытия в этом описании, к сожалению, не содержится.

Отдавали ли себе отчет первые конструкторы подводных лодок, что они работают над созданием не только судов нового типа, но и новых гробниц для моряков? Первой жертвой подводной лодки стал сам ее конструктор. Англичанин Дей в 1773 г. погрузился в подводной лодке собственной постройки на глубину ~ 10 м. Второй, более расширенный эксперимент, который он проводил год спустя в гавани Плимута, оказался для него и последним: из этой экскурсии на глубину 120 м он уже не вернулся. Английскому фрегату Орфеус, принимавшему участие в испытаниях, удалось, правда, после многочасовых усилий поднять несчастную лодку до глубины в 5 сажен (~9 м), однако в этот момент лопнула цепь. Дальнейшие попытки вновь застропить лодку не увенчались успехом.

Примечательно, что все изобретатели, ломавшие головы над постройкой подводных лодок, хотели создать именно военное оружие. Все указывают в своих описаниях на то, что с помощью таких лодок можно было бы уничтожить весь флот противника.

И лишь один ужаснулся подобной перспективе — Леонардо да Винчи. Утверждают, что уничтожение чертежей своей подводной лодки он дальновидно обосновал следующим образом: «Люди настолько злобны, что готовы были бы убивать друг друга даже и на дне морском». У Леонардо были для этого все основания: он-то, как никто другой, знал всю подноготную благородных кондотьеров и пап своего времени.

Первая подводная лодка Таатл (Морская черепаха), вышедшая в атаку, была изобретена американским механиком Дэвидом Бушнеллем. Было это во время блокады нью-йорской гавани английским флотом.

Она оказалась первым пригодным для службы изобретением в области подводного судоходства.

Армейскому унтер-офицеру Эзре Ли, который вел Таатл, удалось незаметно, пройдя под водой несколько километров, приблизиться вплотную к линейному кораблю Игл. Однако бурав, при помощи которого мина замедленного действия должна была крепиться к корпусу вражеского корабля, не вворачивался; днище судна было обито медью. Не удалась и попытка подобраться к другому линейному кораблю. Плывущая на очень малой глубине Черепаха была обнаружена и потоплена пушечными выстрелами; экипаж чудом вырвался из уготованной ему морской могилы. По другой версии Черепаха была застигнута врасплох отливом и дальнейшие ее попытки атаковать англичан оказались бессмысленными.

Подводная лодка Фультона была куда более многообещающей, но все же и она едва была способна к действиям в открытом море. Это был первый Наутилус***. Он имел 6, 5 м в длину, 2 м в ширину и по форме напоминал сигару. Первое его плавание близ французского порта Бреста прошло блестяще. Экипаж из трех человек вручную вращал гребной винт. Максимальная глубина погружения достигала 8 м. Для плавания в надводном положении служил парус. При погружении мачта складывалась. Во время одного из демонстрационных погружений Фультон оставался на своем Наутилусе под водой шесть часов подряд. За это время он с помощью своих спутников сумел незаметно подобраться к старому кораблю, используемому в качестве мишени для артиллерийских стрельб, и взорвал его.

Успех был полный, и тем не менее, ни одно правительство, из тех, к кому обращался Фультон, не пожелало приобрести его патент.

Снова и снова находились энтузиасты, которые загорались идеей усовершенствования подводной лодки и не могли уже оставить ее. Одним из них был Вильгельм Бауэр. Как уже упоминалось, первая его лодка Брандтаухер утонула****. Позднее Бауэр построил по русскому заказу еще один подводный брандер: его Морской черт, сошедший со стапелей Кронштадтской верфи, уже имел устройства для заполнения и продувания. Во время одного из испытаний он пробыл под водой четыре часа. Лодка затонула после 134-го пробного плавания. По возвращении в Германию Бауэр сконструировал подводного «верблюда» — устройство для подъема затонувших судов, при помощи которого ему удалось поднять почтовый пароход со дна Боденского озера.

Работы по созданию подводных лодок не прекращались. В 1859 г. неподалеку от Барселоны испанец Монтуриоль испытывал лодку своей конструкции и провел на ней под водой более трех часов. Имея семь человек на борту, лодка погрузилась на глубину ~20 м.

В 1862 г. много пересудов вызвала среди специалистов первая подводная лодка с двойным корпусом. Годом позже американец Джон П. Холленд, учитель по про- фесии, представил проект, а затем и построил лодку длиной 21 м с паровым двигателем для плавания в надводном положении и с электрическим — в подводном, чем и наметил, по существу, пути дальнейшего развития подводных лодок.

В 1863 г. Американские Южные штаты построили так называемые «Давиды». Это были маленькие подводные лодки с мускульным приводом, возившие с собой баллоны со сжатым воздухом. Четвертая из этих лодок — Ханли — пыталась атаковать один из фрегатов северян, блокирующих Чарлстонскую гавань. Однако лодка была обнаружена, и фрегат с полного хода таранил ее. От столкновения сдетонировал взрыватель и оба корабля затонули. Значительный вклад в дальнейшее развитие подводных лодок внесли русские инженеры Джевецкий, Александров, Якоби и Бубнов. Инженер-судостроитель Иван Григорьевич Бубнов (1872—1919), с 1909 г. профессор судостроительной механики в Петербурге, является основоположником русского подводного флота.

По-настоящему важное значение подводные лодки смогли приобрести лишь к концу XIX в., когда начали свой победный марш электрические источники энергии: ведь электромотор сам по себе не мог еще решить проблему привода для подводных лодок, поскольку для его вращения требовалась электрическая энергия. А откуда же ее было взять под водой? В 1857 г. был изобретен накопитель энергии — аккумулятор, который приблизил решение этой проблемы. Аккумуляторы, хотя и очень еще большие по размерам, через определенное время разряжались, поэтому после половинного расхода их емкости подводные лодки должны были поворачивать назад и спешить в порт. Это значительно уменьшало их радиус действия. Так, например, подводная лодка Сирена, построенная в 1893 г. французом Ж . Зеде, могла пройти 25 миль при скорости хода 8 узлов или 75 миль при скорости 5 узлов, что для военного корабля было, безусловно, слишком мало.

Зубы дракона дают всходы. На рубеже нового XX в. на арену выступил дизель-мотор. Для подводной лодки это был большой шаг вперед по сравнению с паровой машиной: дизель занимал значительно меньше места и требовал относительно меньше горючего.

Теперь у подводной лодки стало два двигателя: над водой — дизель, а под водой — электромотор. Оба источника энергии были непосредственно связаны между собой, объединены в одном дизель-электрическом приводе, позволяющем плавать и над водой, и под водой. При истощении аккумуляторов, чтобы снова зарядить их с помощью дизеля, лодка всплывала.

Теперь подводная лодка технически была полностью готова атаковать противника, тем более, что быстрыми темпами развивалось и специальное оружие, в первую очередь — торпеды.

Уже 22 сентября 1914 г., всего через несколько недель после начала первой мировой войны, жертвами немецких подводных лодок пали английские броненосцы Абукир, Хог и Кресси.

Радиус действия большой подводной лодки тех дней простирался на 8000 морских миль. Скорость в надводном положении составляла 20, в подводном — 10 узлов.

Решающую помощь действиям подводных лодок оказывали судовые радиостанции, дальность передач которых достигла к 1916 г. до 700 миль.

Возникли вскоре и гидроакустические устройства. Шло усовершенствование подводных навигационных приборов и прицелов для стрельбы торпедами. Быстрое формирование подводного флота было по силам лишь тем державам, которые располагали высокоразвитой машиностроительной промышленностью.

В 1916 г. впервые вышла в море грузовая подводная лодка Дейчланд, дважды преодолевшая Атлантику с грузом. Это судно, истинное детище войны, снабдили устройством для погружения и всплытия лишь для того, чтобы иметь возможность избежать захвата вражескими военными кораблями. На нем германские милитаристы пытались доставлять сквозь британскую блокаду дефицитные товары, срочно необходимые для ведения военных действий, чтобы продолжать за счет крови и пота немецкого народа преступную войну «до победного конца».

В чисто техническом отношении рейсы Дейчланд были новым словом в подводном судоходстве, хотя служили они империалистической военной политике, а не развитию мирной торговли.

Вторая германская грузовая подводная лодка Бремен, которая вышла в море 26 августа 1916 г., назад не вернулась. Жертва несчастного случая, она и поныне ржавеет где-то в глубинах Атлантики.

В обеих мировых войнах подводные лодки германских империалистов и милитаристов уничтожили суда общим тоннажем в несколько миллионов брутто-регистровых тонн. Из этого числа только на вторую мировую войну приходится 14,5 млн. бр. peг. т. Атаковали они и охраняемые караваны военных транспортов. Около 23 000 солдат и 4000 матросов союзников нашли в море свою кончину. Повсюду сеяли эти стальные акулы смерть и гибель. Не щадили они даже госпитальные суда, переполненные ранеными и детьми. В Заполярье они нападали на конвои союзников и, уклоняясь от преследования, уходили порой под ледяной купол Северного Ледовитого океана. Забирались они и в Черное, и в Карибское море. В 1942 г. фашистские подводные лодки появлялись даже у восточного побережья США. Они устраивали засады у входа в Панамский канал и проникали в устья рек Св. Лаврентия и Миссисипи. В один прекрасный день жители Арубы и Кюрасао, знавшие о второй мировой войне лишь из газет, были до смерти перепуганы орудийными раскатами, прогремевшими в море, где-то совсем неподалеку, и буйным пламенем, охватившим прибрежные крекинг-заводы, как после удара молнии.

Когда авантюрная стратегия блицкрига потерпела крах и в Германии стал остро ощущаться недостаток в некоторых видах сырья, нацисты, памятуя о первой мировой войне, снова вернулись к идее создания грузовых подводных лодок. Особым образом оборудованные большие подводные лодки плыли вокруг Африки, пересекали Индийский океан и, если не становились по пути жертвой сил союзников, достигали после длительного и трудного перехода далеких берегов Японии. Там они получали важное военное сырье и доставляли его, в конце концов, в Германию.

Смертельную опасность почувствовали лодки, когда на вооружении противников появился радар. Однако радары могут обнаруживать лодку в надводном положении, поэтому фашистский военный флот сделал попытку создать чисто подводное судно. На лодках появились турбины Вальтера, работающие на высококонцентрированной перекиси водорода и обеспечивающие длительное плавание без всплытия. Разрабатывались и так называемые электролодки. Все это должно было способствовать открытию новых путей для ведения преступной подводной войны. В последние военные годы стремительными темпами развивались силы противолодочной обороны союзников.

В мае 1943 г. фашистский военный флот запустил в производство 28 новых подводных лодок, а потерял за тот же месяц 43. Под ударами антигитлеровской коалиции преступный нацистский режим дал трещину и неуклонно покатился к своему позорному концу. Ушедшие в море лодки становились плавучими гробами для своих же экипажей. Из 1200 подводных лодок назад вернулись только 420, а из 39 000 подводников—лишь 6000. Остальные нашли последний покой на дне Атлантики, Северного и Балтийского морей, Средиземного моря и Индийского океана. В наши дни источником энергии для стальных субмарин служат атомные реакторы. На борту этих лодок имеется необходимый запас топлива и опреснительные установки, так что теоретически они могли бы оставаться под водой до трех лет. Они снабжены стартовыми установками, с помощью которых из подводного положения можно произвести запуск ракет средней дальности действия с атомными боеголовками.

Подводные лодки развивались в многопалубные подводные корабли. Они могут погружаться на глубину до 600 м, превращая Мировой океан в незримый плацдарм. Атомные подводные лодки американского флота служат империалистической глобальной стратегии Соединенных Штатов. Американские ультрареакционеры рассматривают их как важнейшее и незаменимое средство своей опасной политики угроз, запугивания и агрессий. В противовес им Советский подводный флот защищает в Мировом океане безопасность и независимость содружества социалистических стран. Советский Союз неоднократно выносил на рассмотрение Организации Объединенных Наций конкретные предложения о всеобщем полном разоружении.

Если бы эта политика разума, проводимая СССР и странами социалистического содружества и поддерживаемая стремлением всех миролюбивых народов к разрядке международной напряженности, одержала победу, то плавучие подводные крепости могли бы после разоружения внести значительный вклад в дело дальнейшего исследования Океана, стать мощной опорой для развития мирного подводного судоходства.

* Brand — (нем.) — пожар, tauchen — нырять, погружаться. (Прим. перев.)
** Шнорхель — труба, выставляемая подводной лодкой для питания воздухом при погружении на небольшую глубину. Под шнорхелем можно идти на дизелях, переводя аккумуляторы на зарядку.
*** Это имя заимствовал затем Жюль Берн для фантастической подводной лодки в своем знаменитом романе «80 000 километров под водой». Позже его давали многим кораблям, в том числе и первой американской атомной подводной лодке.
**** Позже, во время дноуглубительных работ в Кильской гавани она была поднята и хранится сейчас в Музее Народной Армии ГДР.


Вперед
Содержание
Назад


Главное за неделю