Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Г. Негода. «Беспощадный»

Г. НЕГОДА,
контр-адмирал, командир эскадренного миноносца «Беспощадный» в годы войны

Уже второй месяц, как началась война. «Беспощадный» все чаще несет боевую вахту. Мы конвоируем транспорты в осажденную Одессу. В каждом походе отбиваемся от вражеской авиации, вступаем в бой с артиллерийскими батареями противника, принимаем все меры, чтобы уберечься самим и уберечь транспорты от подрыва на минах.

24 августа 1941 года. Возвращаемся в Севастополь. Матросы еще находятся под впечатлением виденного в Одессе. На наших глазах от бомб рушились дома, дым пожаров вздымался к небу.

Тяжело защитникам Одессы: с трех сторон враг обступил город, сообщение со страной поддерживается только морем. Кораблям и судам нелегко пробиться к городу.


Стремительными были атаки «Беспощадного».

Фашистские самолеты и артиллерия не жалеют бомб и снарядов. Город остался без воды. Насосная станция, подававшая воду из Беляевки, захвачена немцами. Вода выдается по карточкам. Но люди держатся. Прижатый к морю, испытывающий всяческие лишения, гарнизон наносит врагу сокрушительные удары. На весь флот гремит слава морского полка Якова Осипова. Матросы наводят на врага ужас своими лихими штыковыми атаками. Мы гордимся тем, что посланцы нашего корабля сражаются в этом героическом полку.

Имя нашего корабля — «Беспощадный» — полностью соответствует нашему настроению. Никакой пощады врагу!

Вечером выходим в море. В кильватер за нами следуют три транспорта. Они везут в Одессу войска и бензин. Ночь проходит спокойно. Наступило утро. Море тихое, ласковое. Но моряки перестали доверять тишине.

К вечеру увидели берег. Зарево пожаров алеет в сумерках, вспышки орудийных выстрелов мерцают по всему побережью. Проходим пригород Одессы — Новую Дофиновку. Почему так долго не темнеет? В темноте мы, возможно, проскочили бы незамеченными. А теперь немцы увидели караван. Четыре огонька сверкнули на берегу. Возле одного из транспортов взметнулись водяные столбы.

Надо спасать караван. «Беспощадный» развернулся и на полном ходу идет между берегом и транспортами, оставляя за собой шлейф дымовой завесы. Непроницаемая стена дыма прикрывает суда от наблюдения противника. Вражеская батарея продолжает палить, но теперь наугад, попусту тратя снаряды. Это понимают и немцы. Они перестают стрелять по транспортам и переносят огонь на эсминец.

Взметенные взрывами фонтаны воды возникают то с одного, то с другого борта. Маневрируя, уклоняемся от попадания. Наконец круто развернувшись, входим в свою дымовую завесу. Фашистская батарея выпускает еще несколько снарядов и замолкает.

Берег весь занят врагом. Неподалеку от села Фонтанки стоит еще одна 120-миллиметровая немецкая батарея. Она ждет, когда караван приблизится к ней. Как уберечь транспорты? Выход один: отвлечь от них внимание противника, пусть он стреляет по эсминцу. Мы знаем, что батарея сухопутная, приборов для ведения огня по быстроходным морским целям на ней нет. Попасть в наш стремительный эсминец ее артиллеристам не так-то просто.

«Беспощадный» направляется прямо к берегу. До противника тридцать пять, тридцать кабельтовых, а немцы молчат.

— В чем дело, Тимофей Тимофеевич? — спрашиваю стоящего рядом со мной комиссара.— Как ты думаешь, почему они не стреляют?

— Выжидают, черти!

— А мы их пощекочем...

Приказываю нашему артиллеристу старшему лейтенанту В. В. Ярмаку открыть огонь по батарее. Но беда в том, что мы не знаем ее точных координат. Выбираем место, где вероятнее всего она может находиться.

Орудия корабля развернулись в сторону берега, прозвучали короткие звонки. Это сигнал «Орудия зарядить!» Загремели цепи элеваторов, подающих снаряды из погребов. Через несколько секунд корабль вздрагивает всем корпусом. Дружно, оглушительно ударили орудия. На темном берегу зажигаются и гаснут огоньки: рвутся наши снаряды. Сначала, кроме них, ничего не видно. Но вот темноту рассекли четыре бело-голубых языка . Не выдержали немцы! Их батарея ответила на наш огонь. Мы засекаем ее и бьем теперь из всех орудий. Поединок принимает ожесточенный характер. Все ближе к нам падают вражеские снаряды. Не прекращая огня, корабль идет зигзагом. Немцам приходится постоянно менять прицел.

Пока немецкая батарея обстреливала нас, транспорты миновали опасный участок. Продолжать дальше поединок нет нужды. Ставим дымовую завесу и под ее прикрытием удаляемся от берега, нагоняем транспорты. Эсминец стопорит машины неподалеку от Воронцовского маяка. Мы следим за входящими в гавань транспортами, пока темнота не скрывает их. Задача наша выполнена. Войска и ценный груз доставлены в Одессу. Ложимся на обратный курс. На траверзе маяка Большой Фонтан сбавляем ход. Здесь мы должны пробыть до утра в ожидании дальнейших распоряжений.

Ночь черная, непроглядная. Ни огонька вокруг. Только зловещее зарево не гаснет над Одессой и ее пригородами.

Переменными курсами ходим во тьме в нескольких милях от берега. Слипаются веки: вторые сутки я на ногах. Чтобы разогнать сон, шагаю по мостику. Отдыхать не время: когда противник рядом — будь начеку.

В полночь шифровальщик приносит радиограмму за подписью командующего Одесским оборонительным районом контр-адмирала Г. В. Жукова: «Нанести артиллерийский удар по скоплению техники и живой силе противника в районе Гильдендорф — Визирка, поддержать морскую пехоту». Сигнал боевой тревоги поднимает матросов. Большинство из них и отдыхало у орудий.

Мигом слетают чехлы с пушек.

— Огонь!..

В короткую паузу между залпами ловлю возглас сигнальщика Ивана Куксова:

— Слева девяносто — самолеты!

Ставлю ручки машинного телеграфа на «самый полный вперед». Корабль набирает скорость. Упругий ветер давит в лицо. Торопливо захлопали наши зенитки. Кренясь от крутых поворотов, «Беспощадный» описывает зигзаги, не давая врагу вести прицельное бомбометание. Темп огня не снижается.

«Юнкерсы», растянувшись цепочкой, по очереди ныряют в пике. В гром канонады вплетаются визг падающих бомб и раскаты взрывов. Море кипит. Каскады воды обрушиваются на корабль. Клубы дыма и брызг слепят нас. Временами, когда дым и водяные брызги рассеиваются, я вижу матросов. Раздетые по пояс, мокрые от пота и брызг, они яростно трудятся у орудий...

И так — каждый поход. А сколько их было!..


Г. П. Негода на мостике.

Вечером 3 апреля 1942 года, когда команда после ужина, как обычно, собралась у репродукторов, чтобы послушать последние известия, раздался голос диктора, зачитывавшего Указ Президиума Верховного Совета СССР. За образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом доблесть и мужество эскадренный миноносец «Беспощадный» награждался орденом Красного Знамени. Давно закончилась передача, а мы все сидели молча у репродукторов. Может, ослышались? Но нет, не ослышались!

«Беспощадный» первым на Черно морском флоте был награжден боевым орденом Красного Знамени.

Светят сполохи огневые.
Моряков увлекая в бой...
Бейся, сердце родной России
Нашей доблестью штормовой!


Александр ЖАРОВ

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю