Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Л. Жильцов. «Ленинский комсомол» штурмует полюс

Л. ЖИЛЬЦОВ,
капитан 1 ранга, Герой Советского Союза


«Ленинский комсомол» на полюсе.

Нашей подводной лодке в 1962 году выпала большая честь решить сложную задачу : пройти к полюсу под многометровой толщей полярного льда. Там, уж если что случится,— не всплывешь. Но экипаж лодки верил, что все обойдется хорошо. Мы верили в технику, созданную руками советских рабочих, верили друг в друга, хотели во что бы то ни стало выполнить задание Родины.

В сущности, то был обычный поход, какие наш корабль совершал и раньше. Мы участвовали в учениях, выполняя привычные задачи. Но тот факт, что в ходе учения нам предстояло пройти подо льдами полюса, придал походу особую окраску. Я имею в виду настроение моряков. Оно было радостным, торжественно приподнятым. В успехе никто не сомневался: ведь наш экипаж — это коммунисты и комсомольцы. Подавляющее большинство матросов и старшин — специалисты 1 и 2-го класса. Ко времени выхода на учения у нас было несколько отличных подразделений, в том числе отличная штурманская боевая часть.

Электромеханическую боевую часть возглавлял ветеран подводного плавания на атомоходах инженер-механик Рюрик Александрович Тимофеев — участник всех плаваний лодки.

Глубочайшая вера в технику, созданную советскими конструкторами и рабочими, безграничная вера в знания и опыт старших, высокая ответственность и гордость за оказанное нам доверие — вот чем определялось настроение экипажа в предпоходовые дни.


Вот они — герои штурма полюса. Слева направо: Л. М. Жильцов, А. И. Петелин. Р. А. Тимофеев.

Николай БЕСЕДИН

Перед началом похода
Сталь проверяют на прочность.
Но если она не выдержит
Со штормом борьбы до конца,
Но если сомнет ее море
Какой-нибудь скверной ночью.
Тогда основная ставка —
На человеческие сердца.


Боцман Луня стоял на рулях, когда атомоход всплывал на вершине мира.

У МОРЯКА НЕТ ТРУДНОГО ИЛИ ЛЕГКОГО ПУТИ, ЕСТЬ ОДИН - СЛАВНЫЙ ПУТЬ.

П С. Нахимов.

И вот — выход. Заступившие на вахту специалисты сразу же вызвали остальных на социалистическое соревнование за право именоваться отличной боевой сменой. Дважды это почетное право завоевывали боевые смены во главе с офицерами капитан-лейтенантом Соколовым и инженер-капитан-лейтенантом Шурыгиным.

Кроме того, развернулось соревнование за отличный отсек, индивидуальное соревнование между специалистами. И, знаете, подводя итоги, мы порой затруднялись в определении победителей. Вот, скажем, рулевые — они состязались в точном удержании корабля на курсе и заданной глубине. Но кого назвать победителем, если у всех корабль идет прямо, как по натянутой нити?

Столь же высокое мастерство демонстрировали и другие участники соревнования — гидроакустики, специалисты электромеханических подразделений.

Партийная и комсомольская организации хорошо позаботились о гласности соревнования — оно освещалось в боевых листках, «молниях», плакатах. Помню, как передавался из рук в руки боевой листок, посвященный отличившемуся в походе старшине.

И моряк, ставший героем дня, потом трудился еще лучше, увлекая своим примером товарищей по отсеку.

Я не буду касаться деталей учения и нашего участия в нем — это особая тема, а вас, видимо, в первую очередь интересуют подробности выхода к Северному полюсу. Так вот, достигнув широты, за которой начинаются паковые льды, мы прошли еще какое-то время курсом на север, отыскали подходящую полынью и стали всплывать. Вы помните, как подобный момент описан у Калверта? Автор книги «Подо льдом к полюсу» не скрывает, что, всплывая в полынье, и сам он, и другие офицеры испытывали чувство неуверенности и даже страха.

«Я невольно напряг все мускулы в ожидании сильного удара, который мог означать катастрофу»,— так примерно пишет Калверт. Видимо, он не очень-то доверял специальным приборам, которые показывали, что опасаться, собственно, нечего. Что ж, цену установленным на корабле приборам лучше командира не знает никто, мы можем только посочувствовать Калверту.


Флаг на полюсе.

Наше отечественное навигационное оборудование подводных лодок, в том числе телевизионная аппаратура, позволяет уверенно всплывать в полыньях, величина которых немного превышает размеры корабля.

Мы всплыли и невольно залюбовались своеобразной красотой высоких широт. Простирающийся до горизонта лед был необыкновенно чистого голубого цвета. Безжизненными эти края не назовешь : здесь водятся утки, морские совы. Видели мы и нерп, хотя, по данным энциклопедии, они «должны» жить преимущественно в прибрежных районах.

Мы отметили подвижку льда под влиянием течения и ветра, выполнили другие наблюдения, связались по радио со штабом флота и, нырнув подо льды, взяли курс к таинственной точке Северного полюса.

Мне вспомнилась книга о походе Калверта, и трудно удержаться от некоторых сопоставлений. Когда американская лодка погрузилась в полынью и взяла курс на полюс, ее командир первым делом собрал в кубрике свободных от вахты и провел с ними... богослужение.

Не правда ли, это здорово — молить бога об исправном действии атомного реактора и электронных устройств! Но, как видно, бог пока еще управление новейшей техникой не освоил. И Калверта — он сам об этом пишет — не покидало чувство большой тревоги: а вдруг реактор выйдет из строя? А вдруг откажет воздухоочистительная установка? На что тогда рассчитывать, что предпринять?

Мы ничего подобного не испытывали. На корабле царил большой подъем. Сами собою возникали оживленные беседы о вкладе нашего народа в покорение Арктики. Мы вспоминали имена Георгия Седова, Валерия Чкалова, славных папанинцев и чувствовали себя наследниками их дел.

Корабль был уже недалеко от полюса, когда ко мне подошел секретарь партийной организации и сообщил, что несколько лучших из лучших людей корабля подали заявление с просьбой принять их в ряды Коммунистической партии.

И вот до полюса остается один градус: штурман доложил, что мы пересекли 89-ю параллель. Над кораблем — льды в 12—15 метров толщиной. Глубина — 4000 метров. Лаг отсчитает каких-нибудь 60 миль, и мы — на Северном полюсе! Точнее — под полюсом!

Наступило время, когда казалось, что стрелки часов перестали двигаться. Скорее бы, скорее...

И вот, наконец, я могу объявить по трансляции:

— Товарищи матросы, старшины и офицеры! Через десять минут мы будем проходить через Северный полюс. Торжественные минуты!

— Товарищи, наша лодка на Северном полюсе!

В отсеках звучит мощное флотское «ура»! Моряки тепло поздравляют друг друга.

Но как ни торжественен был для нас момент прохождения полюса, он явился лишь этапом похода.

Главное-то — учения, выполнение поставленной нам задачи.

Мы еще немало походили в районе полюса.

За время плавания подо льдами состоялось заседание партийного бюро, на котором были приняты в партию передовые люди корабля.

Повезло и любимцу экипажа главному старшине Чикину — нашему комсомольскому вожаку. В те дни ему исполнилось 23 года. Штурман выдал счастливчику заверенную корабельной печатью справку о том, что он, Павел Чикин, отпраздновал день рождения подо льдом Арктики на такой-то широте, на такой-то долготе, на такой-то глубине.


Флаг прославленного атомохода съезду комсомола.

Выполнив свою задачу, мы вновь направились к Северному полюсу и прошли под ним вторично. Недалеко от полюса нашли разводье, всплыли, доложили штабу о выполнении задания. И тут состоялось необычное «увольнение на берег». Все свободные от вахты сошли на льдину.

На самом высоком торосе водрузили Государственный флаг СССР. Здесь, на льдине, организовали соревнования лыжников, конькобежцев. Хорошо отдохнув, подводники заняли свои места на боевых постах. Погрузившись под лед, наш корабль взял курс к родным берегам.

Сердечно поздравляю с отличным выполнением поставленной задачи. Ваша первая в истории подводная лодка всплыла на Северном полюсе.

Это достигнуто благодаря высокой выучке личного состава и умелому использованию механизмов, организованности и крепкой дисциплине, отличной работе командира подводной лодки, офицерского состава, партийной и комсомольской организации, сплоченности всего коллектива.

Нынешний поход Вашей подводной лодки на Северный полюс имеет важное значение, и его трудно переоценить. Позвольте выразить уверенность в том, что и в дальнейшей службе Вы, крепко сплоченные вокруг нашей Коммунистической партии, также настойчиво будете трудиться над выполнением задач, поставленных флоту Министром обороны СССР и Главным командованием Военно-Морского Флота.


Запись в книге подводной лодки Н... командовавшего в то время Северным флотом адмирала В. А. Касатонова.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю