Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

А. Елкин. Широта — 90 градусов

Анатолий ЕЛКИН

Во второй половине сентября 1963 года они двинулись в путь. Было тихое, ясное утро.

Моряки шутили:

— Сам Нептун за нас! Дает «добро» на поход...

Надрывается ревун. Мгновенно пустеет мостик. Задраивается люк. Когда Сысоев пытался представить себе все это, ему казалось, что минуты и секунды, связанные со штурмом полюса, будут особенно торжественными.

Вот и сейчас он огляделся — штурман, деловито посапывая, склонился над картой.

Спокойно лицо вахтенного. Только глаза моряков выдают волнение. Сысоев знал, что они волнуются, как и он, но скрывают это, ибо все эффектно показное глубоко чуждо морским традициям вообще и сложившимся на лодке правилам.

— Определить координаты лодки!

— Широта семьдесят два градуса десять минут. Долгота — тридцать пять ноль-ноль минут. Поднимаемся вверх, к полюсу...

Прошел день, второй, третий. Наконец Сысоев подошел к цели.

Он посмотрел на часы.

6 часов 45 минут утра.

— Боевая тревога!

Сысоев немногословен, сдержан, всегда внутренне подтянут. Он — тот тип морского офицера, да и командира вообще, который убежден, что лучший ход в спорте — не патетика, а аргумент. Спокойный, весомый, доказательный.

Моряки, служившие под его командованием, с любовью рассказывали мне на Севере:

— У него какая-то внутренняя сила и убежденность. За ним идешь и веришь, что все будет благополучно, что командир все взвесил и рассчитал, и, в случае непредвиденных обстоятельств, на которые так щедра моряцкая судьба, он мгновенно найдет правильный выход.


Подводная лодка впервые в истории всплыла точно на Северном полюсе — заветной для мореплавателей точке нашей планеты.



При кажущейся некоторой медлительности реакция его молниеносна, действия тверды и решительны.

— Включить прожектор!

— Есть, прожектор!

Свет выхватил из темноты неровные края огромной льдины. На экране локатора полынья белела где-то левее.

— Лево руля!

Кажется, сейчас все точно...

— Всем по местам стоять! Продуть балласт!

Если бы репортер решил описать все, что происходило в эти минуты на лодке, ему бы пришлось туго.

Не было ни восклицаний, ни объятий, ни восторга.

Люди молчали.

Они стояли у приборов и механизмов, собранные, как сжатая пружина. И только короткие команды и еще более короткие «есть» нарушали тишину. Вернее, не тишину, а тот особый звуковой мир, который складывается только на подводной лодке : шорох воды за бортом, приглушенный гул винтов.

Лишь для акустиков океан жил своей, неповторимой жизнью в тысячах шорохов и шумов, плеске водяных струй и еле различимом дыхании океана. Да еще подобие далекой морзянки — стаи рыб стремительно уходят прочь.

Скрип, скрежет льда.

— Отдраить люк!

— Вот он — полюс!

Корабль Сысоева всплыл абсолютно точно на Северном полюсе.

Государственный флаг СССР и Военно-морской флаг были водружены в точке с географической широтой 90°. Вот она — Арктика, в страшной ледовой мощи своей...



Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю