Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

A. Сорокин. Групповой, подводный, кругосветный

А. СОРОКИН,
вице-адмирал, Герой Советского Союза


Праздник Нептуна.

Пожалуй, каждому моряку хорошо знакомо то чувство облегчения, когда после всех хлопот, погрузки запасов, после всех сборов, проверок, множества дел, которые обычно предшествуют большому походу, корабли, наконец, отходят от причалов.

Стояла холодная февральская ночь 1966 г. Как только атомные подводные лодки отряда вышли в море, надвинулся густой туман. Впрочем, это уже не имело большого значения. Заполнив балластные цистерны, корабли погрузились и легли на заданный курс.

Конечно, весь личный состав отряда гордился, что именно им, советским подводникам, довелось первым в истории военно-морских флотов мира идти в такое плавание. Но нужно сказать, что целью похода были не рекорд не сенсация. Он являлся очередным в программе боевой подготовки советского атомного подводного флота, правда, особым, во время которого решался ряд новых практических задач. Поход позволял в различных климатических условиях еще раз проверить нашу технику. Кроме того, во время похода велась большая работа по изучению Мирового океана, делались замеры плотности, солености, температуры воды, скорости и направления подводных течений. Маршрут похода был составлен с таким расчетом, чтобы пересечь все климатические пояса, пройти экваториальные зоны и моря, прилегающие к далекой и суровой Антарктиде.

Метод подготовки к походу также вытекал из поставленных перед отрядом задач. Ведь только в том случае, если этот поход готовился в обычных условиях и совершался со штатным личным составом, с обычным для наших подводников рационом питания, с комплектом запасных частей, не превышающим установленные нормы, только при этих условиях его результаты могли дать настоящие ответы на все вопросы.

Видимо, единственным отличием в подготовке явился еще несколько более тщательный медицинский осмотр экипажей, после которого, однако, из всех людей, которым предстояло отправиться в кругосветное подводное плавание, от участия в походе не был отстранен ни один человек.

Вскоре после того как лодки погрузились и поступили донесения от командиров, что все идет по плану, я прошел по отсекам флагманского корабля. Первая смена уже заступила на вахту, вторая готовилась к отдыху... Теперь это был особый, отдельный мир.

Наверху, на поверхности океана, шторм будет сменяться штилем, день — ночью, а здесь, в стальном корпусе, все так же будут светить матовые плафоны, чередование дня и ночи заменится чередованием вахт, мы пересечем различные часовые пояса, сутки сдвинутся, но передвигать стрелки часов все равно не имеет смысла. Полтора месяца только командиры лодок да штурманы смогут увидеть солнце или звезды в голубом зрачке перископа.


В укреплении обороноспособности страны Коммунистическая партия важную роль отводит Всесоюзному добровольному обществу содействия армии, авиации и флоту (ДОСААФ СССР). Ныне ДОСААФ — наиболее многочисленная общественная организация в нашей стране, готовящая специалистов для Советской Армии и Военно-Морского Флота. Часто среди призывной молодежи можно видеть Председателя ЦК ДОСААФ СССР трижды Героя Советского Союза, маршала авиации А. И. Покрышкина.

С удовольствием я замечал, что в лодке повсюду царит хорошее, ровное настроение, что не только опытные подводники, которые уже ходили и к Северному полюсу, и спускались в дальние южные широты, но и молодежь уверенно и спокойно занимается делом.

Впрочем, прошло несколько дней, и кое-что начало меня тревожить. Казалось, для этого нет никаких оснований. Четко сменялись вахты. Хорошо работали все механизмы и устройства. Получив приказания, командиры лодок производили маневры.

На всех кораблях по вахтам прошли партийные собрания. В назначенный срок состоялись политзанятия. Демонстрировались кинокартины.

Но если говорить честно, меня, да и командира флагманской лодки несколько беспокоила именно та безмятежность, с которой началось плавание. В ней таилась опасность, что экипажи могут слишком успокоиться, кто- то заблагодушествует, а это непозволительно. Представьте себе, что подводник, несущий вахту на горизонтальных рулях, которыми лодка удерживается на заданной глубине погружения, наблюдая за работой автоматов, вдруг отвлекся, потерял бдительность. Атомоход движется почти со скоростью курьерского поезда. Минута промедления, и лодка может проскочить предельную глубину. Поэтому на лодках отряда начали регулярно проводить учебные тревоги.


А. И. Сорокин рассказывает Главнокомандующему Военно-Морским Флотом СССР С. Г. Горшкову о кругосветном плавании подводных атомоходов.


Диплом участника перехода экватора.

Мы шли все дальше. Штурманы ловили в перископ новые созвездия, отмечая на картах путь отряда. Менялась температура воды: + 4°, + 12°... Когда она поднялась до + 19°, моряки с удовольствием начали принимать соленые души. Однако вскоре соленая вода уже не освежала, и опять стали предпочитать пресную.

Я вспоминаю, как начиналась моя служба на «малютке»: маленький дизель, один электромотор, запас электроэнергии всего на несколько десятков миль подводного хода, ручная помпа для приема балласта при дифферентовке. Механик командует : «Сделать десять качков!» И порой даже не верится, что все так изменилось: могучие атомные корабли, для которых во всем Мировом океане не существует недоступных уголков, удобные каюты, кино, кондиционированный воздух, хлеб собственной выпечки, свежее мясо...

Не хотелось бы, чтобы читатель подумал, что служба на современных атомных подводных лодках стала теперь легким делом.

Конечно, несравнимо улучшились условия жизни экипажей, но также несравнимо возросли дальности походов, сроки пребывания в море, возросли требования к выучке подводников, к их бдительности, дисциплинированности, к постоянной готовности действовать быстро, решительно, без минуты промедления.

В нашем большом походе преодолевать эти трудности помогали та сплоченность, чувство дружбы, боевого братства, которые давно стали непреложной традицией подводников Советского Флота. Помогали навыки коллективизма, взаимовыручки, общность интересов, непреклонное желание примерно служить Родине.

За тысячи и тысячи миль от родных берегов, прикрытые толщей воды, наглухо закрытые в стальном панцире, подводники жили одним дыханием со всей страной. Отпраздновали в океанских глубинах День Советской Армии и Военно-Морского Флота. Обсуждали проект директив приближающегося тогда XXIII съезда партии.


Всплывает подводный ракетоносец.

Чудесную вещь придумали комсомольцы. Еще до похода, никому не сказав, по секрету, они обошли с магнитофоном семьи моряков, и вот однажды в отсеках вдруг зазвучали родные голоса. Дети читали стихи, кто- то, картавя, спел песенку про волка, жены, смущаясь, произносили слова привета. Может, я ошибся, но мне показалось, что в этот день не только весь экипаж улыбался и работал с особым подъемом, но даже у всех и без того отлично работавших приборов повысились чувствительность и точность. Тогда, помнится, мы шли на запад проливом Дрейка, и гидроакустик доложил о приближении огромного айсберга на самом пределе дальности действия своей аппаратуры. День за днем продолжалась отработка поставленных задач. В состав отряда входили подводные лодки различных типов, вооруженные ракетами, способными наносить удар по наземным и по морским целям торпедами. Отряд следовал в разомкнутом строю, иногда рассредоточивался, чтобы в назначенный срок встретиться под водой в назначенном месте.

Иногда возникали совершенно неожиданные трудности. Так, однажды, придя в точку встречи, мы вместо сигналов гидроакустической аппаратуры наших подводных лодок услышали невероятный шум, писк, какие-то трели... Оказывается, мы попали в район, где собралось множество китов, и они заволновались, обнаружив такого огромного «собрата», как наша подводная лодка. Их голоса мы записали на магнитную пленку и потом не раз еще слушали этот необычный хор.

Может, эти заметки покажутся читателю довольно скупыми и ему хотелось бы узнать нечто более драматическое. Я и сам, например, с интересом читал записки командиров американских атомных подводных лодок, где то и дело встречаются такие подзаголовки, как: «На волосок от гибели», «Потрясение, чуть не ставшее трагедией», «Первые неприятности». Но у нас ничего подобного не происходило. Отлично работали механизмы. Процессы в атомных реакторах протекали с точным соблюдением всех заданных параметров. Поддерживалась надежная связь с береговым штабом. Находясь на большой глубине, мы постоянно имели полную картину обстановки в нашем районе.

Хотя, конечно, нельзя сказать, что все происходило совершенно гладко. Под конец похода все начали ощущать усталость. Я почувствовал это и на себе, когда однажды, увидев в перископе альбатроса, долго не мог оторвать взгляда, все хотелось смотреть и смотреть, как он кружит над морем. Вот в эти последние дни похода особую роль сыграли коммунисты.

В каждой смене была создана своя партийная группа. Личным примером, выдержкой, вовремя сказанным душевным словом они ободряли людей, поднимали их бдительность.

Мне бы хотелось назвать фамилии очень многих, которые отлично проявили себя в походе, таких товарищей, как Николай Усенко, Александр Бурсевич, Роберт Путилов, Иван Гайворонский, Владимир Волошан, Валерий Терешков, Геннадий Мироненко...

Но всех, к сожалению, перечислить нельзя.

Пройдя около двадцати пяти тысяч миль в подводном положении, отряд успешно завершил поход, выполнил поставленные задачи, вернулся на родную базу и готов к выполнению новых приказов командования.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю