Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    65,12% (56)
Жилищная субсидия
    18,60% (16)
Военная ипотека
    16,28% (14)

Поиск на сайте

Н. Усенко. Люди атомного флота



Н. УСЕНКО,
контр-адмирал, Герой Советского Союза

Слова Генерального секретаря ЦК КПСС товарища Леонида Ильича Брежнева из письма экипажу отличной атомной подводной лодки Северного флота ныне знает каждый воин.

Они точно выражают именно те качества, которые свойственны подводникам. В этом я убедился, пройдя не одну тысячу миль под водой, бок о бок с замечательными людьми, покорителями океанских глубин. Люди атомного флота стоят у меня перед глазами — офицеры, старшины, матросы, с которыми делил скупые радости подводной жизни, трудности многомесячных плаваний.

Сейчас немало командиров подводных атомоходов, чьи имена известны на флоте — Юрий Александрович Сысоев, Виктор Павлович Фролов, Василий Васильевич Анохин и другие, кто унаследовал и приумножил боевую славу подводников военных лет.

До сих пор в памяти сохранился волнующий момент, когда на флагштоке нашего атомохода затрепетал гвардейский флаг прославленной «Щуки», которая в годы войны топила фашистские корабли. Это была высока я честь, оказанная экипажу за успешное выполнение правительственного задания.

Это был не обычный ритуал. В торжественном строю застыли подводники. На тужурка х офицеров, на фланелевках матросов и старшин алеют ордена, сверкают медали — заслуженные награды Родины за мужество и воинскую доблесть, проявленные в многомесячном кругосветном плавании. Лица боевых друзей сосредоточены...


Подводная лодка оставляет базу на ради простого преодоления нескольких тысяч миль. В океане экипаж решает самые сложные свои задачи, требующие от каждого подводника собранности, выдержки, высокого боевого мастерства.

Вот стоит в первой шеренге светловолосый крепыш старшина 1 статьи Николай Прокопович. На фланелевке — все знаки подводной доблести, слева — орден Ленина. Высшей награды Родины удостоен юноша, которому не так уж давно исполнилось всего двадцать лет.

Николай Прокопович — человек знаменитый. Ведь это он 20 мая 1966 года вручил президиуму XV съезда ВЛКСМ корабельный флаг, под которым наша лодка шла на подводной орбите. Этот волнующий эпизод запечатлен в кадрах кинохроники и в газетных отчетах, его видели миллионы телезрителей. Кстати, на съезде Николай Прокопович встретился со своим земляком Юрием Гагариным.

Им было о чем поговорить.

Прокопович стоял во всем блеске парадной славы. А мне запомнился этот скромный, невелеречивый парень в синей спецовке, в неустанных хлопотах. Едва минуло два года, как он пришел из учебного отряда, а пожалуй, не было на корабле равных ему в деле. Дело же у Прокоповича особой важности. И тем не менее старшина с завидной неутомимостью отдался общественной работе.

В кругосветном плавании он стал комсоргом первой боевой смены. Много забот: каждый день боевой листок, ежедневный конкурс отсеков, клуб веселых и находчивых, викторины и диспуты, выступления в радиогазете.

И главное — отличная вахта у механизмов и оружия корабля, борьба за повышение квалификации. Все моряки из команды Николая Прокопови- ча за поход повысили классность. Вое- вая смена вышла победительницей в соревновании. А комсорга мы приняли в партию.


Сейчас задраят люк, и лодка уйдет в неизведанное. Может быть, на долгие месяцы...

Произошло это после пересечения экватора на довольно большой глубине.

А он в ответ:

— Спасибо Андронову. За науку. За пример.

Олег Андронов — наш лучший инженер, любимец экипажа. Не знаю уж, что больше запомнилось прибор ли, получивший у нас на кораблях имя своего изобретателя? Или, быть может, подводные концерты, в которых Олег вел партию гитары (впрочем, и на саксафоне, и на трубе, и на аккордеоне он столь же искусен). Но и о его лирических стихах и сатирических карикатурах нельзя умолчать — их знали и любили на корабле. Однако, несомненно, главный дар Олега Андронова — умение сойтись с людьми и повести их за собой. Инженер, получивший блестящее образование, тонкая поэтическая натура, он с равным энтузиазмом исследовал сложнейшие технологические процессы и набивал саморучно обыкновенный сальник. Надо видеть, как он работал, надо видеть его руки — руки художника, инженера и слесаря.

Много рационализаторских предложений оформлено на корабле за время плавания. И большинство из них прошло через руки офицера Андронова, возглавлявшего совет военно- технической пропаганды.

Если бы мне пришлось отбирать типичную фигуру офицера-подводника, то, видимо, первым память назвала бы Олега Андронова. А подумав еще, мог бы заколебаться: а разве Геннадий Мироненко, инженер-капитан-лейтенант, не подходит? В совершенстве знает технику. Спортсмен-перворазрядник. Твердый, уверенный в себе командир. Толковый партийный работник — два срока подряд коммунисты единодушно избирали его секретарем.

Впрочем, не смог бы я обойти и Николая Верховых, офицера, пришедшего к нам с «дизелей», но удивительно быстро освоившего все тонкости службы на наших кораблях. Лучший вахтенный офицер. Отменный методист-педагог.

Радостно видеть, как растут люди, обретают зрелость. Помню, пришел к нам старший матрос Владимир Коваль. Плавал он на дизельных лодках, был там классным специалистом. Но, естественно, у нас ему пришлось кое- чему учиться заново. Самолюбивый и упорный моряк довольно быстро освоил технику своего заведывания, хорошо изучил отсек. Но воинское становление его оказалось не столь гладким. Не сразу он понял и принял жесткие нормы дисциплины и порядка, ставшие законом и традицией атомного флота. Немало волнений принес он и командиру, и мне, и инженер- капитан-лейтенанту Мироненко, под началом которого начал свою службу на корабле. Но теперь все это позади. В океане Владимир Коваль, добившийся квалификации мастера военного дела, стал мичманом.

Составляя отчет о кругосветном плавании, мы с командиром еще раз прикинули кадровый состав экипажа.

Весьма любопытные цифры вышли.

90 процентов моряков имеют высшее и среднее образование. Около половины приобрели квалификацию мастера и специалиста первого класса, и лишь два молодых матроса еще не имеют классности. На корабле служа т представители семи национальностей. Каждый третий моряк — член Коммунистической партии.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю