Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

B. Панкратов. Звезда капитана Седова

В. ПАНКРАТОВ

Когда 19 марта 1914 года обморо­женные и измученные Пустотный и Линник вернулись к экспедиции одни, без своего командира, ее участник, из­вестный полярный художник Н. В. Пинегин, записал: «Стояли в молчании. Только собаки, ласкаясь, радостно ви­езжали. Так вот чем кончается экспе­диция, вот куда привела Седова вера в звезду... как обманывают нас звез­ды!»

Обманывают ли?.. Как он верил в нее, когда в своем рапорте от 9 мар­та 1912 года на имя начальника Главного гидрографического управле­ния писал: «Многие из путешествен­ников плавали сюда (в Северный Ле­довитый океан) для отыскания свобод­ного морского пути на восток, многие ...для открытия Северного полюса, что­ бы разъяснить мировую загадку как со стороны научных полезных наблю­дений, так и со стороны открытий.

Человеческий ум был до того погло­щен этой нелегкой задачей, что раз­решение ее, несмотря на суровую мо­гилу, которую путешественники побольшей части там находили, сделалось сплошным национальным состя­занием. Здесь, помимо человеческого любопытства, главным руководящим стимулом еще, безусловно, являлись народная гордость и честь страны...

Горячие порывы у русских людей к открытию Северного полюса прояв­лялись еще во времена Ломоносова и неугасли до сих пор.. . Мы пойдем в этом году и докажем всему миру, что и русские способны на этот подвиг».

Сын бедного рыбака, с детства влю­бленный в море, талантливый моряк и гидрограф Седов думал не о личной славе. Первая его экспедиция на се­веро-восток Сибири для описания устья реки Колымы и подходов к ней с моря принесла ему славу талантливого ученого.

Судьба Седова — не исключение. В обстановке крайнего недоброжела­тельства, ценой унижений, по крохам собирались средства на экспедицию.


Г. Я. Седов. «Мое место на Севере»,- говорил Седов друзьям. И он отдал ему, Северу, все, что имел,— талант, мужество, ум, саму жизнь.

Выбор пал на судно «Святой Фока», купленное в свое время его владельцем в Норвегии, где оно ходило и носило имя «Гейзер». Н. В. Пинегин, увидев «Святого Фоку», описал его, прямо сказать, без восторга: «Невдалеке стояло большое судно с двумя высокими мачтами и длинным утлега­рем. Спереди, по капитанскому мостику, крупная надпись «Святой мученик Фока». На стеньге наблюдательная бочка. Осмотрели корабль снаружи. Обводы хорошие. Судно, видать, прочное. Руль из толстых дубовых бревен, скреплен полосами железа. Окованный форштевень похож на таран. Вся кор­мовая часть тоже под котельным же­лезом... Тоннаж подходящий — двести семьдесят три тонны. Паровая маши­на — сто сил.. . требует в сутки всего шесть тонн угля. Парусная оснастка несложна, как у шхуны — барк. Две палубы. Жилые помещения в кормо­вой части очень удобны для экспеди­ции. В носовой части, под полубаком, теплый и просторный кубрик, на юте — камбуз и 12 кают, не считая кают-компании. Есть полное промысло­вое оборудование: винтовки, гарпу­ны...

Спустились под палубу, осмотрели машину... Весь корпус из дуба, две наружные обшивки и одна внутренняя, набор шпангоутов почти сплош­ной, толщина бортов около метра — крепость несокрушимая».


В свой последний путь к полюсу Седов ушел с матросами-добровольцами Линником и Пустошным. Прямой потомок Пустошного — капитан ледокола «Седов», Пустошный ведет корабль путями своего прадеда.

В состав экспедиции, кроме само­ го Седова, входили геолог М. А. Пав­лов, художник Н. В. Пинегин, географ В. Ю. Визе, ветеринарный врач П. Г. Кушаков и 17 человек судового экипажа.

27 августа 1912 года «Святой Фо­ка» двинулся в путь.

В Баренцевом море встретились тяжелые льды. «Святой Фока» был прочно закован, и экспедиция вынуж­дена была зазимовать у полуострова Панкратьева на северо-западном бере­гу Новой Земли.

Во время зимовки на Новой Земле Г. Я. Седов исследовал северную часть острова, произвел съемку, осуществил ряд наблюдений по минералогии, гляциологии и геологии Новой Земли.

Прошла зима, настало лето, но «Фока» по-прежнему был крепко ско­ван льдом. Наконец, в начале сентября 1913 года судно освободилось из ледо­вого плена, и плавание к земле Фран­ца-Иосифа продолжилось. Однако ко­раблю не удалось пробраться Британ­ским каналом в северную часть архи­пелага, и он остановился на вторую зимовку у острова Гукера в бухте Ти­хой. Эта зимовка оказалась более трудной, на острове почти не было плавника, поэтому на отопление по­шли даже междукаютные переборки, большинство участников экспедиции и экипажа корабля заболело цингой.

Несмотря на уговоры участников экспедиции, не считаясь со своей бо­лезнью, Г. Я. Седов решил отправить­ся к Северному полюсу на 3 нартах, запряженных 24 собаками. С собой он взял двух матросов — Г. И. Линника и А. И. Пустошного. Запас провизии был крайне мал.

Перед тем, как покинуть борт «Святого Фоки», Г. Я. Седов написал приказ , где передавал власть началь­ника Кушакову, руководство научны­ми работами — Визе, а командование кораблем — Сахарову.

Выл написан и второй приказ: «...в сегодняшний день мы выступаем к полюсу,— это событие для нас и для нашей родины.

Об этом деле мечтали уже давно великие русские люди... На долю же нас, маленьких людей, выпала большая честь осуществить их мечту... Мне не хочется сказать вам, дорогие спут­ники, «прощайте», мне хочется ска­зать вам «до свидания», чтоб снова обнять вас и вместе порадоваться за наш общий успех и вместе же верну­ться на родину... Пусть же этот при­каз, пусть, быть может, мое последнее слово послужит вам памятником вза­имной дружбы и любви. До свидания, дорогие друзья».


Н. В. Пинегин донес до нас памят­ные минуты расставания: «После зав­ трака Седов встал первым. — Нужно идти.

...Несколько торопливых фраз, и две кучки людей разошлись: одна — на север, другая — на юг. Еще несколь­ко салютов из револьвера, и темная по­лоска трех нар стала таять в сгущав­шейся темноте великого ледяного про­стора».

Партия Г. Я. Седова продвигалась на север очень медленно. Дорога была крайне тяжелой. Вскоре Седов окон­чательно заболел, стал терять созна­ние, но не хотел повернуть обратно, несмотря на уговоры матросов.


«Св. Фока» во льдах.

Идти становилось все труднее, по­явились полыньи, разразилась буря. В трех километрах от острова Рудоль­фа путешественники вынуждены были сделать отдых. Седову становилось все хуже, он уже не мог есть, метался в бреду.

5 марта 1914 года в 2 часа 40 ми­нут Седов скончался...

Матросы Пустошный и Линник хо­тели добраться до острова Рудольфа, где находились запасы продоволь­ствия, оставленные экспедицией Фиа­ла. Но они дошли только до южной части острова, где и похоронили Седова.

С огромными трудностями изму­ченные матросы с 14 собаками верну­лись в Тихую 19 марта 1914 года. 30 июня экспедиция Седова на «Святом Фоке» покинула бухту Тихую. Топливом для корабля служили его деревянные части, мебель, моржовый и тюлений жир. В конце августа оси­ротевший «Святой Фока» пришел к становищу Рында на Мурманском по­бережье...

В это время уже шла первая миро­вая война, и на возвращение экспеди­ции мало кто обратил внимание.

На родине седовцы оказались без крова, одежды и без денег. Большин­ство матросов больше месяца прожили в полуразрушенном, затонувшем у бе­рега «Святом Фоке».

Научные материалы экспедиции Г. Я. Седова не интересовали царское правительство. Они были опубликова­ны только при Советской власти. В 1938 году на мысе Аук зимов­щики полярной станции острова Ру­дольфа нашли вещи Седова и флаг, предназначенный им для полюса. Флаг капитана, девизом которого было «Бороться и искать, найти и не сдаваться», капитана, не свернувшего с курса.

Советский народ не забыл своего героя. Именем его названо много мест­ностей в Арктике. Его имя носит новый корабль ледокольного флота.

ПЕРВЫМИ ПИОНЕРАМИ В СЕВЕРНОМ ЛЕДОВИТОМ ОКЕАНЕ ВЫЛИ ПРОМЫШЛЕННИКИ, УСТРЕМИВШИЕСЯ ТУДА ЗА БОГАТОЮ ДОБЫЧЕЮ МОРСКОГО ЗВЕРЯ, А ЗАТЕМ ПУТЕШЕСТВЕННИКИ...

МНОГИЕ ИЗ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ ПЛАВАЛИ СЮДА ДЛЯ ОТЫСКАНИЯ СВОБОДНОГО МОРСКОГО ПУТИ НА ВОСТОК, МНОГИЕ ДЛЯ ОТКРЫТИЯ НОВЫХ ЗЕМЕЛЬ И ОКЕАНА И, НАКОНЕЦ, МНОГИЕ ДЛЯ ОТКРЫТИЯ СЕВЕРНОГО ПОЛЮСА...

В ЭТОМ СОСТЯЗАНИИ УЧАСТВОВАЛИ ПОЧТИ ВСЕ КУЛЬТУРНЫЕ СТРАНЫ. И ТОЛЬКО НЕ БЫЛО РУССКИХ. А МЕЖДУ ТЕМ ГОРЯЧИЕ ПОРЫВЫ У РУССКИХ ЛЮДЕЙ К ОТКРЫТИЮ СЕВЕРНОГО ПОЛЮСА ПРОЯВИЛИСЬ ЕЩЕ ВО ВРЕМЕНА ЛОМОНОСОВА И НЕ УГАСЛИ ДО СИХ ПОР.

Из рапорта Г. Седова начальнику Главного гидрографического управления.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю