Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

П. Абламонов. Тихоокеанская «Аврора»

П. АБЛАМОНОВ
капитан 1 ранга

Он стоит на вечной своей стоянке — во Владивостоке, на берегу бухты Золотой Рог—«Красный вымпел». Корабль революции. Брат «Авроры». Судно, с которого «пошел» Краснознаменный Тихоокеанский флот.

По сегодняшним понятиям, по сравнению с современными ракетными кораблями, посыльное судно выглядит скромно: острый бушприт, невысокие мачты, «музейные» пушки. Но в те далекие времена оно оказалось грозной силой для врагов революции. Не проста, извилиста, сложна его история.

С момента вступления в строй — с 1911 до 1921 года — это обычная яхта для обслуживания камчатской администрации. Камчатский губернатор, сделавший заказ на постройку яхты на Охтинской верфи, определил ей скромные функции пассажирского судна. На киповой планке яхты выделялось название «Адмирал Завойко», данное судно в честь камчатского военного губернатора и командира Петропавловского порта Василия Степановича Завойко — руководителя героической обороны Петропавловска-на-Камчатке в 1854 году.

Почти 10 лет исправно трудился корабль, выполняя свои нехитрые функции.

Но вот в истории обычной малоизвестной яхты, исполнявшей ограниченный круг заданий, началась славная страница.

Революция открыла перед кораблем большие плавания. На Дальнем Востоке обострилась классовая борьба.

Белогвардейцы и интервенты подняли голову. Тяжелая обстановка создалась на Камчатке, где контрреволюционеры действовали открыто. Нужно было помочь Камчатскому областному народно-революционному комитету и снабдить партизан оружием. С этой целью туда направлялся «Адмирал Завойко».

Экипаж готовился к заданию, соблюдая все меры предосторожности. Чтобы ввести японский штаб в заблуждение, всюду говорилось, что судно идет доставить продовольствие на Камчатку и собрать пушнину на отдаленных пунктах побережий Берингова и Охотского морей. В течение двух ночей группа моряков скрытно уложила в трюмы оружие, предназначавшееся для партизан Камчатки.


От этого корабля «пошел» Краснознаменный Тихоокеанский флот.

Теплым весенним вечером, снявшись со швартовов, судно отошло от стенки Дальзавода Владивостока и, мигнув ходовыми огнями, скрылось в море. Вид судна не вызывал подозрений: на верхи палубе возвышалась одна лишь , да и та без замка — он бы спрятан в трюме.

Так начался исторический рейс, который возглавлял министр Дальневосточной республики А. С. Якум.

На рейде Авачинской губы стояли японские корабли, которые хотя и опасались вмешаться в местные дела, но могли в любое время высадить десант. Большую угрозу представляли на камчатском полуострове областные автономисты, стремившиеся создать отдельное государств! под японским покровительством.

Всем этим планам врагов революции Советское правительство противопоставило свой план: сохранить исконно русские земли за собой.

А в Петропавловске-на-Камчатке готовили встречу. Здесь обсуждались варианты захвата судна, ареста Якума. Это был заговор, нити которого вели к японцам.


Вокруг все спокойно. Можно и побеседовать.

Единство действий камчатских коммунистов и членов экипажа сорвало вражеские замыслы, позволило «Адмиралу Завойко» с честью справиться со своей миссией. Экипаж судна, руководимый командиром А. И. Клюссом и комиссаром С. К. Орловским, сходил на Командорские острова, выгрузил там продовольствие, различные товары, а главное — донес до местных жителей слово правды о победах Советской власти.

Возвратившись в Петропавловск, судно встало на рейд. Якум отправился на городскую радиостанцию, чтобы связаться с Владивостоком. Здесь ему сообщили о контрреволюционном перевороте во Владивостоке и образовании меркуловского правительства, опиравшегося на японские штыки.

Положение создалось тревожное. Оставаться на рейде в Авачинской губе, в окружении врагов и недоброжелателей, было невозможно. Надо было уходить. Но куда? Во Владивосток, где к власти пришли японские ставленники? Об этом и речи быть не могло. Кое-кто соглашался выгрузить оружие, корабль затопить, а всей командой уйти в партизаны. От этого варианта отказались : слишком дорогая была бы потеря для Советской власти — боевой корабль.

Остановились на предложении, внесенном Якумом, Клюссом и Орловским,— передать оружие партизанам и пробиваться в порт Шанхай, учитывая, что Китай признал Советское правительство. Этот вариант был наиболее приемлемым.

Но вот вопрос: как уйти из Авачинской губы? Если японские интервенты узнают, что «Адмирал Завойко» идет к китайским берегам, они предпримут все, чтобы задержать корабль и захватить его. И хотя экипаж был настроен сражаться до конца, не спуская флага, все же надо было найти такое решение, которое бы исключало всякое вооруженное столкновение...

Поздним вечером корабль снялся с якоря и направился к выходу в море. Японский броненосец, стоявший на рейде, запросил: «Куда следуете?» Ему ответили: «На Командоры». Уловка удалась. Когда Петропавловск скрылся из виду, корабль изменил курс и направился в бухту Калыгир. Здесь состоялась встреча с партизанами. С борта судна выгрузили оружие.

9 июня «Адмирал Завойко» распрощался с Камчаткой и направился в Шанхай. Штормы, туманы преследовали корабль от самой Камчатки до китайских берегов. Семнадцать суток продолжался этот беспримерный поход. Шанхай встретил экипаж провокациями. Лоцманская служба отказалась провести корабль к месту стоянки. Во враждебном отношении к завойковцам чувствовалась чья-то направляющая рука. Нетрудно было догадаться, что это происки японцев. Они уже успели сообщить в Шанхай о том, что посыльное судно «Адмирал Завойко» когда-то принадлежало «незаконному» правительству ДВР, которого нет в помине, поэтому оно не имеет хозяина и находится на положении пиратского корабля. Пришлось приложить немало труда, чтобы развеять ложь, доказать свои права и в конце концов встать на якорь в порту.

Провокаторы разработали план операции, по которому они на шлюпке и джонке должны были подойти ночью к борту корабля, склонить ненадежных матросов на свою сторону и, перебравшись на корабль, схватить командира и комиссара, а потом молниеносно разоружить спящую команду. В своих мечтах белобандиты уже видели на гафеле судна свой флаг.

Но враги не учли высокого боевого духа, бдительности и сплоченности экипажа, который смело и быстро обезоружил подошедшие ночью катер и джонку с белогвардейцами.

Первая неудача не обескуражила врагов. Они второй раз попытались захватить судно. И снова — неудача... День, когда на флагштоке корабля взвился Советский Военно-морской флаг, навсегда остался в памяти членов экипажа . Это было 24 января 1923 года. На корабельный праздник прибыл чрезвычайный полномочный представитель РСФСР в Китае, объявивший завойковцам от имени Советского правительства благодарность за преданность революции.

Волнующей была встреча трудящихся Владивостока с мужественным экипажем.

С радостью шла служить на легендарное судно молодежь комсомольского призыва. Она сменила на боевых постах старослужащих. Вскоре корабль вышел в море. Теперь уже под новым названием — «Красный вымпел».

Последующие годы в истории корабля — это годы славной борьбы за упрочение Советской власти на Дальнем Востоке. В то время обстановка была очень сложной. В отдаленных местах еще орудовали белогвардейские банды. Остатки интервентов запугивали местное население террором и бесчинствами. «Красный вымпел» получил задание подавить белогвардейские банды, установить Советскую власть в глухих местах побережья.

Так, в районе старинного русского порта Аян действовала многочисленная банда штабс-капитана Григорьева. В рукопашной схватке моряки разгромили ее и освободили порт.

В послужном списке «Красного вымпела» значится немало славных дел : уничтожение белогвардейских банд, конвоирование транспортов, борьба с контрабандой, несение патрульной службы.

И какое бы сложное задание ни выполнял экипаж судна, он всегда проявлял революционную страстность.

ЧТО КАСАЕТСЯ ОБЩЕЙ ОЦЕНКИ РОЛИ МОРСКОГО ФЛОТА В ОБЩЕЙ СИСТЕМЕ ОБОРОНЫ. ТО Я ДОЛЖЕН СКАЗАТЬ. ЧТО МЫ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕМ СЕБЕ ВОЗМОЖНОСТИ ТВЕРДОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ГРАНИЦ СOBEТСКОИ ЗЕМЛИ БЕЗ НАЛИЧИЯ ДОСТАТОЧНО СИЛЬНОГО -МОРСКОГО ФЛОТА.

М. В. Фрунзе.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю