Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Что с нами стало. Часть II

Каждый раз, покупая новое издание книги, уже называвшейся “Краснознамённый Тихоокеанский флот”, и читая, по сути, то же самое, только на других страницах и с другими редакторскими правками, мы непременно вспоминали о своём желании всё проверить и уточнить. Иногда, правда, казалось, что всё это мелочь, не имеющая никакого значения для истории. Простая формальность. Но память не давала покоя. В конце концов, любопытно узнать, дырявая у нас память или нет.

Только в 1987 году, выполняя наказ своих друзей, ветеранов-тихоокеанцев, мне удалось выкроить время для “плавания по архивным шхерам”. К этому периоду с большинства материалов, касающихся Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг., гриф “секретно” был снят, хотя доступ к ним требовал определённых усилий. Скажу сразу, что огромную помощь мне оказали влюблённые в своё дело “архивные лоцманы” А.Лучко, Л.Токарева и Л.Кирсанова, без которых “плавать по архивным шхерам” было бы просто немыслимо.

Итак, углубившись в архивные материалы, я довольно быстро убедился в том, что память у меня и моих друзей всё-таки есть. Это, признаюсь, меня искренне порадовало, По журналу боевых действий минного заградителя “Океан” (ф.317, д.20307, л.2-7) удалось установить, что он остался в Хонто и прибыл в Отомари только в 19.00 31 августа. Там же остались и торпедные катера. А 24 августа в 17.00 230 десантников перешли с “Океана” на ТЩ-295, который вообще не числился в составе упоминаемых в книге кораблей 17 ОДТЩ. Откуда же взялся этот тральщик в Хонто?

В поисках ответа уже на этот вопрос случайно был обнаружен навигационный журнал ТЩ-604, из которого следовало, что 25 августа 1945 г. в 16.00 этот тральщик “снялся со швартовов для перехода “Адак - Петропавловск” (ф.318, д.25784, л.17). И тогда для меня кое-что прояснилось: ТЩ-604 (а может быть и другие, перечисленные в книге, корабли вместе со своими командирами и всей командой?) не мог быть в составе группы кораблей, идущих с десантом в Отомари.

Желание узнать истину надолго усадило меня за архивные фолианты. Заставило даже съездить в командировку, разумеется, за свой счёт. И, в награду за усердие, когда, откровенно говоря, я уже совершенно не рассчитывал на успех, мне попался документ, который всё расставил по своим местам. Приведу его полностью (ф. 307, д. 17751, л. 44):

ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ ПРИКАЗ ОРГ/03

Штаб командира высадки БФКП зм. “Океан”
22 августа 1945 г.

1.Объявляю состав сил на десантную операцию по захвату порта и города Отомари.

1-й десантный отряд в составе: БО-302, БО-314, БО-319, МО-24, МО-25.
2-й десантный отряд в составе: ТЩ-590, ТЩ-599.
3-й десантный отряд в составе: ТЩ-592, ТЩ-593, Тщ-594, ТЩ-596.
1-й отряд охранения: ТЩ-524, ТЩ-598.
2-й отряд охранения: ТКА ТКА №№ 88, 118, 642, 616, 645, 646.

2. Назначаю:

Командиром 1-го десантного отряда кап. 3 ранга Дегоди.
Командиром 2-го десантного отряда кап. л-та Брунштейн.
Командиром 3-го десантного отряда кап. 3 ранга Вострикова.
Командиром 1-го отряда охранения кап. 3 ранга Путилова.
Командиром 2-го отряда охранения кап. 3 ранга Тарнавского.

Командир высадки кап 1 ранга Леонов
Начальник штаба высадки кап. 3 ранга Кочетков.


В этом же деле отыскались походные ордера кораблей десанта на этапах Маока - Хонто и Хонто - Отомари.

А куда же исчез ТЩ-295, который был указан в Журнале боевых действий минного заградителя “Океан” и который, по сути, явился причиной моих поисков? Удалось установить, что номер 295 оказался бортовым номером ТЩ-599. Тактическим номерам тральщиков 592, 593, 594, 596 соответствовали бортовые номера 42, 38, 139 и 216, Эти номера видели все, и в своих журналах вахтенная и дежурная службы других кораблей фиксировала, как правило, именно эти, бортовые, номера.

Все тральщики, участвовавшие в десантной операции, были одного типа: УМС, с деревянными корпусами, водоизмещением 350 тонн, со штатной численностью команды 46 человек (5 офицеров, 19 старшин и 22 рядовых). На вооружении они имели электромагнитный трал, трал для контактных мин, противолодочные глубинные бомбы, одно 75-мм орудие, один 40-мм автомат типа “Бофорс” и два 20-мм автомата типа “Эрликон”. Кроме того, все они были снабжены радиолокационной станцией с круговым обзором. Тральщики были приняты советским командованием в США летом 1945 г., незадолго до начала войны с Японией.

Таким образом, истина восторжествовала. Однако, аппетит приходит во время еды. Захотелось установить, в какие соединения входили эти корабли и кто ими командовал.

Выяснилось, что подавляющее большинство кораблей, перечисленных в организационном приказе, ранее участвовало в высадке десантов в сахалинские порты Торо, Эсутору и Маока. К ним относились: ТЩ-524, ТЩ-589, ТЩ-590 и ТЩ-599, входившие в ? ОДТЩ ОВР СГВМБ, которым командовал капитан-лейтенант Г.И.Брунштейн (кстати, ТЩ-599 с 11. 09.45 г. Действительно вошёл в созданный тогда в Отомари (Корсакове) 17 ОДТЩ Сахалинской военной флотилии); ТКА-642, ТКА-645, ТКА-646, входившие в 14 ОТК 5 ОДТК СТОФ, которым командовал капитан 3 ранга И.Е.Тарнавский (врид командира 14 ОТК был командир звена старший лейтенант С.П.Тугушев, одновременно являясь командиром ТКА-646); ТКА-88, ТКА-118, ТКА-616, входившие в состав 3 ОТК 8 ОДТК (командир ОТК - капитан-лейтенант П.О.Левашов). который 12 августа был передан в состав 5 ОДТК по решению командующего СТОФ; БО-314, входивший в состав 15 ОДБО СТОФ (командир 15 ОДБО - капитан 3 ранга Н.Т.Дегоди); БО-319, относящийся к Владимиро-Ольгинской ВМБ ТОФ (ВО ВМБ ТОФ); МО-24 и МО-25, входившие в состав 3-го отряда МО ОВР СГВМБ.

Тральщики 3-го десантного отряда (ТЩ-592, ТЩ-593, ТЩ-594 и ТЩ-596) входили в состав 12 ОДТЩ ОВР ВОВМБ ТОФ (командир дивизиона - капитан-лейтенант Б.К. Филиппов). 20 августа в 17.35 эти корабли с десантом, которым командовал капитан В.И.Овсянников (командир 53-го отдельного пулемётного батальона ВОВМБ ТОФ) вышли из залива Владимир в Маока, куда и прибыли 22 августа. Десантным отрядом командовал капитан 3 ранга А.И.Востриков, с апреля 1945 г. находившийся в должности начальника отделения оперативной и боевой подготовки штаба ВОВМБ ТОФ и ранее воевавший на Черноморском флоте.

Почти все командиры тральщиков, больших и малых охотников уже участвовали в войне на других флотах и флотилиях. Так, например, капитан-лейтенанты И.И.Моисеенко (ТЩ-590), В.И.Бодров (ТЩ-599), В.А.Марухин (ТЩ-589), В.Ф.Свитов (ТЩ-592), старшие лейтенанты И.Н.Лемякин (ТЩ-593), Б.А.Кукушкин (ТЩ-596), М.Г.Воронков (БО-314), А.Г.Выжлецов (БО-319) участвовали в боевых действиях на Черноморском флоте. Лейтенант Д.О.Балалаев (МО-25) принимал участие в боевых действиях на Балтике и Волжской флотилии. Являлся участником боевых действий и старший лейтенант Е.И.Бяльский (МО-24). Начали участвовать на Тихоокеанском театре военных действий только лейтенант М.П.Кожан (врид к-ра ТЩ-524), офицеры торпедных катеров старшие лейтенанты П.Д.Павлюченко (ТКА-118, командир звена), С.П.Тугушев (ТКА-645, командир звена, врид командира 14 ОДТК), лейтенанты А.В.Ильиных (ТКА-642, командир звена), Л.П.Дюка (ТКА-646) и Сироткин (ТКА-616), а также мичман И.Б.Шраменко (ТКА-88).

Ход десантных действий хорошо прослеживается по материалам отчётов о боевой деятельности и вахтенным журналам участвующих в них кораблей. Справедливости ради надо отметить, что общий ход событий в книге “Тихоокеанский флот” описан правильно. Вот только с кораблями (а значит и с людьми!) вышла промашка...

Работа с архивными материалами оказалась очень увлекательной. С одной стороны, я как бы окунулся в свою собственную юность, с другой - с вершины прожитой жизни вдруг обнаружил много нового, доселе мне неизвестного, позволившего расширить своё представление о когда-то происходившем, осмыслить его.

Северная Тихоокеанская флотилия, на одном из кораблей которой я служил, в период войны с Японией была оперативно подчинена 2-му Дальневосточному фронту. В главной базе флотилии, Советской гавани, которую обороняли 113 стрелковая бригада и 365-й отдельный батальон морской пехоты, дислоцировались 9 подводных лодок, СКР “Зарница”, 5 тральщиков, 24 торпедных катера, несколько отрядов сторожевых катеров и катеров-тральщиков. Авиация флотилии насчитывала 44 истребителя, 15 бомбардировщиков, 12 штурмовиков и 9 самолётов-разведчиков. Силами этой флотилии было обеспечено занятие Южного Сахалина, после чего началось формирование десантов на Южные Курилы, т.е. на острова южной части Курильской гряды и на острова Малой Курильской гряды. Командиром десантной операции по оккупации южно-курильских островов был назначен уже упоминавшийся ранее капитан 1 ранга И.С.Леонов. Кстати говоря, деятельность Леонова во всех трех выпусках упомянутой выше книги «Тихоокеанский флот» и его заслуги, по моему представлению, незаслуженно принижены. Мало того, что искажены его инициалы (он там упоминается как А. И. Леонов только в качестве командира высадки десанта в южносахалинские порты Торо и Маока), но совершенно ничего не говорится о его деятельности по организации высадки десантов на южные острова Курильской гряды. А это – несправедливо. Думается, кому-то это было выгодно. В марте 2004 г. председатель Совета ветеранов Тихоокеанского флота и Амурской флотилии обращался к командованию ТОФ с просьбой опубликовать мою статью о И. С. Леонове, но получил ответ за подписью заместителя командующего ТОФ по воспитательной работе контр-адмирала С. Беленова, где было сказано, что статья не может быть опубликована «поскольку ни в Архиве ТОФ, ни в военно-историческом музее ТОФ, ни у историографа флота нет никаких документов, подтверждающих о том, что командиром сил высадки десанта в п. Торо был не капитан 1 ранга А. И. Леонов, а капитан 1 ранга И. С. Леонов». Остается только сожалеть об отсутствии документов и уповать на Центральный военно-морской архив в г. Гатчине, где такие документы есть.

Десант на о. Уруппу-То вышел из порта Отомари в 12.50 27 августа. Десант состоял из двух тральщиков типа УМС (589 и 590). На ТЩ-589 размещалась одна рота 3-го батальона в количестве 178 человек, а на ТЩ-590 - вторая рота в количестве 166 человек. Командиром десанта был капитан Овсянников, а командиром десантного отряда - капитан-лейтенант Брунштейн. В 11.20 28 августа командир ВОВМБ ТОФ выслал воздушный десант в количестве 34 человек из состава 364 ОБМП на двух самолётах типа “Каталина” с задачей захватить аэродром на о.Итурупп и удерживаться до подхода корабельного десанта.

Самолёты из-за тумана аэродром не нашли. В 13.30 28 августа на одном из самолётов начались перебои в моторе, и он резко пошёл на снижение. Оба самолёта произвели посадку в районе м. Така-Саки (о.Уруппу). Только 1 сентября автоматчики воздушного десанта были взяты на борт ТЩ-598, а 2 сентября десантники влились в состав морского десанта, высаженного на о. Итурупп...

В 13.15 28 августа ТЩ-589 и ТЩ-590 в сплошном тумане вошли в бухту Рубецу (о. Итурупп) и встали на якорь на расстоянии 1,5 каб. От берега. Корабельными шлюпками был высажен первый бросок из состава экипажей тральщиков с задачей разведать места высадки и захватить плавсредства. Через 20 минут к борту уже были подведены пять самоходных японских барж, которые начали использоваться как высадочные средства. К месту высадки десанта от начальника гарнизона о. Итурупп прибыли японские офицеры с заявлением о готовности капитуляции войск гарнизона. Из переговоров с парламентариями было установлено, что на о. Итурупп дислоцируется 89-я пехотная дивизия, общей численностью 13500 человек солдат и офицеров. Гарнизоном командует генерал-лейтенант Кейно-Угава. В 14.30 ТЩ-589 и ТЩ-590 закончили высадку десанта и отошли на рейд.

В процессе переговоров с парламентёрами, в качестве которых выступали штабс-капитан Танна - начальник гарнизона укреплённого района Рубецу - и комендант города, произошёл любопытный инцидент. Капитан-лейтенант Брунштейн предложил японцам немедленную капитуляцию, поскольку, как сказал он, японские войска на острове Сахалин и в Маньчжурии уже капитулировали и на этот счёт имеется чёткий приказ Императора. Штабс-капитан Танна заявил, что это ему известно, но приказа о капитуляции на Курильских островах нет, и он не может самостоятельно принять решение до выяснения этого вопроса с командующим войсками на Курильских островах, а потому и не может дать команду о сдаче оружия и о капитуляции; он просит отсрочки до завтрашнего утра. Капитан-лейтенант Брунштейн считал, что промедление с капитуляцией немыслимо и дал на размышление и связь с командованием два часа. В противном случае, сказал он твёрдо, будет вызвано большое количество авиации и подойдут основные силы. Это возымело действие. Штабс-капитан Танна согласился на предъявленные условия, и в 15.00 парламентёры удалились. Так что не всё проходило гладко.

Убедившись в успешном ходе капитуляции гарнизона на о. Итурупп, командующий ТОФ приказал одну роту из бухты Рубецу перебросить на о. Кунасири, поставив ей задачу разоружения и принятия пленных на острове. Во исполнение этого приказания капитан-лейтенанту Брунштейну было приказано принять одну роту, направлявшуюся на о. Итурупп, на ТЩ-590 и следовать на о Кунасири.

Десант на о. Кунасири включал в себя три самостоятельных отряда, которые последовательно выходили из порта Отомари 31 августа, 1 и 2 сентября.

В 5.15 31 августа в порту Отомари закончил погрузку частей 113 Сбр десантный отряд под командованием капитана 3 ранга Виниченко. Этот отряд состоял из двух десантных судов (ДС-31 и ДС-34) и сторожевого корабля типа “фрегат” (ЭК-4). Предназначенного для навигационного и боевого обеспечения десанта. Всего было погружено: на ДС-31 - один батальон автоматчиков, разведрота (общая численность - 216 человек), два 45-мм орудия; на ДС-34 - санитарная рота, батарея ИОПТД, рота ПТР (общая численность - 186 человек).

В 5.30 отряд вышел из порта Отомари на о. Кунасири (Кунашир). В 5.40 1 сентября, на подходе к бухте Фурукомаппу-Ван (о. Кунасири) этот отряд соединился с ТЩ-590, который следовал (выйдя из бухты Рубецу, расположенной на о. Итурупп) с задачей высадки десанта на этот же остров. В 6.40 отряд капитана 3 ранга Виниченко и ТЩ-590 совместно вошли в бухту Фурукомаппу-Ван и приступили к высадке десанта.

После высадки на берег первого броска десанта прибыли японские офицеры-парламентёры, которые сообщили, что гарнизон острова Кунасири численностью 1250 человек солдат и офицеров готов сложить оружие.

В 10.05 1 сентября десантный отряд капитана 3 ранга Виниченко закончил высадку десанта на берег о. Кунасири, организовал круговую оборону и приступил к приёму военнопленных и техники...

В 8.30 3 сентября десантный отряд вышел из порта Отомари на о. Уруппу-То, куда и прибыл в 18.50 5 сентября. Однако из-за шторма высадку на берег произвести не смог и в полном составе возвратился в порт Отомари 11 сентября.

Параллельно с осуществлением этих десантов был организован и высажен десант на самый большой из островов Малой Курильской гряды - на остров Шикотан; этому десанту ранее была посвящена целая глава.

Сложную эпопею высадки десантов на Южные Курилы завершает десант на группу атолловых островов Малой Курильской гряды, которые теперь часто называют грядой Хабомаи. В литературе сведения об этом десанте практически отсутствуют. Всё дело в том, что он проводился уже после официально объявленного дня победы над Японией, который фактически являлся и днем окончания Второй мировой войны, с 3-го по 5-е сентября. Именно это обстоятельство привело к замалчиванию важных событий на протяжении нескольких десятков лет, а в последнее время некоторые политики всерьёз выражают сомнения в их законности. Однако - это факт нашей истории, и мне лично было интересно знать о нём правду, по крайней мере документальную.

Я и мои друзья-тихоокеанцы чувствуем себя причастными к проблемам Дальнего Востока. Во всяком случае они нам далеко не безразличны. Нам довелось поднимать флаги Родины над портами Южного Сахалина и многими Курильскими островами. Мы ни на секунду не сомневались, что делаем доброе и нужное дело. Не сомневаемся в этом и теперь. И, разумеется, голоса, нередко убеждающие в том, что все это было совершенно зря, нас не убедят. Голоса всегда остаются голосами и говорить им не запретишь, да и не надо. Важно дело. И именно дело нас особенно тревожит. Возвращенные и вновь обретенные территории постепенно приходят в запустение. Можно, конечно, ссылаться на то, что в запустение за годы своего существования пришла вся Страна Советов. Потому, мол, и распалась. Но дело не только в этом. Главное в том, что Дальний Восток являлся (и является до сих пор) своеобразной колонией центра. И с развалом СССР для него почти ничего не изменилось. Рука Москвы, дающая и берущая, для него осталась. И раньше эта рука почти ничего не давала, но много брала, а теперь - тем более: давать нечего. Богатейший регион год от году чахнет. Более половины работающих там - временщики, их интересовали заработки, а не благоденствие земель и вод дальневосточных: там они жить долго и умирать не собирались, их интересы находились в других местах. Мы сами были временщиками и очень хорошо все это чувствовали. Но мы были военными, и это нас несколько оправдывает: военные всегда временщики, куда пошлют - там и служат. Я говорю не о военных. Инфраструктура - коммуникации, связь, жилье и многое другое - находилось почти в первобытном состоянии. И всякие строительства, всякие преобразования осуществлялись директивно, из центра: на каждое преобразование - своя статья, свой пункт и свои деньги, как правило мизерные. Все норовили строить даром, ценой жизни заключенных, которых на Дальнем Востоке было во много крат больше, чем коренных жителей. Теперь, говорят, дальневосточникам дали свободу действий. Может быть это соответствует действительности. Хочется верить, но верится с трудом, слишком часто и сильно нас обманывали. Кроме того, даже при наличии свободы действий, нужны умные, грамотные, профессиональные и честные руководители. А где их таких-то быстро найдешь. Их и на российском уровне не густо. Да густо их и не бывает. Так что, остается одно: ждать и надеяться.

Говорят: легко родить, но трудно воспитать. Есть тут какая-то аналогия с освоением земель. Невельской помог России родить Приамурье. Но воспитать его она не сумела. Мы тоже играли роль повивальных бабок в отношении Сахалина и Курил. Но, увы, руки до их воспитания у Москвы не дошли, а поручить это местным наставникам она не захотела: никто ничего не может кроме нее.
v Российскому Дальнему Востоку пора дать максимально приемлемую самостоятельность, выгодную и для него (в первую очередь), и для России в целом - в этом убеждены многие послужившие и пожившие там. Это великолепный край, красивый и богатый. Одни круизы по Сахалину и Курилам могут дать колоссальные доходы. Но - до этого - надо преодолеть колоссальные расходы: на отели, на гавани, на суда, на всю инфраструктуру. Где взять средства? Это, конечно, главнейший вопрос и четкого ответа на него нет. Одно только можно сказать: не путем возвращения даже части уже принадлежащих нам территорий, таких как Шикотан и Хабомаи. Остальные направления возможны все: аренда, совместные предприятия, концессии и т.д. Но - повторяю - не бессрочная продажа.

И - напомню: Российско-Американская компания, так часто с благодарностью вспоминаемая ныне, постоянно вставляла палки в колеса Амурской экспедиции, и чем дальше, тем эти палки были длиннее и толще.

Так, все-таки, что же с нами стало, с теми, кто дожил до сегодняшнего дня? Пришла старость, пришла житейская мудрость, говорящая о том, что чем раньше кончится в нашей любимой России борьба за власть, возобладают экономические, а не политические мотивы, появятся и будут неукоснительно соблюдаться законы, охраняющие личность каждого, тем лучше. Но на это требуются десятилетия, и не надо убаюкивать себя тем, что благодать наступит уже завтра, как это делали некоторые коммунисты. Хотя таких, я думаю, было меньшинство. Иначе - не стало бы с нами того, что стало.

Писатель Александр Зиновьев как-то сказал: “Пройдут века, остынут страсти, на Западе потихоньку построят нечто подобное русскому коммунизму, под другими названиями и в другом обличии. Только вспомнят ли о великом историческом творчестве какого-то отсталого русского народа? Да и сохранится ли, если в обозримом будущем в России ничего не изменится, этот народ?”

Мне не хотелось бы, чтобы он сделался пророком. Не зря же мы совершали свои лейтенантские плавания. И многим из наших потомков их непременно придется совершать. Во имя благоденствия России и каждого из ее жителей. Особенно - во имя благоденствия жителей российского Дальнего Востока.

Содержание
Назад


Главное за неделю