Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,67% (47)
Жилищная субсидия
    18,67% (14)
Военная ипотека
    18,67% (14)

Поиск на сайте

Десант на остров Шикотан. Часть II

Главное, что нам благоприятствовало, это - погода. В 8ч. в вахтенном журнале я записал: ветер S - 2 балла, пасмурно; море - 2 балла; видимость 10 миль; tо +10оС. В 11 ч. нас обогнал отряд кораблей, идущих с десантом на Кунашир - ЭК-4, ДС-31 и ДС-32. Обменялись опознавательными. Все шло отлично. Как нас встретят японцы, мы не знали. Приказано было приготовиться к бою, но первыми не стрелять. Ночь нас застала в проливе Екатерины. Погода все улучшалась. В 4ч. ночи 1 сентября наступил полный штиль и в воздухе, и на море. В 4ч.36мин. определились, насколько это было можно сделать по существующей карте (N 1189). Около 7ч. утра открылся Шикотан. Последние полтора часа пути до него были самыми мучительными: на сопках стояли японцы и смотрели на наши корабли, они не стреляли. На наиболее высокой сопке просматривалось какое-то здание, около него находилась довольно высокая мачта, а на ней - флаг. Какой - в точности разобрать было трудно. С мостика остров виделся как сплошная гранитная стена - ни заливчиков, ни входов в бухты. - Как же будем заходить, - думал я, - ведь карты-то нет! Куда же заходить? Но тут же отгонял от себя эту мысль - впереди шел ТЩ-594 с бортовым номером 139. - Наверное он знает, ему и “карты в руки”, как сказал командир.

И, вдруг, не дойдя до сплошной гранитной стены кабельтовых 20-25, мы все увидели, как прямо из нее выскочила шхуна, повернула вправо (а если смотреть от нас, то - влево) и на максимальных ходах (это было видно по буруну за кормой) пошла на обход острова с северо-востока. Головной тральщик ТЩ-594 немедленно погнался за ней, дав нам возможность действовать самостоятельно. Мы, естественно, стали держать на то место, откуда выскочила шхуна, обнаружили узкий, как коридор, вход с очень высокими, почти отвесными стенами и, не раздумывая, пошли в него. Как нам представлялось (на глаз!), глубины это позволяли. Выйдя из коридора, мы увидели небольшую удобную бухту с отлогим берегом в ее вершине и с деревянным пирсом, к которому мы и направились. В 9ч.10мин. пришвартовались к пирсу. Немедленно на берег отправилась десантная группа во главе со старшим лейтенантом медицинской службы Крыловым. В 9ч.15мин. начали выгрузку вооружения и высадку людей. В 9ч.30мин. закончили высадку людей и в 11ч.42мин. - выгрузку вооружения. На вахте до 12ч. стоял я, а меня сменил главный старшина Брагин.

Тральщик, шедший за нами, пришвартовался к пирсу несколько раньше, в 9ч., и окончил высадку десанта в 9ч.17мин. А тральщик, погнавшийся за шхуной, догнал ее, привел на буксире в бухту и пришвартовался к пирсу в 9ч.27мин., т.е. через полчаса после нашего входа в бухту (в 8ч.57мин.).

Случай с ТЩ-594, погнавшимся за шхуной и приведшим ее в бухту, почему-то не зафиксирован ни в одном из известных мне документов. А, между тем, он вызвал разные толки у офицеров кают-компании. Так, например, наш механик, Свет Никольский, был убежден до конца жизни своей (его, увы, не стало в 1986г.), что флагман струсил заходить в бухту первым (мало ли что, вдруг мины) и нашел повод, чтобы уклониться. Я лично так никогда не думал. Мне казалось, что просто у него проснулся азарт погони, и он кинулся за шхуной. Конечно, в данном случае он поступил не как флагман, а как мальчишка. Но с некоторых пор у меня появились сомнения относительно места флагмана: а был ли он на головном тральщике? Не находился ли он на концевом? Единственное, что меня смущает - это сигнал, данный нам головным: “Действуйте самостоятельно”. Вот мы и действовали.

Весь день 1 сентября мы простояли у пирса. Днем я с командиром немножко походил по острову в районе бухты. Он был превосходно укреплен, весь изрыт ходами сообщений, полностью скрытыми в земле и имеющими такую высоту, что я, при росте 182 см, мог ходить по ним, почти не сгибаясь. Ширина, правда, у них была невелика, не больше полутора метров. Во второй половине дня полным хозяином острова стал батальон, прибывший с нами, и уже в 18ч. в распоряжение начальника штаба этого батальона мы выслали обход в количестве восьми человек.

Несмотря на то, что на острове находился значительный и прекрасно вооруженный гарнизон и все это вооружение пребывало в целости и сохранности, боезапаса к нему не оказалось. Не было найдено ни одного винтовочного патрона, не говоря уже об орудийных снарядах, минах и пр. По всей вероятности все было своевременно утоплено. Японский генерал-майор Дзио-Дой, начальник гарнизона, якобы говорил (я сам его не слышал и даже не видел, пользуюсь показаниями свидетелей), что приказ о капитуляции он получил за шесть часов до нашего прибытия на остров. Впоследствии, познакомившись с тем, что происходило на других островах, в частности на Итуруппе, я вполне это допускаю: начальники островных гарнизонов знали и о приказе своего Императора, и о капитуляции японских войск в Манчжурии и на Сахалине, но они ждали приказа командующего войсками на Курильских островах, предписывающего капитуляцию войск. А такого приказа очень долго не было.

2 сентября в 8ч.20мин. снялись со швартовов и пошли на выход из бухты. Дали прощальный салют из эрликонов в честь героической Красной Армии, достойные представители которой оставались на острове. Тральщики салютовали вместе с нами, но снялись со швартовов минут на десять позже. В 8ч.45мин. мы уже вышли из бухты и следовали в составе группы в строю кильватера вторыми. Концевым опять шел ТЩ-596, головным ТЩ-594. И этот головной, как флагман, поднял сигнал: ”Ъ - 352о”, т.е. показываю курс 352о.

ИЗ ЛОЦИИ Охотского моря, (вып.1, 1954г. стр.113).

Остров Шикотан, или Шпанберга, является самым крупным островом в Малой Курильской гряде. Длина его с SW на NO 15 миль, ширина 6-7 миль. Берега его большею частью высокие, скалистые и окаймлены опасностями, которые лежат обычно не далее 5 кбт от береговой черты. Изобата 20м следует очертаниям острова в 2-3 кбт от берега и только в бухтах удаляется от него на большее расстояние. Берега острова изрезаны большим количеством бухт, многие из которых могут служить убежищем для небольших мелкосидящих судов.

Предупреждение. По имеющимся сведениям, в 6 милях на 103о от северной оконечности острова Шикотан - мыса Шикотан и в 2 милях от берега наблюдались буруны... Однако при обследовании... подводных опасностей обнаружено не было.

Из АРХИВОВ (ЦВМА, ф.317, д.20279, л 2,3)

Отчет по высадке десанта зм “Гижига” на остров Шикотан

(Курильская гряда) с 30.08.45 до 03.09.45.

В 13.00 30.08.45г. от командира высадки капитана 3 ранга Вострикова было получено приказание: к 18.00 того же дня приготовить корабль к приемке десанта, состоящего из личного состава, лошадей, повозок, боезапаса, продуктов, 2-х автомашин и 2-х орудий.

К 18.00 корабль был подготовлен к приемке десанта. В 23.10 началась приемка десанта и была закончена в 01.53 31.08.45г. Всего было принято:

1. Людей с амуницией - 430 чел.
2. Лошадей - 59
3. Повозок - 31
4. Автомашин 3-х тонных - 2
5. Орудий 45 мм с передками - 2
6. Продуктов - 12т
7. Боезапаса - 5т

Лошади были размещены в трюм N 1, который был выстлан досками и циновками.

Личный состав был размещен в трюме N 2 и на верхней палубе. Остальной груз был размещен на верхней палубе и в трюмах.

В 02.13 31.08.45г. был получен сигнал “Б”, корабль отошел от пирса и пошел на выход.

В 02.49 легли в кильватер ТЩ-139. Строй на походе - кильватер. Головной ТЩ-139, за ним “Гижига”, концевым ТЩ-216. Переход проходил благополучно, связь на УКВ работала нормально. 31.08.45г. в полдень и в 16час. были определены места по солнцу, в результате чего оказалась невязка 4 мили к S, о чем было доложено флагману.

При переходе пролива Екатерины благодаря сильному попутному течению скорость доходила до 10,5 узлов при оборотах машин, соответствующих 8 узлам.

В 08.30 01.09.45г. подошли ко входу в бухту Сикотан-Ко и беспрепятственно вошли в нее. Глубина на рейде до 10 м. Бухта укрыта от всех ветров и обеспечивает стоянку кораблей вплоть до миноносцев. В бухте был обнаружен пирс, к которому в 09.10 пришвартовались лагом, носом к берегу - причем глубина у носа - 1м, у кормы - 4м. В 09.15 приступили к выгрузке, в 10.30 была окончена выгрузка людей и приступили к выгрузке остального груза. Выгрузку производили одновременно из двух трюмов. В 11.42 вся выгрузка была закончена.

При подходе к бухте были обнаружены костры, куда немедленно были посланы шесть краснофлотцев с одним офицером для предотвращения пожаров. Одновременно был выставлен наблюдательный пост для наблюдения за морем на входном в гавань мысу. Пост имел визуальную связь с кораблем, личный состав находился на посту до момента ухода из гавани. Высланные шесть краснофлотцев в течение всего дня помогали сухопутному командованию в сборе пленных. Всего ими было собрано 1 500 пленных.

2.09.45г. в 08.20 отошли от пирса, причем в связи с отливом корабль оказался на грунте - глубина у носа - 30 см, у кормы - 3 м. С помощью швартова и работая машинами назад корабль самостоятельно сошел. Дальнейший переход проходил в том же ордере, что и с десантом, и прошел без всяких замечаний. В Отомари прибыли в 16.30 3.09.45г.

Командир зм “Гижига”
старший лейтенант Прохоров
Исполнено в одном экз.
только командиру Отомари ВМБ
Черновик сожжен. Душин
4 сентября 1945г.

ИЗ АРХИВОВ (ЦВМА ф.2450, оп.4, д.143(12),л.23,25,26)

Отчет по оккупации островов Курильской гряды...

Оперативный отдел штаба ТОФ, г.Владивосток,1945г.

В 2.10 31.08 в порту Отомари десантный отряд под командованием капитана 3 ранга Вострикова закончил погрузку 2/113 Сбр на: ТЩ N 594 - одну стрелковую роту и управление батальона, всего 200 человек, на ТЩ N 596 - одну стрелковую роту, роту автоматчиков и санитарный взвод - всего 200 человек, на зм “Гижига” - одну стрелковую роту, минометную роту, роту ПТР, тылы батальона, взвод ПТО - всего 396 человек, два 45 мм орудия, две автомашины, 59 лошадей, 31 повозку, 20 тонн боезапаса и 30 тонн продовольствия.

В 2.30 31.08 отряд в полном составе вышел из порта Отомари на о.Шикотан (Малая Курильская гряда).

.................................................................

В 9.00 1.09 десантный отряд капитана 3 ранга Вострикова вошел в б.Сякотан (о.Шикотан), сопротивление отсутствовало, ошвартовались у пирса и приступили к высадке десанта. После высадки первого броска прибыли японские офицеры-парламентеры, которые сообщили, что на о.Шикотан дислоцируется 4 Пбр и полевой артдивизион численностью 4 800 человек солдат и офицеров под командованием генерал-майора Дзио-Дой, гарнизон готов сложить оружие.

....................................................................

К 11.42 1.09 десантный отряд под командованием капитана 3 ранга Вострикова закончил высадку десанта на берег о.Шикотан, организовал круговую оборону, выставил корабельный дозор и приступил к приему военнопленных, вооружения и техники.

.....................................................................

В 8.20 2.09 десантный отряд капитана 3 ранга Вострикова, погрузив технику и часть вооружения, вышел с о.Шикотан в порт Отомари в составе: зм”Гижига”, ТЩ ТЩ NN 594,596, куда и прибыл в 16.12 3.09.


Оба эти документа я впервые увидел в 1986 г. Даже первый документ, как я понимаю, никому из офицеров корабля не был показан. Он составлялся лично. В нем нет ничего неправильного, но кое-что недосказано, в частности, по поводу костров. Костры, действительно, были, но о возможности пожаров речи, по-моему, не было. Говорили о том, что на кострах могут быть сожжены важные документы.

В документах существуют некоторые расхождения в численности людей и, особенно, боезапаса и продовольствия, погруженных на зм “Гижига”. Какие цифры правильные, я не знаю, думаю, что в отчете командира. Жаль, что точно считая лошадей и технику, мы небрежно относимся к самому главному - к людям. Заметим, что ни в одном из документов не сказано о погоне ТЩ-594 за шхуной. Может быть это мелочь? Но читая второй документ, замечаем, что на ТЩ-594 находилось все управление второго батальона 113 Сбр, и, следовательно, высадка батальона началась при отсутствии управления оного, что, безусловно недопустимо. Мы-то, на “Гижиге”, этого тогда не знали. Делали свое дело. Можно только радоваться, что все прошло так удачно. Победителей никогда не судят, а иногда стоило бы. На основании этих документов можно заключить, что плавание с десантом, его высадка и все прочее прошли легко и просто, без сильнейшего физического и нервного напряжения людей. Такое заключение будет грубейшей ошибкой. Да, стрельбы не было, потерь не было, но физическая и моральная плата всех без исключения участников десанта была весьма высокой.

ИЗ ПИСЬМА бывшего фельдшера зм “Гижига” Л.Н. Крылова автору этой книги.
30.11.1981г., г.Ставрополь

... В какую бухту мы входили, я не знаю. Шикотан имеет три бухты. Мы входили, если так можно сказать, в Северную, недалеко от мыса Край Света. Последние годы, когда бывал на Шикотане, ходили в Среднюю бухту, которая называется Малокурильской. Там находится пограничный дивизион и расположен рыбозавод. В 1959г. мы с рентгенологом решили пройти на мыс Край Света, но прошли километра четыре и вернулись. Туда дойти невозможно (если у японцев там были дороги, то теперь их нет).

Теперь - в отношении высадки.

С матросами (12 человек, старшина Федорян) перед подходом к месту высадки выпили по стакану коньяка. При входе в бухту с левой стороны на горе стояло камуфлированное здание, и там был виден дым (думали, что это был штаб, поэтому мне было приказано Прохоровым прямо идти туда). Выпрыгнули на пирс и сразу же побежали к этому зданию. У нас у всех были автоматы и гранаты. На подходе к казарме (это была казарма) пересекли оборудованные окопы, соединенные ходами сообщения. Когда подбежали к казарме, то увидели, что японцы складывают оружие. Командовавший ими офицер построил их (около 100 человек), что-то мне по-японски доложил. Я дал понять, чтобы они оставались на месте, оставил двух матросов (не помню кого), а мы пошли к берегу. Подошли к берегу (он обрывался, высота была метров 50-60) и увидели японский катер. Он, оказывается, шел с белым флагом (к месту высадки со штабом дивизии) сдаваться. Приняв белый флаг за японский (белый, а в середине - красный круг), и, думая, что катер удирает, как и шхуна, я приказал открыть огонь из автоматов. Когда мы открыли огонь, катер изменил курс и прикрылся берегом. Японский генерал потребовал наказания для офицера, нарушившего международную конвенцию. На приеме Востриков (он был в адмиральской форме), сказал ему, что офицер наказан и принес ему свои извинения.

Вернувшись в казарму, я взял телефонную трубку и услышал русскую речь. Это у нас на пирсе был штаб высадки. Доложив по телефону, что японцы сдались, оружие у казармы, получил указание оставить для охраны двух человек и следовать вглубь острова. Там, в казарме, находились напитки в очень красивых бутылках. Я сказал, чтобы матросы их никому не давали, но когда туда пришло наше начальство, оно их растащило, чем я был потом очень огорчен.

Пошли вглубь острова, пересекли глубоко входящий в остров залив типа канала и через некоторое время обнаружили на склоне сопки окопы и в них солдат в касках. Было видно, как они изготовились к бою, залегли. Послал в разведку Федоряна, который через некоторое время вернулся и доложил, что это наши (взвод из батальона). Они нас приняли за японских матросов (ведь мы появились со стороны воды). Подошли, с лейтенантом поговорили. Я ему предложил идти дальше, но он сказал, что ждет командира роты. Там была уже дорога, и мы двинулись дальше по ней. Примерно километра через четыре увидели глубоко вдававшуюся бухту и, на противоположном берегу, палаточный городок. Так как обходить бухту было далеко, то решили переправляться на лодке (одно весло юли-юли). Отошли, а одним веслом никто не может. Пока было мелко - отталкивались, а как стало глубоко - остановились на середине бухты. Мы представляли прекрасную мишень, и если бы они хотели, то мгновенно нас срезали бы. Мы заметили уходивший пароход, который прервал погрузку и удирал. С трудом переправились на противоположный берег, но туда уже на лошади прибыли переводчик и двое офицеров. Это было основное место дислокации дивизии. Через некоторое время прибыли солдаты из высаживаемого батальона.

Я взял японскую машину (с японским шофером), спросил разрешения у старшего (не помню чина) и поехал по дороге дальше. Произошел курьезный случай. Проехали склады, и у дороги под брезентом обнаружили бутылки и подумали, что это - японское пиво (очень похоже). Решили открыть, чтоб выпить. Но тут из кабины выскочил японский шофер и с испуганным лицом что-то забормотал. Видя, что мы его не понимаем, он схватил бутылку и бросил ее. Хлопок и - пламя. Это, оказывается, были бутылки с зажигательной смесью. Вот бы выпили! Проехали, дорога кончилась, вернулись назад и по другой, хорошей, дороге добрались до места высадки. Зашел в каюту и увидел на кровати сигареты с тремя флагами (причем, очень хорошие) и папиросы. Ну, а на следующий день ушли в море, узнали о празднике победы над Японией. Этот знаменитый банкет, после которого двое суток приходил в себя. Вот что сохранилось в памяти.

ИЗ ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ

2.09.45г. 8.20 - возвращаемся в Отомари. Прощальный салют. Прекрасная погода в Тихом океане. По носу корабли. Встреченный десант. Астрономические определения. 21.10 - я на вахте. Подменили пить чай. Доклад Сталина. Поздравления тральщикам. Конец войне! 3 сентября - день Победы над Японией.


Эти тезисы не требуют особых комментариев. В 11 ч.36 мин. вошли в пролив Екатерины. В 15 ч.15 мин., на расстоянии 10 миль, увидели отряд кораблей в составе одного фрегата, двух тральщиков типа “АМ” и двух транспортов. Как выяснилось позднее, это был второй десантный отряд, вышедший из порта Отомари на Кунашир в 11 ч.10 мин. 1 сентября. Им командовал капитан 3 ранга Чичерин. Отряд включал СКР ЭК-6, два ТЩ типа “АМ” (273 и 274) и транспорта “Вс.Сибирцев” и “Новороссийск”. До 12 ч. стоял на вахте я. Меня сменил Захарьян, Захарьяна - Тимашевский, а Тимашевского - Крылов. Но наш дорогой доктор уже “клюнул”. Пришлось в 21 ч.10 мин. опять заступить мне. Минут через 10 Тимашевский подменил меня выпить вечернего чайку и как раз в это время, в кают-компании, (а точно - в 21 ч.30 мин.) я услышал приказ Сталина об объявлении 3 сентября днем Победы над Японией. Это был воистину наш день Победы. Быстро поднявшись на мостик, мы вместе с Тимашевским распорядились поздравить идущие с нами тральщики. Они тут же поблагодарили и поздравили нас.

ИЗ ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ

3.09.45г. 08.05 - видны Нака Сиротоко и Енрун. Определились. Хорошая точность. Доктор “укомплектовался”. Праздник на ходу. Я на вахте. Ни капельки во рту. Захарьян заснул. 16.12 - в Отомари. Флаги расцвечивания. Мир пьяных.


Теперь мыс Нака Сиротоко называют мысом Анива. Это юго-восточная оконечность о. Сахалин. За ним, к западу, расположен залив Анива, в вершине которого находится порт Отомари. Как теперь называется Енрун, не знаю. Так или иначе - мы вернулись на Южный Сахалин, мы чувствовали себя дома. Уточнили место по береговым ориентирам. Оказалось, что идем правильно, что наше счисление пути достаточно точно. В 10 ч.35 мин. весь личный состав был выстроен по большому сбору на правом шкафуте для поздравления по случаю дня Победы над Японией. В 12 ч. устроили праздничный обед с чаркой. Все были на подъеме. Один бедный доктор не принимал участия ни в построении, ни в обеде. Он так хорошо отпраздновал накануне, что вышел из строя на два дня. Я бесcменно торчал на мостике. Мне как штурману это полагалось. Заодно я смиренно нес крест вахтенного офицера, давая возможность попраздновать другим. Буду справедлив. Командир также был вполне работоспособным, так же, как и я, почти не слезал с мостика. Захарьян хотел было подменить меня, заступил на вахту, но вскоре под тяжестью выпитого, согнулся и уснул. Пришлось отправить его в каюту.

В 16 ч.12 мин. встали на якорь на рейде порта Отомари. Весь рейд и причалы были заняты кораблями, гордо поднявшими флаги расцвечивания. Увольнения на берег не производили, так как командир, ходивший на четверке на ТЩ-596, вернувшись сказал: - Сегодня увольнять никого не будем. Там (и он махнул рукой в сторону берега) - мир пьяных. В 19 ч. я сменился с дежурства, перейдя в него из состояния вахты, и передал дежурство уже выспавшемуся и протрезвевшему Захарьяну.

Вперед
Содержание
Назад


Главное за неделю