Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

«СКАЖИ, КТО ТВОЙ ДРУГ...»

«Скажи, кто твой друг,— гласит народная мудрость,— и я скажу, кто ты».

Чтобы узнать Гусейна Алиева, я встретился с десятком людей, которые знали его и дружили с ним. Я писал им письма, задавал множество вопросов. И получал ответы на свои письма, в которых люди. старались добросовестно вспомнить о Гусейне все, что они о нем знали. Но прошло много лет, и рассказы письма друзей были слишком лаконичны и общи.

А что, если повернуть эту поговорку, думал я. Если прочесть ее так: «Узнав, кто твои друзья, я смогу сказать, кто ты».

Вот почему меня заинтересовали судьбы людей, с которыми так или иначе был связан Гусейн Алиев. Их биографии расширяли образ Гусейна, делали eго многограннее, интереснее, живее.

«...Я очень благодарен Вам за то, что Вы решили написать книгу о морском летчике Гусейне Алиеве»,— такими словами начал свое письмо ко мне Александр Нагорный.

Он рассказал мне много интересного об учебе в Ей­ском училище.

Гусейн прибыл в училище позже Саши Нагорного.

Саша попал в училище из института, а Гусейн уже умел управлять самолетом и имел диплом инструкто­ра-летчика.

После первого же полета Гусейна его определили в истребительный отряд, где был и Нагорный.

Ребята в отряде быстро сдружились и вскоре про­сили командование назначить командиром отделения Гусейна Алиева.

Зимой отделение занималось теоретическим курсом. Учиться приходилось много. Но все же Гусейн Алиев выбирал свободные минуты для любимого увлечения — моделизма.

Он любил мастерить модели самолетов, тщательно отделывал каждую детальку. Резал самолеты из дере­ва или пластмассы. Возился долго и старательно.

Он так много времени отдавал каждой модельке и так легко дарил их товарищам на память. Дарил без сожаления, наоборот, даже с какой-то радостью.

Когда начались практические занятия, выяснилось, что Алиев летает, пожалуй, лучше других, хорошо владеет пилотажем, твердо знает и теоретическую часть. И тогда его перевели в отряд по подготовке командиров звеньев.

Учился Гусейн хорошо. Училище окончил по первому разряду, без единой тройки. Отличался он акку-ратностью, помогал товарищам разобраться в ошибках...

Александр Нагорный получил назначение на Черноморский флот. Последний раз виделись они с Гусей-ном в Баку, на встрече Нового года.

...Сашу ранило в Крыму, у станции Сирабуз, во время штурмовки немецкого аэродрома. После госпиталя он вернулся в Севастополь и узнал от товарищей, что Гусейн погиб...

Гусейн Алиев был первым, кто погиб из их группы бакинцев.

Потом горел в самолете Мазаир Абасов...

Во время жарких боев за Севастополь Нагорный был тяжело ранен и в авиацию больше не вернулся. Работал после демобилизации в Баку инженером...

Жизнь складывалась не всегда гладко. Ему немало пришлось пережить и передумать. А потом, в 1959 го-ду, коммунисту Александру Нагорному предложили обучать молодежь. Его направили в систему профес­сионально-технического образования.

Он и сейчас работает старшим мастером профтех­училища № 19 в Баку. В письме, которое он прислал мне, много добрых слов не только о Гусейне Алиеве. Саша Нагорный остался верным товарищем. Он не забыл своих друзей — Мазаира Абасова, Женю Цыга­нова и других.

Да, если Гусейн Алиев дружил с такими людьми, значит и сам он был интересным и стоящим челове­ком.

«...Отрицательных качеств,— пишет Нагорный,— у Гусейна за его короткую жизнь не было да и не мог­ло быть... Он был примером для курсантов всем своим поведением. Книгу об Алиеве, о нашем Гусейне, надо написать обязательно...».

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю