Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Основание Петербургского политехнического института

В Лондоне я познакомился на заседании I. N. А. со студентом Берлинской высшей технической школы Людвигом Гюмбелем (Ludwig Gumbel), который делал доклад об остойчивости судов. Он обещал мне исхлопотать разрешение на осмотр этой школы, когда я при возвращении буду проездом в Берлине. Вер­нувшись в Петербург, я сделал доклад о своей командировке Морскому техни­ческому комитету и, по предложению главного инспектора кораблестроения Н. Е. Кутейникова, представил докладную записку о кораблестроительном от­деле Берлинской высшей технической школы (1). Эту записку я привожу здесь целиком ввиду тех последствий, которые она имела.

«Высокий уровень образования, получаемый германскими инженерами, и бы­строе развитие судостроения в Германии не только в смысле экономическом, но и техническом заставляют думать, что по получаемому образованию герман­ские корабельные инженеры не отстают от своих собратий в других отраслях техники. Не встречая в печати данных об этом вопросе, я, возвращаясь из командировки в Лондон, решил собрать доступные сведения.

На съезде в Лондоне я познакомился со студентом выпускного курса Бер­линской технической школы Л. Гюмбелем, который делал доклад об остойчи­вости судов. Гюмбель сообщил мне, что все германские корабельные инжене­ры получают образование в этой школе, и обещал доставить мне случай по­знакомиться с профессором Фламом, читающим теорию корабля и проектиро­вание судов, и вообще доставить мне случай осмотреть школу.

8 (20) апреля 1898 г, проездом через Берлин я посетил студента Гюмбеля, который представил меня профессору Фламу и его ассистенту Марквардту.

Профессор Флам был настолько любезен, что сам показал мне весь кораб­лестроительный отдел школы, давал объяснения и сообщил все сведения.

Королевское высшее техническое училище в Берлине (Technische Hochschule, Berlin) получило свое теперешнее устройство в 1882 г. Оно помещается в Шар-лоттенбурге и занимает отдельное огромное и прекрасное здание, построенное в. 1879 г. специально для училища.

Училище это состоит в ведении Министерства народного просвещения и духов­ных дел и есть высшее учебное заведение. Оно заключает следующие отделы: 1) архитектурный; 2) инженерно-строительный; 3) машинный; 4) кораблестроения и построения морских машин; 5) химический и металлургический; 6) науч­ный вообще, главным образом для математических и естественных наук.

Курс в училище 4-летний, разделяемый на 8 полугодий, причем вакат про­должается с 1 августа по 1 октября и по 14 дней на Рождество и Пасху.

К приему допускаются все имеющие аттестат зрелости гимназии, классиче­ской или реальной. Студенту самому предоставляется выбрать отдел, а также лекции, которые он намерен посещать. В программе студенту лишь рекоменду­ется придерживаться определенной постепенности при прохождении курса, но это не составляет обязательства. Для получения окончательного диплома студент должен лишь выдержать выпускной государственный экзамен и представить все требуемые правилами практические работы, проекты и чертежи. В настоящее время в училище состоит свыше 3000 студентов и вольнослушателей, из них на кораблестроительном отделе около 200.

Предметы преподавания на кораблестроительном отделе с уделяемым на изучение их временем распределяются следующим образом (см. таблицу).

Из этой таблицы видно, как много времени уделяется на прохождение кур­са, в особенности приняв во внимание, что зимний семестр продолжается от 1 октября до 1 апреля, с перерывом лишь на 2 недели, а летний — с 15 апреля до 1 августа; таким образом, учебный год заключает полных 38 недель, а не 20, как у нас, и, кроме дня рождения императора, дня провозглашения империи и дня молитвы и покаяния, других в году праздников нет.

В течение первого года студенты слушают общий курс математики, теорети­ческой механики, физики и получают подготовительные упражнения в судостро­ении и судостроительных чертежах. Это достигается тем, что студенту дается теоретический чертеж, на котором представлена одна из проекций, например, корпус какого-нибудь судна: он должен составить остальные две проекции, снять копию корпуса сперва в данном масштабе, а затем изменить масштаб. Вместе с тем студент упражняется в снимании чертежей с натуры по моделям раз­ных судов и частей судового набора.

В течение второго учебного года читаются начатки теории корабля и про­ектирования, причем под руководством преподавателя студенты упражняются в составлении теоретических чертежей судов разных типов и им читается основной курс корабельной архитектуры.


Последние два года посвящены исключительно специальным предметам: тео­рии корабля, судостроению и построению морских паровых машин, а также составлению проектов.

Каждый студент составляет полный проект корабля со всеми расчетами и под­робно разработанными чертежами машины, котлов и всех внутренних устройств корабля.

Кроме того, студенты делают полную разбивку корабля на имеющемся в школе плазе. Так, я видел готовую разбивку грузового парохода длиною 50 метров, шириною 8 метров и углублением 3,5 метра. Плаз помещается на чердаке под крышею здания, длина плаза — около 30 метров, ширина — около 10.

При составлении проектов студенты, которые готовятся стать специально корабельными инженерами, разрабатывают весьма подробно устройство корпуса, составляя лишь главные чертежи машины и котлов: студенты же, которые желают посвятить себя специально машиностроению, разрабатывают лишь общие чертежи корабля (приблизительно в такой мере, как у нас требуется от цен­зовых проектов), а для машины и котлов составляют подробные, можно ска­зать, почти рабочие чертежи.

Так, для примера, профессор Флам показал мне проект студента, готовящего­ся стать машиностроителем; он проектировал грузовой пароход около 2000 тонн водоизмещением с машиною в 1300 лошадиных сил.

По корпусу им составлены в масштабе 1/50 н. в. следующие чертежи: 1) те­оретический со всеми расчетами, 2) планы палуб и трюма с показанием общего размещения, 3) продольный разрез, 4) модель с указанием размеров связей (мас­штаб 1/25), 5) конструктивный чертеж палуб с расчетами, 6) подразделения кораб­ля на отсеки с оправдывающими их расчетами.

По теоретическому чертежу в мастерской при школе изготовляется модель, на которой студент разбивает пазы и стыки обшивки.

По механизмам этот студент должен был составить детальные чертежи с под­робными расчетами. Этих чертежей было свыше 40 листов, причем указаны все размеры; кроме того, на отдельном чертеже показана установка машин в корабле, план коридора гребного вала со всеми подшипниками, сальниками и пр., котлы с их фундаментами и полные чертежи трубопроводов.

Когда я спросил студента, сколько времени у него заняла подобная работа, он ответил мне, что последние два года студенту приходится работать, не разгибая спины, с 8 час. утра и до 8 час. вечера. То же мне подтвердил и Л. Гюмбель.

При школе находится испытательная станция, в которой работают студенты. Эта станция, или механическая лаборатория по испытанию материалов, наибо­лее мощная и лучшая в мире по своему оборудованию, например, в ней имеется пресс, на котором можно подвергать нагрузке до 500 тонн образец длиною до 20 метров на растяжение и сжатие.

Так, при мне испытывался образец проволочного каната толщиною по ок­ружности около 14 дм, предназначенный для подъема шахтной клети; он вы­держал нагрузку в 390 тонн, причем оборвалась одна стрендь.

Работы этой механической лаборатории и ее оборудование описываются в настоящее время в "Marine Rundschau", поэтому не буду на них останавливаться.

Профессор Флам сообщил мне также, что разрабатывается проект устрой­ства при школе Опытового бассейна для испытания моделей судов.

Капитан А. Крылов».

Эта моя записка была представлена главным инспектором кораблестроения управляющему Морским министерством вице-адмиралу П. П. Тыртову, при сле­дующем докладе управляющему Морским министерством: «Штатный преподава­тель Морской академии капитан Крылов, по моему предложению, представил в прилагаемой при сем записке описание организации кораблестроительного от­деления Высшей технической школы в Берлине, которую он имел случай ос­мотреть на обратном пути из последней командировки его в Англию.

Из этого описания, ваше превосходительство, в главных чертах изволите усмотреть, что в Германии также: 1) морского инженера и техника в одном лице не соединяют и 2) в соответствии с современным состоянием морской техники морских инженеров подготовляют для конструирования корпусов су­дов и механизмов, предоставляя лишь заниматься одним преимущественно кор­пусами, другим — механизмами.

О вышеизложенном докладываю вашему превосходительству в дополнение к тому, что высказывалось мною о необходимости реорганизации в России ко­раблестроительного дела и соответственной подготовки персонала в докладе моем предместнику вашего превосходительства от 21 февраля 1896 г. за № 145 и с разрешения вашего превосходительства в 1897 г. на Съезде любителей и дея­телей по яхтенному и вообще водному спорту.

Главный инспектор кораблестроения Н. Кутейников».

(Написано на бланке: «М. М., Техн. Комитет по кораблестроению, 25 апреля 1898 г., № 380, Дело № 11».)

На этом докладе Морского технического комитета управляющий Морским министерством вице-адмирал П. П. Тыртов положил следующую резолюцию:

«Вполне сознаю, что кораблестроительное дело в России собственно по образованию корабельных инженеров не стоит на должной высоте. Но это происходит потому, что до сих пор потребность в корабельных инженерах была только для Морского министерства, которое имело всегда несколько высокооб­разованных и сведущих по своей специальности человек и довольствовалось та­ким контингентом при обычном небольшом судостроении.

Теперь, когда в России стараются развить торговое мореходство, а следова­тельно, как последствие этого и частное торговое судостроение, для которого потребуются, конечно, опытные и сведущие корабельные инженеры, надо возбу­дить вопрос о создании высшего кораблестроительного и машиностроительного училища или отдельных факультетов при каком-либо высшем техническом училище, но задача эта государственная и не под силу одному Морскому ве­домству.

Корабельные инженеры и механики, несомненно, с каждым годом будут все более и более требоваться. Германия это поняла и, предвидя развитие своего флота, военного и торгового, поспешила создать действительно то, что нужно, и в настоящее время, уверен, заботы ее сторицею окупаются: она имеет до 200 студентов, изучающих теорию корабля и его механизмов.

Осенью возбудить об этом вопрос следует сношением с министром финан­сов и министром народного просвещения. Указать на ненормальное в этом отношении такое положение, в устранении которого Министерство финансов заинтересовано не менее Морского министерства. П. Тыртов.

27 мая 1898 г.

Прошу Николая Евлампиевича [Кутейникова] вопрос этот обсудить совмест­но с военным морским отделом Главного морского штаба

Вице-адмирал П. Тыртов».

Само собой разумеется, что этим была пущена в ход обычная канцеляр­ская машина, и осенью 1899 г. я получил от директора Департамента мануфак­тур и торговли тайного советника Владимира Ивановича Ковалевского пригла­шение прибыть на квартиру члена Государственного совета инженер-генерала, про­фессора Н. П. Петрова для совещания. На этом совещании были, кроме само­го Петрова, Ковалевский, Михайлов, начальник отдела учебных заведений Мини­стерства финансов, князь Андрей Григорьевич Гагарин, помощник Ковалевского Ланговой и я.

Ковалевский доложил, что министр финансов Витте решил учредить в веде­нии Министерства финансов Политехнический институт в составе четырех отделов: экономического, металлургического, электромеханического и кораблестроительного; на это испрошено «высочайшее», как тогда говорили, соизволение и приобретен в 8 верстах от Финляндского вокзала поросший сосновым редколесьем участок земли с сухой песчаной почвой, на котором и предположено соорудить: а) главное здание института, б) общежитие для студентов, в) дом с квартирами для профессоров.

Директором института будет назначен князь Андрей Григорьевич Гагарин; образуются две комиссии: а) учебная под председательством генерала Петрова и б) строительная под председательством Ковалевского.

Учебная комиссия должна наметить деканов факультетов, профессорский состав, выработать учебные планы и программы.

Князь Гагарин предложил мне быть деканом кораблестроительного факуль­тета, но 1 января 1900 г. я был назначен заведывать Опытовым бассейном Морского ведомства и от деканства отказался, указав наиболее подходящего кандидата корабельного инженера К. П. Боклевского; но я продолжал прини­мать деятельное участие в разработке учебных планов и программ, особенно по математике и теоретической механике.

Я вошел также в состав строительной комиссии, главными деятелями кото­рой были архитектор Бенуа и его помощник, впоследствии строитель института архитектор Вирих.

Комплект студентов на кораблестроительном факультете был установлен в 24 человека на каждом курсе.

К. П. Боклевский проявил ревностное умение как руководитель факультета, и первые же выпуски морских инженеров вскоре заняли ответственные долж­ности на заводах, и звание морского инженера внушало доверие руководителям зарождавшейся частной промышленности (2).

Я читал в институте «Курс вибрации судов» — предмет тогда новый, ни в одном учебном заведении не излагавшийся. Впоследствии этот курс был мною переработан и напечатан в 1936 г.

После революции Политехнический институт был расширен как по числу факультетов, так и слушателей и переименован в Индустриальный институт.

Кораблестроительный отдел из него выделен и развит в самостоятельный Ленинградский кораблестроительный институт (ЛКИ), переведен из Сосновки в ближайшее соседство с заводом имени Марти; ему было предоставлено на Лоц­манской улице в доме № 3 обширное помещение, ранее занятое Судопроектом.

После кончины К. П. Боклевского деканом кораблестроительного факультета, а затем заведующим учебной частью был назначен ныне академик Академии наук СССР Вячеслав Львович Поздюнин и директором института Иван Ионыч Яковлев.

Теперь комплект студентов на курсе, вместо первоначальных 24, стал около 300 человек, в соответствии с ростом потребностей судостроения в СССР.

(1) Записка представлена в Морской технический комитет 20 апреля (2 мая) 1898 г.; опубликована в «Ежегоднике союза морских инже­неров» (1916, т. I, с. 44-48). (2) См. ниже очерк «Памяти К. П. Боклевского»

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю