Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Научная и профессорская деятельность в Военно-морской академии. Консультантство

Приняв в 1900 г. в свое заведование Опытовый бассейн, я продолжал чте­ние лекций в Морской академии.

В сентябре 1900 г. проф. А. Н. Коркин оставил чтение лекций в Морской академии и рекомендовал меня на свое место. Таким образом, с осени 1900 г. я стал читать курс дифференциального и интегрального исчисления в Мор­ской академии. Само собою разумеется, я придерживался изложения А. Н. Кор-кина, сохраняя его определения всех основных понятий. По просьбе слушате­лей я составил весьма подробный конспект своего курса или, в сущности, кур­са А. Н. Коркина с некоторыми добавлениями.

Этот конспект был тогда же литографирован и составил два больших тома.

По списку моих ученых статей можно видеть, какими вопросами я в то время занимался.

В 1905 г. по случаю студенческих волнений Петербургский университет был закрыт. По инициативе профессора Н. М. Гюнтера, группа профессоров стала читать лекции по математике в помещении гимназии Мая; в эту группу вош­ли: Н. М. Гюнтер, академик А. А. Марков, С. Е. Савич, П. А. Шифф и я.

Я прочел тогда курс приближенных вычислений, который тогда же был мною написан и литографирован. Затем в 1911 г. этот расширенный и дополненный курс был издан Институтом инженеров путей сообщения, включившим его в «Сборник института»; наконец, в 1933 г. в еще более расширенном виде этот курс, под заглавием «Лекции о приближенных вычислениях», был издан Академией наук.

С осени 1908 г. чтение в Морской академии дифференциального и интег­рального исчислений я передал профессору С. Е. Савичу, сохранив за собою теорию корабля. В течение 1908 г. конкурс, руководство проектированием на­ших первых линейных кораблей и прочие работы занимали все мое время,

С 1909 г. стало полегче, но все-таки я приходил в Морской технический комитет к 9 часам утра, хотя занятия начинались в 11, и оставался до 6 ч вечера, занимаясь делами. В год поступало около 45 000 входящих. Каждую из них надо было пометить и направить в соответствующий отдел; исходящих было много менее, ибо большая часть бумаг шла за подписью главных инспек­торов и лишь важнейшие требовали подписи председателя Морского техничес­кого комитета, т. е. моей.

Тем не менее надо было чем-нибудь от 45 000 входящих отвлекаться. В карты я не играл, в театр и концерты не ходил; я завидовал моему предшественнику А. А. Вирениусу, который с увлечением в доброй компании находил себе от­дых игрою в кегли на кегельбане при ресторане Бернара на углу 8-й линии и набережной Васильевского острова. Чтобы чем-нибудь отвлечься, я решил ввиду приближения кометы Галлея обстоятельно изучить метод Ньютона определения параболической кометной орбиты по трем наблюдениям. Это доставляло мне отдых и если не развлечение, то отвлечение от 45 000 одуряющих входящих, из кото­рых я ни разу ни одной на дом не брал. Таким образом, получилось обширное, поясненное рядом примеров исследование метода Ньютона.

Затем я перешел к методу Лапласа, потом Ольберса и, наконец, Гаусса. Я показал эту работу Н. Я. Цингеру и спросил его мнение, считает ли он по­лезным, если я в нескольких беседах изложу эти методы по вечерам слуша­телям Морской академии и вообще желающим ознакомиться с этим делом. Ни­колай Яковлевич одобрил мое намерение и обещал сам бывать на этих сооб­щениях.

В это же время профессор Ю. М. Шокальский внес в конференцию предло­жение об издании при Морской академии журнала «Известия Морской академии».

Моя работа «Об определении орбит комет и планет по малому числу на­блюдений» составила первый выпуск этого журанала.(1)

Второй выпуск этого журнала занят статьей Ф. А. Брикса «Параллельная теория гребного винта».

Третий и четвертый выпуск содержат мой перевод с латинского «Математи­ческих начал натуральной философии» Ньютона.(2)

Пятый выпуск содержит мой курс для третьего года обучения в Морской академии под заглавием «О некоторых дифференциальных уравнениях матема­тической физики, имеющих приложения в технических вопросах» (320 стр., 8°).

Потребность в таком сочинении подтвердилась тем, что все издание разо­шлось в несколько дней и оставалось библиографической редкостью до 1932 г., когда с значительными дополнениями оно было переиздано Академией наук (472 стр., 8°).(3)

Оставив весною 1910 г. службу в Морском техническом комитете, я ле­том был командирован на конгресс по техническому образованию в Брюсселе по случаю Всемирной выставки. Мне, кроме того, было поручено посетить по окончании конгресса во Франции завод Шнейдера в Крезо и ознакомиться с про­ектом мощного двигателя Дизеля, пробный цилиндр для которого, развивавший 1000 л. с, был изготовлен на этом заводе. На возвратном пути мне поруча­лось осмотреть, если удастся, пробный двигатель Дизеля в 6000 л. с, изготовлен­ный Аугсбургским заводом в Нюрнберге, а затем заехать в Гамбург и посетить заводы «Блом и Фосс».

В Нюрнберге мне удалось только увидеть фотографии и чертежи двигателя в 6000 л. с; ибо самый двигатель стоял на стенде в мастерской за прочной деревянной загородкой, на которой красовалась надпись: «Вход посторонним воспрещается под страхом шести лет каторжных работ».

Эта прочная загородка послужила через несколько недель причиною гибели 29 инженеров и рабочих: при испытании лопнула труба, подававшая из бака нефть в цилиндры двигателя, пролившаяся нефть загорелась и отрезала един­ственный выход из загородки, которая оказалась столь прочной, что ее быстро сломать не удалось; и 29 человек, кроме одного инженера, который на следую­щий год мне показывал здесь завод, сгорели заживо; у этого инженера обгоре­ли уши и руки, которыми он закрыл затылок, лежа на земле под стендом.

В Брюсселе я встретил инспектора Института инженеров путей сообщения профессора Брандта, который, узнав, что я от службы в Морском техничес­ком комитете свободен, предложил мне занять кафедру теоретической механи­ки вместо профессора Д. К. Бобылева, вышедшего в отставку по расстроенно­му здоровью (почти полная слепота на оба глаза). Я согласился.

С осени 1910 г. я приступил к чтению лекций по теоретической механике в Институте инженеров путей сообщения в качестве ординарного профессора, причем я написал отделы: «Кинематика», «Динамика точки» и «Динамика систе­мы точек и твердого тела». Этот курс был литографирован и вскоре разошелся не только среди студентов института, но и вне института и стал библиографи­ческой редкостью.(4)

Оставив Морской технический комитет, я в течение первых же дней полу­чил приглашение от нескольких заводов, как то: Металлического, Путиловского, Обуховского и других, быть постоянным консультантом. Я принял предложе­ние Металлического и Обуховского заводов, не отказывая Путиловскому в ра­зовых консультациях. Металлический завод в это время приобрел закрытый бумагоделательный завод Печаткина и основал на его месте свою Ижорскую верфь, получив заказ на постройку шести миноносцев типа «Новик», с несколько усиленным вооружением, но с ходом 36 узлов, вместо 37.

В первый же день моей консультационной работы я указал, что следует совершенно изменить составленный заводом проект стапелей и располагать свайную бойку не равномерно, а как бы продольными дорожками — по цент­ровой линии, где будут установлены стапель блоки, по линиям, где будут устро­ены спусковые фундаменты, и несколько реже по линиям, где при постройке будут ставиться подпоры. Расчет надо вести так, чтобы было возможно произво­дить постройку не только заказанных миноносцев водоизмещением в 1500 тонн, но в будущем и крейсеров до 2500-3500 тонн.

При указанном мною рациональном распределении свайной бойки удалось без ущерба для дела сократить число свай с 8000 до 4500. Каждая свая с за­бивкой в то время стоила 25 руб., таким образом достигалась экономия око­ло 90 000 руб., проценты с этого капитала с избытком покрывали мое кон­сультантское вознаграждение, и я в шутку сказал дирекции завода:

— Вот я вам в первый же день навсегда окупил свое консультантство, все дальнейшее составит вам чистый барыш.

Впоследствии работами «Об измерении давления в цилиндре орудийного компрессора» я избавил завод от напрасного расхода и возможного штра­фа в 2 500 000 руб. и работою «Об испытаниях миноносца «Быстрый»», недо­развившего скорости вследствие испытаний на недостаточной глубине, я изба­вил завод от штрафа 2 000 000 руб., показав, что развитая мощность на глу­бокой воде даст скорость даже больше, нежели наибольшая контрактная, что и подтвердилось на деле.5

Это были наглядные примеры значения правильного применения науки к практическим вопросам.

В 1912 г. я оставил преподавание теоретической механики в Институте ин­женеров путей сообщения, взяв снова преподавание математики в Морской академии, где был введен ежегодный прием и трехгодичный курс.

За лето 1912 г. я подготовил новый курс для третьего года обучения. Курс этот под заглавием «О некоторых дифференциальных уравнениях математиче­ской физики, имеющих приложения в технических вопросах», как уже сказано выше, был напечатан и составил 5-й выпуск «Известий Морской академии».

В первый раз, когда я его читал в 1912/13 г., я имел удовольствие видеть в числе слушателей профессоров — академиков Н. М. Крылова и С. П. Ти­мошенко.

(1) «Беседы о способах определения орбит комет и планет по малому числу наблюдений» напечатаны в «Известиях Морской академии» за 1911 год (вып. I); тогда же выпущены в свет отдельным изданием (161 с); включены в т. VI «Трудов А. Н. Крылова» (1936).

(2) Эта работа составила книгу: «Ис. Ньютон. Математические начала натуральной философии. Перевод с латинского с примечаниями и пояс­нениями флота генерал-лейтенанта А. Н. Крылова». Книга I напечата­на в «Известиях Морской академии» (1915, вып. 4, 6, 276 с); Книга II — там же (1916, вып. 5, 1, 344 с); весь перевод включен в т. VII «Трудов А. Н. Крылова» (1936). К тексту Ньютона академик А. Н. Крылов дал 207 пояснений — от примечания в две строки до очерка объемом боль­ше печатного листа; о работе акад. А. Н. Крылова над этим перево­дом см. выше (с. 466). Кроме названных здесь и в предыдущем при­мечании работ о Ньютоне, академик Крылов написал ряд очерков о раз­личных сторонах его творчества; некоторые из них включены в т. VI «Трудов А. Н. Крылова» (1936), другие перечислены в Списке трудов в моей книге об А. Н. Крылове; общий очерк на эту тему — в кни­ге: «А. Н. Крылов. Ньютон и его значение в мировой науке. 1643-1943». (М.;Л., Изд-во Академии наук СССР, 1943, 39 с).

(3) Названный здесь труд впервые напечатан под приведенным в тексте названием в «Известиях Морской академии» (1913, вып. 2, 4, 364 с); вторым изданием выпущен в 1932 г. (4, 472 с); третьим изданием — в 1933 г. (объем тот же).

(4) Имеются следующие издания названного труда А. Н. Крылова: 1) «Курс

(5) Названные здесь работы относятся к 1913 и 1915 гг. теоретической механики. Отдел II. Кинематика». Изд. Студенческой библиотеки Института инженеров путей сообщения (Спб., 1911, 168 с); 2) «Курс и т. д. Ч. III. Динамика материальной точки. Лекции, читан­ные на III семестре Института...» (Спб., 1912, 167 с); 3) «Курс и т. д., читаемый в Институте... Отдел IV. Динамика системы точек» (Спб., 1912, 194 с).

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю