Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

СУЛИНСКАЯ ЭКСПЕДИЦIЯ.

27 іюля 1877 года, съ разсвѣтомъ, флотилія, назначенная для дѣйствія въ низовьяхъ Дуная, вышла изъ Одессы и направилась на соединеніе съ поповками и активными паро-ходами въ 10 миляхъ на SSW отъ маяка Большаго Фонтана. Флотилія эта состояла изъ двухъ паровыхъ баржъ, 2 бом-бардъ въ родѣ лѣсныхъ баржъ, вооруженныхъ каждая двумя мортирами, одною девяти фунтовою и одною скорострѣльною пушкою, 4 миноносныхъ катеровъ, хорошо вооруженныхъ, но плохо ходящихъ (5—7 1/2 узловъ), и буксирнаго парохода съ двумя 4-хъ фунтовыми пушками, для буксировки баржъ.

Къ этимъ весьма слабымъ боевымъ элементамъ Алотиліи слѣдуетъ присоединить 30 минъ сферо-коническихъ и 20 гальваническихъ. По соединеніи флотиліи съ поповками и активными пароходами, назначенными для конвоированія ея до гирлъ Дуная, командованіе эскадрою было поручено Свиты Е. И. В. контръ-адмиралу Чихачеву, который отно-сительно слѣдованія къ гирламъ распорядился слѣдующимъ образомъ. Яхта «Ливадія» беретъ на буксиръ бомбарды, «Эльборусъ»—шкуны «Лебедь» и «Утка», а «Влациміръ»— паровые катера; пароходъ «Аргонавтъ» идетъ форзейлемъ въ разстояніи 4—5 миль отъ поповки «Вице-Адмиралъ По-новъ» и на 3R влѣво отъ нея. Соединенная эскадра, по-строившись въ двѣ колонны, въ 10 часовъ утра двинулась ва W. Правую колонну составляли «Ливадія» съ буксиромъ 2 бомбардъ, «Эльборусъ» съ буксиромъ 2 паровыхъ баржъ «Утка» и «Лебедь»; лѣвую—поповки: «Вице-Адмиралъ По-повъ» (подъ флагомъ контръ-адмирала Чихачева) «Новго-родъ» и «Владиміръ» съ миноносными катерами.

Вправо отъ эскадры къ берегу идетъ пароходъ «Опытъ», по 30 фут. глубинѣ; для отличія его ночью отъ остальныхъ судовъ эскадры онъ держитъ на фока-штагѣ бѣлый огонь и два бѣлыхъ огнн за кормою. Въ случаѣ если глубина умень-шится менѣе 30 футъ, «Опытъ» подымаетъ на гафелѣ 2 вертивальныхъ огня и направляется па глубину 30 футъ.

Въ случаѣ нападенія непріятеля, «Ливадія» и «Эльбо-русъ» буксируютъ бомбарды, а шкуны идутъ къ ближай-шему безопасному мѣсту, какъ-то: къ Днѣстру, къ прорвѣ озера Кундукъ, а если вблизи Очаковскаго гирла Ду-ная, то къ нему. Подойдя къ этимъ мѣстамъ, пароходъ «Опытъ» беретъ на буксиръ бомбарды, а шкуны «Утка» и «Лебедь» сами входятъ въ рѣки или озера. «Ливадія» и «Эльборусъ», освободившись отъ буксировъ, направляются въ море и выбираютъ позиціи мористѣе непріятеля, ставя его въ два огня, т е. поповки будутъ сражаться подъ бере-гомъ, завлекаа ненріятеля на мелководіе, а активные паро-ходы принимаютъ такое положеніе, чтобы непріятель былъ между ними и поповками и стараются своими навѣсными вы-стрѣлами изъ мортиръ и 6 д. пушекъ, подъ большимъ угломъ возвышенія, отвлечь непріятеля, показывая видъ, что хотятъ атаковать его минами. Въ это время 4 катера идутъ въ поповкамъ для защиты ихъ отъ непріятельскихъ тарановъ. Миноносиый катеръ «Свѣтлана» въ случаѣ прибрежнаго сра-женія идетъ къ берегу, дѣлая промѣръ и найдя глубину 20 футъ останавливается и поднимаетъ на крюкѣ кормовой флагъ.

Весь день и ночь эскадра шла совершенно спокойно, не встрѣтивъ не только блокировавшаго, на бумагѣ, наши бе-рега турецкаго флота но и его призрака.

На разсвѣтѣ 28 іюля эскадра подошла къ прорвѣ озера Кундувъ откуда выѣхалъ на Естрѣчу офицеръ, которому. въ случаѣ надобности, можно было поручить ввести флотилію въ озеро. Долго шли переговоры о томь, зайти ли въ озеро Кундукъ и потомъ ночыо перебраться къ Вилкову или же проводить флотилію черезъ Очаковское гирло прямо въ Вил-ково. Не емотря на видимый рангоутъ броненосцевъ, стоя-вшихъ въ Сулинѣ, рѣгаено было итти въ Очаковское гирло, куда и прибыли около полудня. Здѣсь отрядъ былъ встрѣ-ченъ завѣдывающимъ гирламп, корпуса флотскихъ штурмановъ штабсъ-капитаномъ Соинымъ съ лоцманами и рыбаками с. Вилково, при помощи которыхъ 2 шкуны, буксирный паро-ходъ, 4 катера и 2 бомбарды благополучно прогали баръ Очаковскаго гирла и около 3 час. дня расположились на якорѣ въ рукавѣ Чернява. Поповки и активные пароходы возвратились въ Одессу.

Расположивъ отрядъ въ рукавѣ Чернява, начальникъ его, капитанъ-лейтенантъ Диковъ, поздравивъ командировъ судовъ и команду съ благополучнымъ прорывомъ отряда въ виду непріятельскаго броненоснаго флота, отдалъ слѣдующій приказъ:

31 іюля 1877 г. № 5.

«Островъ Летти, у берега котораго ргісположенъ ввѣрен-«ный мнѣ отрядъ судовъ, хотя и занятъ нагаими войсками, «но принимая во вниманіе, что противуположный берегъ «его, омываемый Сулинскимъ рукавомъ, находитея еще во «власти турокъ, которые, господствуя на морѣ, имѣютъ «возможность высадить на островъ, неожиданно для насъ, «большой десантъ, — я рекомендую командирамъ судовъ «строго слѣдить за точнымъ исполненіемъ изложенныхъ ниже «мѣръ и быть всегда въ полной готовности принять съ бе-«рега нагаи войска, назначаемыя для подкрѣпленія или «отступающія съ острова.

«1) Суда должны стоять на якорѣ у острова Летти по «слѣдующей диспозиціи:

«а) шкуны «Лебедь» и «Утка» у самаго берега острова «по обѣ стороны пристани;

«б) мортирныя батареи (бомбарды) становятся по серединѣ «рукава противъ пристани, такимъ образомъ, чтобы можно «было обстрѣливать бонъ и пространство берега между шкунами; «в) пароходъ «Опытъ» долженъ стоять ближе къ лѣвому «берегу рукава и къ бону, и

«г) миноносные катера располагаются около парохода «Опытъ».

«2) Всѣ суда, кромѣ дежурнаго миноноснаго катера, стоятъ «безъ паровъ, но съ заряженными топками и съ водою въ «котлахъ, такимъ образомъ, чтобы, по полученіи приказанія, «пары могли быть готовы черезъ 1 1/4 часа.

«3) Ежедневно одно изъ судовъ назначается въ дежурство, обязанность котораго заключается въ томъ, чтобы

«а) слѣдить за проходящими судами, опрашивать ихъ и «въ случаѣ какого либо подозрѣпія доносить мнѣ и суда «задерживать;

«б) высылать дежурную шлюпку на пароходъ «Опытъ» «для посылокъ на суда отряда;

«в) въ 9 часовъ вечера заводить, а въ 5 часовъ утра «разводить бонъ и носылать свою шлюпку (дежурную) въ «ночное время стоять у самаго бона по внутреннюю его «сторону. Шлюпки эти обязаны доставлять курьеровъ и па-«кеты, привозимые на рыбачьихъ лодкахъ изъ м. Вилково «или изъ Базарджика на островъ Летти или на эскадру и «передавать таковые на дежурный паровой катеръ, который «стоитъ по внѣшнюю сторону бона для отвоза ихъ въ Ба-«зарджикскій лагерь или м. Вилково. Эта мѣра необходима «въ виду неудобства разводить бонъ для пропуска посылае-«мыхъ сухопутнымъ вѣдомствомъ рыбачьихъ лодокъ съ раз-«лпчными порученіями.

«4) Бонъ разводится ночью въ случаѣ необходимости, съ «разрѣшенія командира дежурнаго судна, а если встрѣтится «какое либо сомнѣніе, то съ разрѣшенія моего.

«5) Въ 8 часовъ утра вступаетъ въ дежурство одинъ изъ «паровыхъ катеровъ въ слѣдующемъ порядкѣ: катеръ съ «поповки, катеръ главнаго командира Черноморскаго флота «и портовъ, катеръ «Свѣтланка», и таможенный. Дежурный «катеръ имѣетъ пары въ готовности, днемъ онъ ходитъ «безъ офицера, за исключеніемъ особыхъ случаевъ, и держится «у парохода «Опытъ».

«Въ 9 часовъ вечера дежурный катеръ съ своимъ коман-«диромъ выходитъ за бонъ съ цѣлыо охранять отрядъ су-«довъ отъ внезапнаго нападенія непріятельскими судами. «Въ случаѣ, если съ катера замѣтятъ какое либо судно, «не имѣющее опознательнаго фонаря и не отвѣчающее на «окликъ условленнаго пароля, то стрѣляется въ него и сжи-«гается фалшфейеръ, что означаетъ сигналъ тревоги. При «этомъ рекомендуется особая осторожность, такъ какъ въ «этой части Дуная ходитъ много рыбачьихъ шлюпокъ и «маленькихъ парусныхъ судовъ мѣстныхъ жителей. ІІ не «сомнѣваюсь, что командиры катеровъ съумѣютъ отличить «непріятельское судно отъ обыкновенной рыбачьей лодки.

«Ночью предлагаю принимать слѣдующія мѣры предо-«сторожности.

«6) Шкунамъ оттянуться отъ берега и убрать сходни, «но быть всегда готовыми приблизиться къ берегу для при-«нятія нашихъ войскъ съ острова.

«7) Никакихъ шлюпокъ на берегу не держать. Дежур-«ное судно обязано слѣдить чтобы у берега не стояло много «рыбачьихъ лодокъ, которыя должны быть или вытащены «далеко на берегъ или поставлены на бакштовъ.

«8) Еомандирамъ судовъ ежедневно будетъ секретно сооб-«щаться мною пароль, которымъ слѣдуетъ отвѣчать на окликъ «часоваго съ судовъ. Слова: мимо, офицеръ, матросъ и проч. «ни въ какомъ случаѣ не слѣдуетъ употреблять въ отвѣтъ «на окликъ часоваго.

«9) Вмѣстѣ съ паролемъ командирамъ судовъ будетъ сооб-«щаться цвѣтъ огня, который держится на шлюпкахъ на «ходу. Такъ какъ суда отряда стоятъ въ близкомъ разстоя-«ніи одно отъ другаго и въ виду недостатка въ цвѣтныхъ «фонаряхъ разрѣшается имѣть все бѣлые огни на шлюп-«кахъ, посылаемыхъ съ одного судна на другое, за бонъ же «и особенно къ лагерю въ Базарджикъ строго запрещается «отпускать катеръ или шлюпку безъ опознательныхъ огней. «Дежурный катеръ, стоя на дрекѣ, огня не держитъ, а «поднимаетъ его только на ходу.

«10) Въ ночное время на всѣхъ судахъ слѣдуетъ имѣть «усиленный караулъ и орудія заряженными картечью.

«11) Сигналомъ тревоги служитъ фалшфейеръ; при этомъ «сигналѣ всѣ суда дѣлаютъ наръ, готовятся къ оборонѣ и «къ перевозкѣ нашихъ войскъ, если тревога будетъ на «берегу».

Строго исполняя этотъ приказъ, отрядъ всегда могъ быть иредупрежденъ о нападеніи непріятельскихъ судовъ, ока-зать содѣйствіе отступающимъ войскамъ на островѣ Летти, въ случаѣ давленія большихъ массъ непріятельскихъ сухо-путныхъ силъ, со стороны Сулина и въ то же время обезпе-чивать себя отъ множества лазутчиковъ изъ мѣстныхъ жи-телей-старообрядцевъ с. Сатунова и молдаванъ окрестныхъ селъ. Старообрядцы Вилковцы преданы Россіи, что они по-стоянно и доказывали, служа нашей арміи и всегда отка-зываясь отъ полученія платы за трудъ.

Отрядъ судовъ они встрѣтили съ хлѣбомъ-солью. С. Вил-ково раздѣляется Бѣлгородскимъ гирломъ на двѣ части, такъ что одна часть этого села расположена на островѣ, омываемомъ Очаковскимъ и Бѣлгородскимъ рукавами. По парижскому трактату лѣвымъ берегомъ владѣла Румынія, а островами Турція. Такимъ образомъ Вилково 22 года при-надлежало двумъ различнымъ государствамъ и жители его оплачивали двойныя пошлины. На островѣ и теперь еще стоитъ турецкая таможня, взимавшая пошлину съ Вилков-цевъ возвращавшихся въ село съ рыбнаго промысла, а про-тивъ нея румынская таможня, которая тоже не желаетъ пропустить товаръ безношлинно.

Почти на берегу рѣки Чернява расположена деревня Переправа, которая вскорѣ послѣ объявленія войны подверг-лась набѣгу дикихъ черкесовъ. Вся деревня была разграб-лена (по преимуществу дома переселившихся сюда малорос-совъ), церковь осквернена, ножитки бѣдныхъ рыбаковъ, скотъ и домашній скарбъ утащены въ Сулинъ, откуда жи-тели могли получить свое обратно, если вносили приличную денежную пеню.

По расположеніи отряда въ наиболѣе удобномъ мѣстѣ и принявъ всѣ возможныя мѣры противъ внезапнаго нападенія непріятеля, было приступлено къ рекогносцировкѣ гирлъ Дуная, острововъ Летти и Св. Георгія и подхода къ Сулину съ моря.

Рекогносцировки гирлъ Дуная были производимы пооче-редно командирами миноносныхъ катеровъ съ штабсъ-капи-таномъ Соинымъ. Они показали, что Отножное, Бѣлгород-ское и Ново-стамбульское гирла способны пропустить только небольшіе катера (глубина на барѣ 3 1/2 фута). Старо-стам-бульское гирло совсѣмъ засорено, Очаковское 4 фута и Георгіевское 6 ф. Черезъ Сулинскій рукавъ, какъ извѣстно, проходили суда большаго ранга (броненосцы сидящіе въ водѣ 17 футъ), но на 43-й милѣ отъ Сулина при сліяніи Сулин-скаго рукава съ Георгіевскимъ, пе задолго до переправы нашей арміи на правый берегъ Дуная, гепералъ Циммерманъ устроилъ искуственное загражденіе изъ старыхъ баржъ, на-полненныхъ камнемъ и пескомъ. При нерѣшительныхъ и неумѣлыхъ дѣйствіяхъ турокъ на водахъ Дувая, это заграж-деніе обезпечивало спокойствіе Тульчѣ, Измаилу и другимъ городамъ занятымъ нашими войсками и даже цѣлой Добруджѣ, тогда какъ для болѣе энергическаго непріятеля оно не пред-ставляло большаго значенія и достаточно было бы 3 — 5 пу-довъ пироксилина, чтобы его уничтожить.

Такимъ образомъ рекогносцировки гирлъ Дуная показали, что опасность со стороны непріятельскаго флота можетъ угрожать нашему отряду съ Сулинскаго и Георгіевскаго ру-кавовъ, почему рѣгаено было заградить эти рукава минами, первый изъ нихъ сфероконическими ударными, а второй гальваническими автоматическими. Изъ этихъ двухъ заграж-деній конечно болынее значеніе имѣло Сулинское.

Вопросъ тенерь заключался въ томъ, какимъ путемъ про-везти къ мѣсту загражденія мины и ихъ принадлежности и въ выборѣ самаго мѣста. Для этой цѣли было два пути: чисто водяной черезъ. Измаилъ и Тульчу и сухопутноводяной черезъ островъ Летти съ его плавнями и по ерикамъ впадающимъ въ Сулинскій рукавъ. Водяной путь хотя вполнѣ удобенъ, но слѣдуя имъ нельзя было сохранить предпріятія въ тайнѣ, такъ какъ множество лазутчиковъ непріятеля дали бы своевременно знать о нашемъ намѣреніи и оно могло по-терпѣть неудачу. Кромѣ того, идя этимъ путемъ, мы не могли расчитывать поставить загражденіе близко отъ Сулина, а это обстоятельство, какъ увидимъ ниже, облегчило намъ по-слѣдующее движеніе къ этому порту. Нужно было изслѣдо-вать вполнѣ островъ Летти съ его дорогами и протоками, На старыхъ картахъ (1856 г.) острова Летти, назначепъ протокъ Шонга, соединяющій Килійскій рукавъ (близъ Изма-ила) съ Сулинскимъ на 21-й его милѣ. Предполагалось про-браться на Сулинскій рукавъ по этому протоку, но изслѣдо-ваніе его показало, что близъ Сулинскаго рукава онъ совер-шенно заросъ камышсмъ п по немъ не въ состояніи пройти рыбачій челнокъ. Затѣмъ, по обзорѣ всѣхъ ериковъ Сулин-скаго рукава, найдено было, что самый глубокій и наиболѣе вдающійся въ островъ Летти, а слѣдовательно и ближайшій ііъ мѣсту стоянки флотилія, былъ ерикъ Родикулъ съ не-большимъ озеромъ того же имени, раздѣлявшимъ ерикъ почти на двѣ половины. Путь соединявшій отрядъ съ Роди-куломъ пролегалъ черезъ деревню Летти, въ 15 верстахъ отъ деревни Переправы. Между Переправою и Летти хоро-шая сухая дорога, а между послѣднею и Родикуломъ она идетъ между плавнями, покрытыми очень высокимъ камы-шемъ, совершенно закрывающимъ горизонтъ и черезъ мно-жество глубокихъ, наполненныхъ водою, рытвинъ, гдѣ у запряженныхъ быковъ или лошадей спины покрывались водою, а вещи лежавшія на возахъ всплывали. Вотъ этимъ-то не легкимъ путемъ были доставлены 8 августа къ вер-ховыо Родикула мины, сегменты (якоря), шлюпки и прочая принадлежность. По прибытіи всего транспорта, конвоируе-маго взводомъ пѣхоты и 10 казаками, капитанъ лейтенантъ Диковъ на рыбачьей лодкѣ съ проводникомъ проѣхалъ на Сулинскій рукавъ и убѣдившись, что все кругомъ спокойно и ничто не можетъ помѣшать предпріятію, приказалъ сгружать транспортъ и готовить мины къ постановкѣ. Человѣка, иайденнаго въ это время въ хижинѣ, рыбака изъ Сатунова, торговавшаго рыбою въ Сулинѣ, приказано было отвести обратно въ Сатуново и держать его подъ надзоромъ. Ры-бакъ сообщилъ, что къ этому мѣсту Дуная ежедневно под-ходитъ турецкая канонерка, почему на случай неожиданнаго нападенія устроена была ниже мѣста загражденія, скрытая въ камышахъ, батарея изъ пироксилиновыхъ ракетъ.

Вся подготовка къ загражденію заняла не болѣе часа вре-мени и пять шлюпокъ, выровнявшись въ шахматномъ порядкѣ на непріятельскомъ Сулинскомъ рукавѣ, опустили въ его воды смертоносные снаряды. Къ пяти опущеннымъ минамъ, при узкости рукава въ этомъ мѣстѣ, признано было доста-точнымъ прибавить еще три мины. Загражденіе было сдѣлано почти противъ устья Родикула и на 12 милѣ отъ Сулина. По окончаніи загражденія шлюпки были увезены обратно и около него оставленъ сторожевой постъ изъ нѣсколькихъ стрѣлковъ; артиллеріи, даже 4-хъ фунтовой, невозможно было провезти при такомъ состояніи дорогъ по острову.

Нѣкоторые рыбаки изъ деревень Летти и Систовки выска-зывали предположеніе, что турки ставили мины въ Сулин-скомъ рукавѣ. Вѣрно ли это свѣдѣніе или пѣтъ, во всякомъ случаѣ, начальникъ отряда приказалъ при постановкѣ минъ, офицерами ввѣреннаго ему отряда, составлять акты о числѣ опущенныхъ минъ и мѣстѣ расположенія ихъ. Акты эти пред-ставлялись главному командиру Черноморскаго флота и портовъ и послужатъ для огражденія насъ отъ обвиненія въ случаѣ какого либо несчастія отъ взрыва минъ по окончаніи военнаго времени, когда наши мины будутъ сняты. Турки не имѣютъ сфероконическихъ, подобныхъ по идеѣ нашимъ. минъ и если Дѣлались загражденія не охраняемыя и безъ гальваническихъ постовъ, то слѣдовательно они употребляютъ для этого удар-ныя мины, которыя весьма трудно и съ опасностью для мно-гихъ могутъ быть вынимаемы изъ воды.

Рекогносцировка острова къ сторонѣ Сулина тоже дала мало утѣшительныхъ надеждъ. Хорошая дорога шла отъ Деревни Летти до Сатунова и отъ нея до берега моря въ 12 верстахъ отъ Судина. Между этимъ пунктомъ и Сули-номъ шла только тропинка не болѣе какъ для двухъ пѣше-ходовъ, по которой невозможно было провезти даже легкую артиллерію. Эту тропинку обстрѣливала батарея о трехъ крупповскихъ орудіяхъ, поставленныхъ въ Сулинѣ, и орудія флота, стоявшаго на внѣшнемъ рейдѣ. ІІри помощи мѣст-ныхъ жителей было найдено еще нѣсколько такихъ же под-ступовъ-тропинокъ и по нимъ можно было пробратъся гусь-комъ и цри помощи надежнаго проводника.

Самый Сулинъ, по показанію жителей д. Систовки и лей-тенантовъ Фридрихса, Сомова и Скрягина, ѣздившихъ реког-носцировать его, былъ сильно укрѣпленъ, т. е. у самаго на-чала молла на правомъ берегу Дуная стоялъ броненосецъ тйпа Шевкетъ, далѣе выше по рѣкѣ за буграми—шкрашен-ный бѣлою или вѣрнѣе свѣтло сѣрою краскою броненосецъ Мукадемъ-Хаиръ. Еще выше у лѣваго берега англійскій станціонеръ Cockatrice, наконецъ у верхняго бона стоялъ броненосецъ Хифзи-Рахманз и трехмачтовый пароходъ шкун-скаго вооруженія съ бѣлымъ гака-бортомъ. Кромѣ четырехъ сильныхъ броненосцевъ и батареи обстрѣливавшей тропинку ведущую отъ кордона къ Сулину были усмотрѣны двѣ бата-реи на правомъ берегу Дуная, одна защищавшая нижній бонъ (къ морю) другая верхній (къ Тульчѣ). На всѣхъ бе-реговыхъ батареяхъ было 20 орудій (преимущественно глад-костѣнныхъ и 500 человѣкъ прислуги).

Подступы къ Суливу по берегамъ Сулинскаго рукава и по острову Св. Георгія черезъ деревню Караорманъ были изслѣдованы по приказанію генерала Веревкина, подполков-никомъ Генеральнаго штаба Барановскимъ и маіоромъ Хри-савери (нѣкогда знаменитымъ охотникомъ во всѣхъ вылазкахъ при оборонѣ г. Севастополя); изслѣдовпнія этихъ мѣстностей показали, что проходъ по береговой полосѣ Сулинскаго рука-ва, вслѣдствіе ея топкости и узкости, совершенно невозмо-женъ. Послѣднимъ же путемъ со стороны Георгіевскаго гирла отъ с. Махмудіе, хотя и съ болыними трудностями, под-полковникъ Барановскій пробрался къ самому Сулину, гдѣ проводники, наши лазутчики, укрыли его въ пустомъ сараѣ, расположенномъ на окраинѣ города въ тылу и вблизи верх-ней непріятельской батареи. Путь свой г. Барановскій со-вершилъ изъ с. Махмудіе до Сулина черезъ д. Караорманъ, между плавнями, по едва проходимымъ ерикамъ такъ что во многихъ мѣстахъ пути приходилось переправляться черезъ эти глубокія но узкія рѣчки, — на шлюпкѣ которую все время несли его проводники. Возможность подступа по этому пути къ Сулину заключалась въ необходимомъ количествѣ шлюпокъ для перевозки войскъ, которыя энергіею г. Бара-новскаго были впослѣдствіи добыты у мѣстныхъ жителей въ количествѣ достаточномъ для неревозки цѣлой роты.

Рекогносцировки такимъ образомъ вполнѣ убѣдили капи-танъ-лейтенанта Дикова въ невозможности проекта составлен-наго еще до прихода отряда бомбардировать Сулинъ съ остро-вовъ Летти и Георгіевскаго, почему онъ немедленно послалъ донесеніе объ этомъ главному командиру Черноморскаго флота и портовъ съ просьбою разрѣшить ноставить взятыя для ностановкн на берегу мортиры на паровыя шкуны «Утка» и «Лебедь», тѣмъ болѣе что опытъ показалъ какъ трудно на Дунайскомъ теченіи управляться съ баржами, неимѣющими никакого движителя, кромѣ бичевой. Главный командиръ одобривъ мысль капитанъ-лейтенанта Дикова, прислалъ тех-ника по установкѣ мортиръ и вскорѣ работа закипѣла. Со дня же прихода флотиліи до передѣлокъ по вооруженію шкунъ «Лебедь» и «Утка» онѣ занималисъ перевозкою войскъ съ лѣваго Оерега Дуная на правый между Измаидомъ, Исак-чею и Тульчею. 12 августа пароходъ «Опытъ», нагружен-ный автоматическими гальваническими минами и всѣми при-надлежностями для постановки ихъ и имѣя миноносные ка-тера на буксирѣ пройдя Измаилъ и Тульчу вошелъ въ Геор-гіевскій рукавъ. Пройдя миль 25 внизъ по его теченію и минуя нѣсколько селъ и деревень, мы стали приближаться къ красиво расположенному на вершинѣ праваго берега сему Махмудіе.

Миноносные катера развели пары, послышался колоколь-ный звонъ и вскорѣ замѣтили идущую къ берегу толпу на-рода съ духовенствомъ и хоругвями впереди. Капитанъ леитенантъ Диковъ, съ пѣсколькими офиперами съѣхавъ на берегъ, былъ встрѣченъ хлѣбомъ-солью и пѣніемъ духовен-ства «Спаси Господи люди твоя».

Затѣмъ былъ отслуженъ благодарственный молебенъ съ провозглашеніемъ многолѣтія Освободителю Государю Импера-тору. Чтобы по возможности скрыть мѣсто загражденія отъ мѣстныхъ жителей, оно сдѣлано было ночью, проводники были выведены на правый берегъ ниже с, Махмудіэ. гдѣ былъ устроенъ и гальваническій постъ. оберегаемый ротою иѣхоты и двумя орудіями конной артиллерійской батареи. Уходя начальникъ отряда далъ слѣдующую инструкцію для охраны миннаго загражденія у с. Махмудіе.

1) Техническое завѣдываніе гальваническимъ постомъ ввѣ-ряется временно унтеръ-офицеру Павлову, впредь до прибы-тія изъ Россіи спеціальнаго офицера.

2) Цѣль миннаго загражденія у Махмудіе заключается въ томъ, чтобы не пропустить черезъ него непріятельскія суда вверхъ по Дунаю.

3) Загражденіе это состоитъ изъ автоматическихъ гальва-ническихъ минъ, которыя дѣлаются опасными только тогда, когда проводники отъ минъ находятся въ цѣлости и приро-щены къ гальванической батареѣ на посту. Слѣдовательно необходимо строго слѣдить за тѣмъ, чтобы проводники эти небыли испорчены ни непріятелемъ, ни проходящими русскими судами или рыбачьими лодками.

4) Для предохраненія минъ и проводниковъ отъ порчи, назначены въ Махмудіе одна рота пѣхоты и два орудія кон-ной артиллерійской батареи.

5) Охрана миннаго загражденія и пропускъ черезъ него судовъ поручается начальнику расположенныхъ въ Махмудіе, войскъ.

6) Собственно на гальваническій постъ кромѣ унтеръ офи-цера гальваннческой учебной роты Павлова, слѣдуетъ назна-чить еще одного сапера, 4-хъ пѣхотинцевъ и одного казака; послѣдняго для того, чтобы свое временнодалъ знать начальнику мѣстныхъ войскъ, если потребуется вооруженная сила.

7) Для охраны загражденія отъ неумышленной порчи про-ходящими судами и рыбаками, слѣдуетъ:

а) не позволять проходить по немъ глубоко сидящимъ су-дамъ или рыбачьимъ лодкамъ, имѣющимъ на буксирѣ ры-бачьи крючки и вообще какіе либо предметы погруженные въ воду;

б) всѣ суда, принадлежащія дружественпымъ намъ держа-вамъ могутъ проходить днемъ подъ берегомъ, гдѣ устроенъ гальваническій постъ. Ночью же никто не долженъ проходить загражденіе безъ особаго разрѣшенія начальника мѣстныхъ войскъ. Соблюдая это правило желательно было бы не стѣ-снять движеніе мѣстныхъ рыбачьихъ лодокъ, которыя по своему малому углубленію не могутъ причинить вреда ми-намъ, если у нихъ нѣтъ на буксирѣ крючковъ, сѣтей и т. п.

8) На гальваническомъ посту магистральный проводникъ не слѣдуетъ имѣть прирощеннымъ, если въ виду нѣтъ не-пріятельскихъ судовъ, памѣревающихся форсир овать заграж-деніе.

9) Въ темныя ночи, когда трудно заблаговременно замѣ-тить приближающееся судно, проводники слѣдуетъ имѣть ирирощенными.

10) Унтеръ-офицеръ завѣдывающій гальваническимъ постомъ можетъ отлучаться съ поста только днемъ, когда пе видно непріятеля, оставивъ вмѣсто себя своего помощника.

11) Посѣщать гальваническій постъ разрѣшается только одному начальнику мѣстныхъ войскъ.

12) Обо всѣхъ случаяхъ, касающихся миннаго загражде-нія у Махмудіе, начальникъ мѣстныхъ войскъ обязанъ не-медленно давать знать начальнику Нижнедунайскаго отряда, посылая для этого телеграмму черезъ Тульчу.

13) Замыканіе и размыканіе гальваническаго тока на посту, въ случаяхъ, не предусмотрѣнныхъ этою инструкціею, про-изводится по приказапію начальника мѣстныхъ войскъ.

Съ устройствомъ этого заграждепія, а также загражденія на 12 милѣ Сулинскаго рукава отрядъ былъ обезпеченъ отъ внезапнаго пападеніа непріятельскихъ броненосцевъ съ тылу.

Во время нашей стоянки у Махмудіе, жители разсказывали, что, по иниціативѣ англійскаго станціонера въ Сулинѣ, устраиваются батареи на берегу для обстрѣливанія боновъ преграждающихъ рукавъ выше и ниже г. Сулина, для чего многіе изъ жителей Махмудіе и другихъ окрестныхъ селъ были насильно неоднократно гоняемы въ Сулинъ. По словамъ жи-телей командиръ того же станціонера производилъ рекогнос-цировку вверхъ по Дунаю и возбуждалъ турецкія власти къ сопротивленію.

Вслѣдствіе этихъ слуховъ начальникъ отряда послалъ парла-ментеромъ лейтенанта Скрягина въ Сулянъ, съ цѣлыо просить англійскаго станціонера уйти изъ Сулина, такъ какъ имѣемыя быть принятыми военныя дѣйствія противъ Сулина могутъ повредить англійскому военному судну. Командиръ его не обратилъ на это никакого вниманія и остался въ Сулинѣ до самой бомбардировки.

16-го августа «Опытъ» съ миноносными катерами возвра-тился къ Вилкову, гдѣ насъ обрадовали извѣстіемъ о пер-вомъ, хотя и ничтожномъ, а все-таки трофеѣ. Дѣло заклю-чалось въ слѣдующемъ: 10 стрѣлковъ, оставленные въ камы-шахъ близъ Родикула для паблюденія за загражденіемъ, замѣтили идущій изъ Сулина большой весельный, съ 25 че-ловѣками команды, барказъ. Когда онъ поровнялся со стрѣл-ками, послѣдпіе, по условленному сигналу, дали два залпа по гребцамъ, которые отъ внезапныхъ выстрѣловъ побросали весла, попрятались подъ банки и сидѣли въ такомъ поло-женіи пока волею теченія не донесло барказъ къ берегу; тогда уцѣлѣвшіе выгали и плавнями пробрались въ Сулинъ. Спустя нѣкоторое время стрѣлки наши на рыбачьей лодкѣ поѣхали къ барказу, на которомъ нашли два трупа, одно горное орудіе и нѣсколько ружей. Барказъ былъ втащенъ въ Родикулъ, орудіе и ружья отправлены въ деревню Летти, а трупы погребены.

Узнавъ отъ пришедшихъ плавнями гребцовъ съ барказа о случившемся, турки снарядили на другой день пароходы: Карталъ и Сунна для рекогносцировки вверхъ по Сулин-скому рукаву. Подойдя къ Родикулу пароходы открыли по плавнямъ картечный и ружейный огонь, вслѣдствіе котораго -наши стрѣлки на рыбачьихъ лодкахъ отступили черезъ озеро Родикулъ, а непріятель взялъ обратно свой, уже пустой, барказъ и сжегъ всѣ лежащія по берегу рыбачьи хижины и лачуги. Мины наши не принесли рекогносцирующимъ не-пріятельскимъ судамъ никакого вреда, такъ какъ они по-ставлены были на 10 футъ отъ новерхности воды, т. е. пред-назначались для взрывовь броненосцевъ, а не мелкихъ судовъ, какъ Сунна и Карталъ, сидящнхъ въ водѣ первый 6 футъ, а второй только 3 фута.

Въ половинѣ августа Свиты Е. И. В. контръ-адмиралъ Чи-хачевъ, желая ближе познакомиться съ предстоящими дѣй-ствіями въ иизовьяхъ Дуная и средствами для нихъ, прибылъ. вмѣстѣ съ начальникомъ штаба Одесскаго военнаго округа, генералъ-маіоромъ Кршивобдоцкимъ, на отрядъ, подробно осмотрѣлъ всѣ имѣющіяся средства для обороны и атаки, а также съѣздилъ на кордонъ, лежащій на берегу моря про-тивъ внѣшняго Сулинскаго рейда. чтобы позпакомиться съ мѣстностыо, въ случаѣ совмѣстнаго дѣйствія флотиліи со стороны Тульчи и съ поповокъ и активныхъ пароходовъ съ моря. Едва контръ-адмиралъ Чихачевъ и сопровождавшіе его другіе генералы пришли на кордонъ, какъ броненосецъ стояв-шій на рейдѣ завезя верпъ п повернувшись лагомъ къ берегу открылъ сильный огонь по кордону.

Осмотрѣвъ отрядъ, контръ-адмиралъ Чихачевъ убѣдился въ недостаткѣ средствъ для атаки п обѣщалъ ходатайство-вать у главнаго командира Черноморекаго флота и портовъ о присылкѣ для подкрѣпленія отряда еще одной шкуны, вооруженной 6 д. пушкамя, одного сильнаго буксирнаго паро-хода и 3 быстроходныхъ миноносныхъ катеровъ. Главный командиръ, одобривъ внолнѣ эти насущныя нужды отряда, приказалъ взять отъ Русскаго общества шкуну «Воронъ» и вооружить ее въ Николаевѣ, пароходъ же «Сестрицу» и 3 миноносныхъ катера въ Одессѣ.

Еще до прихода этихъ быстроходовъ, тихоходы-катера неоднократно по ночамъ черезъ Очаковское гирло Дуная выходили на рекогносцировку къ Сулину со стороны моря, но каждый разъ безуспѣшно, потому что броненосцы ночью ие оставались на внѣшнемъ рейдѣ; болѣе легкіе изъ нихъ входили въ рѣку и закупоривались двумя бонами и берего-выми батареями, имѣющими возможность осыпать непріятеля градомъ картечи, а болѣе тяжелые съ закатомъ солнца ухо-дили къ острову Фидониси, лежащему въ 30 миляхъ отъ устьевъ Дуная, и возвращались въ Сулинъ только съ раз-свѣтомъ. По сдѣланному расчету, принимая во впиманіе разстояніе до острова и ходъ катеровъ, оказывалось, что выйдя съ наступленіемъ темноты изъ устьевъ они могли дойти къ острову Фидониси только къ разсвѣту, т. е. когда броненосцы уже возвращались въ Сулинъ.

Помню я хорошо одну изъ такихъ рекогносцировокъ. Въ 10 часовъ вечера въ тихую и звѣздную ночь катера прошли баръ Очаковскаго гирла, затѣмъ построившись въ двѣ киль-ватерныя колонны взяли курсъ на Сулинскій маякъ. Все время шли малымъ ходомъ, не желая разбудить спавшаго гдѣ ни-будь турка. Подъ вліяніемъ возбужденія, многія восходящія звѣзды принимадись за огни непріятеля, почему нѣсколько разъ готовились къ атакѣ и каждый разъ напрасно. Около 2 часовъ ночи подошли почти къ брекватерной моллѣ и были освѣщены электрическимъ фонарёмъ, установленнымъ н амарсѣ одного изъ броненосцевъ, стоявшихъ въ рѣкѣ. Лейтенантъ Фридрихсъ отпросился у капитанъ-лейтенанта Дикова по-дойти ближе къ моллѣ, прочіе же катера остались на мѣстѣ выжидать его. Было 3, наконецъ 4 часа утра, а Фридрихса все нѣтъ. Совсѣмъ уже разсвѣло, когда 3 катера поворотили обратно къ Очаковскому гирлу съ удивленіемъ и отчасти съ досадою на исчезнувшаго, неизвѣстно куда, товарища. Пройдя мили 3 замѣтили вдоль берега идущее на насъ боль-шое судно, повидимому, броненосецъ. Всѣ катера пригото-вились къ атакѣ: шесты были выдвинуты, проводники и за-палы провѣрены. Прошло еще съ полчаса, когда мы, вмѣсто броненосца, ко всеобщему удивленію, узнали потерянный ка-теръ Фридрихса, который въ темнотѣ разошелся съ отря-домъ и пошелъ прямо къ бару Очаковскаго гирла, гдѣ узнавъ отъ рыбаковъ, что мы еще не проходили, повернулъ намъ на встрѣчу. Долго мы смѣялись надъ собою по поводу этой мни-мой тревоги, происшедшей вслѣдствіе сильной рефракціи, которая бываетъ здѣсь, особенно сильна, въ концѣ лѣта. Она не разъ обманывала наблюдательный постъ въ с Же-бріани, откуда напр. телеграфировали въ день этой реко-гносцировки въ Вилково и Одессу, что четыре непріятель-скихъ парохода вошли въ Очаковское гирло Дуная, или въ другой разъ, что броненосецъ что-то дѣлаетъ у Отножнаго гирла Дуная, повидимому ставитъ мины, тогда какъ на са-момъ дѣлѣ, это былъ одинъ изъ нашихъ катеровъ, дѣлав-шій промѣръ. Эта и другія подобныя ей рекогносцировки, хотя не дали случая потопить ни одного броненосца, но убѣдили начальника отряда въ полной возможности загра-дить минами Сулинскій рукавъ съ моря, около самой моллы, и тогда бы навѣрно хотя одинъ изъ броненосцевъ, ежедневно входившихъ и выходившихъ изъ порта, наткнулся бы на мину. Въ виду этого капитанъ-лейтенантъ Диковъ предпола-галъ устроить мпнное загражденіе у Сулинскаго молла. Но это предположеніе, по особымъ соображеніямъ, не было при-ведено въ исполненіе.

Отъ начала и до половины сентября шкуны «Утка» и «Лебедь» заканчивали свое вооруженіе въ Измаилѣ, а ка-тера выходили на встрѣчу прибывающимъ изъ Одессы су-дамъ и катерамъ.

Обыкновенно это дѣлалось такимъ образомъ: изъ Одессы телеграфировали въ Жебріани и Вилково, что такой-то катеръ или пароходъ, сегодня утромъ, въ такомъ-то часу, выходитъ изъ Одессы. Принимая во вниманіеходъ судна или катера, на мысѣ Волчекъ. у входа въ озеро Кундукъ, ко времени прихода его раскладывали костеръ, для того, чтобы приблизившись къ этому пункту, судно могло опредѣлить свое мѣсто и взять курсъ, вдоль отмели идущей у Бѣлгородскаго гирла, прямо на Очаковское. Здѣсь же судно брало штабсъ-капитана Соина, хорошо изу-чившаго гирла и проводившаго благополучно черезъ баръ всѣ катера и суда. Въ Вилковѣ же готовились рыбачьи лодки съ фонарями. Катеръ, подъ командою Фридрихса, бралъ всѣ лодки на буксиръ и къ закату солнца выходилъ на баръ, гдѣ и разставлялъ всѣ рыбачъи лодки. Съ наступ-леніемъ темноты сюда же прибывали и остальные миноносяые катера. Приближающееся къ гирлу судно жгло фалшфейеръ; катера выходили къ нему на встрѣчу и проводили черезъ баръ мимо стоящихъ съ фонарями лодокъ. Такимъ способомъ были благополучно проведены въ Килійскій рукавъ шкуна «Воронъ», подъ командою капитанъ-лейтенанта Юнга, паро-ходъ «Сестрица», подъ командою капитанъ-лейтенанта Кит-кина, катеръ «Пущинъ», подъ командою мичмана Азарова, и два катера принадлежавшіе графу Строгонову, изъ коихъ однимъ командовалъ лейтенантъ Крускопфъ.

Первоначальный планъ дѣйствія отряда судовъ и войскъ, расположенныхъ въ низовьяхъ Дуная, противъ Сулина, за-ключался въ томъ, чтобы: 1) сдѣлать минныя загражденія Сулинскаго и Георгіевскаго рукавовъ; 2) установить бере-говыя мортирныя батареи на островахъ Летти и Георгіев-скомъ: 3) вступить съ отрядомъ въ Сулинскій рукавъ и дойдя до перваго загражденія заложить впереди себя новое и разобравъ старое, заднее, подвинуться къ переднему и т. д., ведя такъ сказать правильную минную осаду. Подойдя же къ Сулину на разстояніе, удобное для дѣйствія изъ мортиръ, бомбардировать укрѣпленія и суда. Еслибы бомбардировка не принесла вреда непріятелю, то занять оба берега сухо-путными войсками, взорвать боны и произвести минную атаку катерами. Мы уже видѣли, что ближайшее знакомство съ мѣстностью, окружающею Сулинъ, не позволило устанав-ливать батареи на берегу и что заложенное загражденіе на 12-й милѣ Сулинскаго рукава не требовало веденія минной осады. Мы видимъ также, что съ прибытіемъ шкуны «Воронъ», парохода «Сестрица» и трехъ катеровъ, боевая сила отряда значительно увеличилась, такъ какъ «Воронъ» былъ вооруженъ прицѣльными орудіями и быстроходные катера могли быть употребляемы какъ форзейли, необходимые во всѣхъ морскихъ операціяхъ. Такимъ образомъ къ 20 сентября, съ усиленіемъ отряда вышеуказанными средствами и съ установкою мор-тиръ на винтовыхъ шкунахъ «Утка» и «Лебедь», планъ дѣй-ствія противъ Сулина принялъ слѣдующій видъ:

Весь нижне-дунайскій отрядъ, вступивъ въ Сулинскій ру-кавъ, идетъ до 12 мили, т. е. до мѣста перваго загражденія Оттуда ночью 7 миноносцевъ идутъ къ Сулину и не далѣе 200—300 саженъ отъ непріятельскихъ укрѣпленій ставятъ минное загражденіе. Для облегченія этой операціи, стрѣлки высаженные у знака 3 мили должны идти впередъ и по возмож-ности секретно уничтожить передовые непріятельскіе пикеты, а сухопутный отрядъ по о. Летти, имѣя при себѣ пирокси-линовыя ракеты, долженъ демонстрировать на лѣвомъ берегѵ Сулинскаго рукава. Когда операція загражденія будетъ окон-чена, то одинъ изъ быстроходовъ-миноносцевъ даетъ знать о томъ на отрядъ, который снимается съ якоря, идетъ на бое-вую позицію и открываетъ огонь по непріятелю, не пре-кращаемый до тѣхъ поръ, пока непріятель не покинетъ Су-лина со всѣми броненосцами. Если же бомбардировка не будетъ настолько дѣйствительною, то по общему сигналу сухопутныя войска занимаютъ оба берега и батареи съ на-ходящеюся на одной изъ нихъ (по словамъ лазутчиковъ) галь-ваническою станціею миннаго загражденія(1).

Одновременно съ этимъ маневромъ миноносные катера, по заранѣе составленному плану, взрываютъ бонъ и производятъ въ двѣ кильватерныя колонны миняую атаку, противъ стоя-щихъ на рейдѣ броненосцевъ.

Посмотримъ какія приказанія и распоряженія предшество-вали выполненію этого плана. Что касается до сухопутныхъ силъ, долженствовавшихъ дѣйствовать противъ Сулина со сто-роны острова Летти, то объ нихъ въ приказѣ генералъ-лей-тенанта Веревкина сказано слѣдующее: «части отряда дѣй-ствующія на островѣ Летти сосредоточиваются на позиціи, язбранной генералъ-маіоромъ Сохацкимъ, въ полной готов-ности -для дѣйствія сообразно обстоятельствамъ и положенію яепріятеля.

«Во всякомъ случаѣ на эту часть отряда возлагается обя-занность различными демонстраціями безпрерывно тревожить яепріятеля, не давая ему покоя, въ особенности по ночамъ.

«Размѣръ, цѣль и направленіе этихъ частныхъ атакъ пре-доставляется полному распоряженію и усмотрѣнію генералъ-маіора Сохацкаго.

«Для сообщенія флотиліи съ генералъ-маіоромъ Сохацкимъ, выставить казачьи посты отъ Кирилловской кишлы до дер. Летти.

«На каждомъ изъ этихъ постовъ имѣть по 10 человѣкъ. Передача приказаній и донесеній должны производиться не иначе, какъ двумя казаками вмѣстѣ, а отнюдь не одиноч-ными казаками.

«У кордона, на колокольнѣ въ д. Летти и на мачтѣ при флотиліи имѣть сигналыциковъ, шары, флаги, фонари и ракеты для быстрѣйшаго сообщенія наиболѣе важныхъ слу-чайностей».

Значеніе утвержденныхъ на этотъ предметъ сигналовъ видно изъ слѣдующаго приказанія по войскамъ нижне-дунай-скаго отряда.

20 сентября 1877 года. С. Вилково, № 33.


«Начальникъ отряда, утвердивъ прилагаемые при семъ сигналы для сообщенія, во время предстоящей атаки г. Сулина, между кордономъ, дер. Летти и судами нашей флотиліи, изволилъ приказать принять таковые къ руко-водству, назначивъ для наблюденія и передачи сигналовъ на это время въ указанные посты штурманскихъ офице-ровъ по распоряженію начальника отряда судовъ капитанъ-лейтенанта Дикова.

«Вмѣстѣ съ тѣмъ его превосходительство поручаетъ капитанъ-лейтенанту Дикову озаботиться немедленнымъ доставленіемъ на кордонъ и на Леттинскую колокольню шаровъ и фонарей, а командиру 143 пѣхотнаго Дорого-бужскаго полка — флаговъ. Наблюденіе же за устройствомя, необходимаго приспособленія для подачи сигналовъ на обоихъ указанныхъ постахъ поручается начальнику Вил-ковскаго отряда».

Подписалъ: Исправляющій должность начальника штаба полковникъ Крживицкiй.

сигналы, установленные для сообщенія между кордономъ, дер. Летти и судами нашей флотиліи на время атаки г. Сулина.



Примечаніе. Разстояніе между двумя шарами, или фонарями, или жеяду флагомъ и шаромъ, должно быть 1 1/2 аршина.

Что касается распоряженій по флотиліи, то привожу только приказъ капитанъ-лейтенанта Дикова, о томъ, какъ должны дѣйствовать суда и миноносные катера.

Приказъ Начальника отряда судовъ на нижнемъ Дунаѣ, 21 сентября 1877 года.

По приказанію начальника нижне-дунайскаго отряда, генералъ-лейтенаита Веревкина, ввѣренный мнѣ отрядъ су-довъ, 25 сего сентября, долженъ вступить въ бой съ 4-ыя турецкими броненосцами и другими военными судами, стоя-щими въ Сулинской гавани.

Атака турецкаго флота будетъ произведена съ Сулин-скаго рукава Дуная.

Для успѣха дѣла весьма важно, чтобы флотилія заняла боевую позицію не будучи замѣченною.

Поэтому переходъ отъ Измаила до Тульчи, а также по Сулинскому рукаву отъ 21 мили до боевой диспозиціи, дол-женъ быть сдѣланъ ночью.

Предлагаю командирамъ судовъ ввѣреннаго мнѣ отряда во всей точности исполнить предложенныя ниже указанія, касающіяся перехода къ Сулину, постановки минъ и запятія боевой диспозиціи.

1) Пароходъ «Опытъ», имѣя на буксирѣ мортирную ба-тарею и пороховую баржу, снимается съ якоря въ ночь съ 22-го на 23-го еего сентября. Пройдя ночью Измаилъ и Туль-чу, становится на якорѣ около Георгіевскаго рукава Дуная, ближе къ Сулинскому рукаву, въ который, по сборѣ фло-тиліи въ этомъ мѣстѣ, онъ долженъ войти первымъ.

2) Шкуны «Лебедь» и «Воронъ», принявъ въ Базарджикѣ, первая—3 стрѣлковую роту и вторая—10 иіі роты и катера съ плотами на буксиръ, снимаются съ якоря 23 сентября въ 8 часовъ утра и также становятся на якорь, пройдя Тульчу, около парохода «Опытъ».

3) 24 сентября съ разсвѣтомъ проводка судовъ черезъ Циммермановское загражденіе будетъ произведена подъ моимъ личнымъ наблюденіемъ.

4) Въ Сулинскомъ рукавѣ, при постановкѣ на якорь, суда должны имѣть съ кормы большіе дреки, становыхъ же якорей не отдавать. Пройдя Циммермановское загражденіе, катера идутъ самостоятельно, плоты же, съ погруженными на нихъ минами, буксируетея судами.

5) При слѣдованiи флотиліи въ ночное время, всѣ суда. кромѣ заднго имѣютъ за кормою фонари.

Разстояніе между судами должно быть не болѣе кабельтова.

6) Войдя въ Сулинскій рукавъ, суда идутъ въ слѣдую-щемъ порядкѣ: 1-мъ—пароходъ «Опытъ», который опу-скаетъ приспособленіе для отысканія минъ; 2-мъ—шкуна «Воронъ»; 3-мъ—шкуна «Утка» и 4-мъ—«Лебедь». Паровые катера идутъ около отряда.

7) У 21-й мили, если будетъ еще свѣтло, но сигналу краснымъ флагомъ съ парохода «Опытъ», становятся на якорь.

8) Съ сумерками, слѣдуя движенію парохода «Опытъ», снимаются съ якоря и идутъ далѣе.

9) Подойдя къ 16-й милѣ, шкуна «Воронъ» останавливается у праваго берега и спускаетъ на берегъ 10 роту.

Остальной отрядъ поджидаетъ шкуну «Воронъ» на дре-кахъ.

Отсюда паровые катера отправляются ставить мины, при чемъ слѣдуютъ особой, данной имъ инструкціи.

Мѣсто высадки 10-й роты указывается катеромъ лейтенанта Фридрихса, который отъ 17 мили идетъ впереди отряда, держась у праваго берега по возможности ближе къ нему.

10) По высадкѣ десанта, гакуна «Воронъ» показываетъ красный фонарь. По этому сигналу отрядъ снимается съ якоря и слѣдуетъ далѣе до 12 мили, которая будетъ указана краснымъ же фонаремъ па нашемъ посту. Фоиарь этотъ и приказаніе показать его нашему отряду судовъ, должны быть переданы на постъ лейтенантомъ Крускопфомъ, при проходѣ отрядомъ нашего загражденія. У 12-й мили отрядъ становится на якорь.

11) Получивъ извѣстіе о благополучномъ устройствѣ мин-наго загражденія, отрядъ идетъ къ боевой диспозиціи. При проходѣ нашего загражденія у 12-й мили, слѣдуетъ держать какъ можно ближе къ лѣвому берегу.

12) Поручику Игнатьеву, который долженъ отправиться къ 12-й милѣ вмѣстѣ съ миноносными катерами, предлагаю очистить проходъ и обозначить его бѣлыми фонарями. По окончаніи этой работы, онъ до.шенъ сдѣлать загражденіе между 2 и 3 милями, устроивъ гальваническій постъ на лѣ-вомъ берегу. О средствахъ, какія ему для этого потребуются, предлагаю доложить лично мнѣ заблаговременно.

13) Диспозиція для бомбардировки будетъ обозначена красными фонарями съ катеровъ лейтенантовъ Фридрихса и Крускопфа. У праваго берега становится шкуна «Воронъ»; нѣсколько сзади этого мѣста, у лѣваго берега шкуна «Ле-бедь»; въ одной линіи фронта по серединѣ, ближе къ лѣвому берегу шкуна «Утка» и также по серединѣ, немного правѣе и сзади—мортирная батарея. Шкуны «Воронъ» и «Лебедь» подаютъ швартовы на берегъ, а шкуна «Утка» и мортир-ная батарея дѣлаютъ завозы и становятся лагомъ къ непрія-телю. Санитарное судно и пароходъ «Сестрица» становятся между 5 и 6 милями. Мѣсто это будетъ указано зеленымъ фонаремъ съ катера лейтенанта Скрягина; пороховая баржа оставляется впредь до распоряжевія у 12 мили.

Катера вполнѣ готовые къ атакѣ держатся внѣ выстрѣ-ловъ, сзади боевыхъ судовъ.

14) Огонь открывается съ разсвѣтомъ, по особому прика-занію на подвѣтренномъ суднѣ,—затѣмъ на слѣдующемъ и т. д. до тѣхъ поръ, пока артиллеристы пристрѣляются. Выстрѣлы должны слѣдовать одинъ за другимъ не прежде паденія снаряда предыдущаго судна.

15) Для указанія результатовъ стрѣльбы, на сигнальную мачту предлагаю назначить со шкуны «Утка» сигналыцика, который долженъ имѣть три флагштока съ флагами, краснымъ, синимь и желтымъ. Красный флагъ обозначаетъ выстрѣлъ со шкуны «Утка», синій со шкуны «Лебедь», а желтый съ мортирной баржи. Флагштокъ поднятый вверхъ значитъ вы-стрѣлъ перелетѣлъ,—внизъ не долетѣлз и поднятый гори-зонтально—хорошо легъ.

16) При движеніи отряда судовъ отъ 12 мили къ мѣсту диспозиціи, катера слѣдуютъ впереди, кромѣ катера мич-мана Азарова, идущаго съ отрядомъ.

17) Сигнальная мачта становится ночью со шкуны «Утка» на 3.-й милѣ нѣсколъко впереди боевой диспозиціи.

18) Пароходъ «Опытъ» остается за боевою линіею внѣ огня, всегда готовый подать буксиръ мортирной батареѣ.

19) У судовъ боевой линіи должны быть, имѣющіяся тамъ, рыбачьи шдюпки. По мѣрѣ надобности, онѣ буксируются къ санитарному судну.

20) Доктору Иванову предлагаю озаботиться устройствомъ помѣщенія на санитарномъ суднѣ.

Подписалъ: Начальникъ отряда судовъ на Дупаѣ, капитанъ-лейтенантъ Диковъ.

И такъ отрядъ (*), 23 сентября, отслуживъ молебствіе о ниспосланіи побѣды надъ непріятелемъ, двинулся отъ деревни Переправы вверхъ къ Измаилу, который прошелъ на другой день съ разсвѣтомъ, а къ двумъ часамъ дня 24-го располо-жился на якорѣ у входа въ Сулинскій рукавъ. Остатокъ дня 24-го былъ употребленъ на провѣрку и пересмотръ минъ, а также на укладку ихъ и якорей на оеобые плоты; съ кото-рыхъ предполагалось ставить минное загражденіе, 25-го съ раз-свѣтомъ, суда прошли благояолучно искуственяое загражденіе устроенное генераломъ Циммерманомъ на 43-й милѣ Сулин-скаго рукава, которое къ этому времени настолько сильно размыло течейіемъ, что суда наши, сидящія въ водѣ не бодѣе 5 футъ, прошли его совершенно свободно, при чемъ для его прочистки не пришлось сдѣлать ни одного взрыва. Въ этотъ день суда дошли до 33-й мили и расположились на ночлегъ, потому что по расчету времени мы не успѣли бы все равно въ этотъ день сдѣлать всѣ операціи, которыя должны были начаться только по приходѣ на 12-ю милю.


Здѣсь, т. е. на 31-й милѣ, катеръ «Лейтенантъ Пущинъ», подъ командою мичмана Азарова, потерпѣдъ крушеніе. Это произошло слѣдующимъ образомъ: съ наступленіемъ темноты начадьникъ отряда, капитанъ-лейтенантъ Диковъ, приказалъ мичману Азарову на катерѣ «Пущинъ» отправиться на ре-когносцировку, внизъ по теченію Судинскаго рукава, для чего пройти до 20-й мили и— если ничего не окажется—возвра-титься на 28-ю милю и стать на якорь, имѣя пары въ готов-ности. Мичманъ Азаровъ, не смотря на серіозную болѣзнь, отправился на развѣдку, правя самъ рулемъ. На крутомъ поворотѣ, гдѣ нужно было сразу иоложить на бортъ, у Аза-рова не хватило силль и катеръ съ полнаго хода выскочиъ почти на '1з3своей длины на крутой, обрывистый берегъ; корма его весѣдетвіе этого покрылась водою и залнла кор-мовое отдѣдлинсе Весѣдъ за этимъ катеръ пошелъ ко дну со-вершенно цѣлымъ и невредимымъ, такъ какъ вовремя успѣли залить огоан въ топкѣ и выпуетили ипры. Крушеніе про-изошдлодалеко отъ отряда, а потому катеру не могла быть подана своевременная помощь.

26 сентября, часамъ къ тремъ дня, подошди къ 16-й мидѣ, гдѣ. высадили на правый берегъ 10-ю роту Дорѳгобужскаго подка, долженствовавшую оперировать противъ Сулина со сто-роньь деревни Караорманъ, въ ночь, пршшанную генераломъ Веревкинымъ, удобною д.ія миівнйй атаки и для занятія съ тылу батарей праваго берега и уничтоженія гадьванической станціи. Для переправы по трудно прохѳдимымъ ерикамъ, дежанщмъ ш нути отъ Караѳрмаиа до Судива, подиолковни-комъ Барановекимъ былю собрапо у окрестныхъ жителей достаточное число лодокъ, которыя могли, въ общей слож-ности, поднять цѣлую роту съ провіантомъ на трое сутокъ.

Къ сумеркамъ того же дня отрядъ подошелъ къ нашему минному загражденію на 12-й милѣ.

Постановка минъ у передовыхъ непріятельскихъ укрѣпле-ній Сулина была поручена командирамъ миноносныхъ кате-ровъ, лейтенантамъ: Крускопфу, Лощинскому, Фридрихсу и Скрягину, мичману Радецкому и гардемарину графу Стро-гонову. Распоряженіе по постановкѣ мипъ было поручено лейтенанту Крускопфу, какъ старшему въ чинѣ. Гардема-ринъ графъ Строгоновъ назначенъ былъ форзейлемъ для наблюденія за непріятелемъ во время постановки минъ. Ему же было поручено извѣстить начальника отряда объ окончаніи устройства загражденія и вообще обо всемъ, что могло случиться при исполненіи этой важной работы. Для загражденія узкаго Сулинскаго рукава предполагалось вполнѣ достаточнымъ 8 сфероконическихъ минъ и такъ какъ для устрой-ства загражденія предполагалось употребить только 4 небы-строходныхъ катера, то изъ этихъ послѣднихъ каждый дол-женъ былъ взять по двѣ мины. Неудобство помѣщенія ихъ съ тяжелыми якорями на катерахъ заставило прибѣгнуть къ особаго устройства плотамъ. Они состояли изъ двухъ каиковъ, связанныхъ между собою тремя брусьями (одипъ по серединѣ и два ва оконечностяхъ). Къ двумъ крайнимъ брусьямъ прикрѣплялись 16 пудовые якоря въ видѣ сегментовъ. На передней части праваго и на задней части лѣваго каиковъ клались мины, при чемъ размѣренные минрепы ихъ были заведены, но не закрѣплены въ рымъ сегмента. Конецъ дли-ною въ 50 саженъ крѣпился за одинъ изъ крайнихъ брусьевъ, чисто обносился кругомъ плота, прихватывался крѣпко къ другому крайнему брусу и въ такомъ видѣ остатокъ его подавался на катеръ, гдѣ, будучи обнесенъ по лѣвому борту его, крѣпился за особый дрекъ. На каждомъ плоту было по два матроса (изъ коихъ одинъ минеръ), а также лотъ, топоръ и весло вмѣсто руля.

Въ такомъ видѣ катера, придя на мѣсто загражденія и построившись въ строй фронта, должны стать на дрекъ и вытравивъ во всю свой дректовъ, поставить мину, лежащую назади плота. Затѣмъ отдать схватку дректова у передняго бруска (отчего плотъ долженъ теченіемъ повернуться задомъ на передъ), положить всѣмъ (по возможности разомъ) право на бортъ, выбирая дректовъ до тѣхъ поръ, пока всѣ катера снова не будутъ въ строѣ фронта. Подобными маневрами катеровъ съ плотами достигалась правильная, въ шахмат-номъ порядкѣ, постановка минъ, и практическій успѣхъ въ этомъ дѣлѣ былъ пріобрѣтенъ многократными ученьями, еще во время стоянки отряда у д. Переправы.

При слѣдованіи катеровъ къ Сулину было приказано, въ случаѣ если катеръ форзейль дастъ знать, что непріятель-скій броненосецъ и пароходъ Карталъ стоятъ выше бона, (о чемъ ходили слухи) то катера, оставивъ плоты приблизи-тельно на 5 милѣ, должны прежде постановки минъ, построив-шись въ двѣ кильватерныя колонны взорвать непріятельскія суда и затѣмъ уже ставитъ мины.

Наконецъ получивъ всѣ инструкціи и наставленія отъ начальника отряда, лейтенантъ Крускопфъ въ 10 часовъ ве-чера отправился внизъ по Сулинскому рукаву. На буксирѣ его миноноснаго катера пошли двѣ болынія лодки съ 30 че-ловѣками охотниковъ изъ Дорогобужскаго полка, съ цѣлью уничтожитъ турецкій постъ, еслибы онъ случился близъ знака 2-й мили, гдѣ слѣдовало поставить мины. Людей этихъ пред-полагалось высадить на лѣвый берегъ, у знака 3-й мили. Для той же цѣли по правому берегу рукава было выслано 60 человѣкъ охотниковъ изъ того же Дорогобужскаго полка. Эти люди были высажены на берегъ еще въ 3 часа дня у 16 мили и въ то время когда ставили мины, они, задержан-ные трудно проходимою дорогою въ плавняхъ, едва успѣли добраться до 5 мили. Спустя часъ послѣ ухода лейте-нанта Крускопфа тронулись, напутствуемые добрыми поже-ланіями успѣха, и прочіе катера, буксируя вышеописан-ные плоты съ минами. Предполагалось, что катера окон-чатъ возложенное на нихъ порученіе къ часу ночи и что флотилія перейдетъ на боевую позицію къ разсвѣту; по этому, для того, чтобы можно было въ точности отыскать якорныя мѣста судовъ, лейтенантамъ Крускопфу и Фридрихсу было приказано послѣ постановки минъ ожидать флотилію между 3 и 4 милями, лейтенанту Скрягину около 6 мили, гдѣ должно было остановиться санитарное судно; прочимъ же катерамъ возвратиться къ отряду.

Ночь на 27 сентября была очень темна и лейтенантъ Крускопфъ потерялъ много времени отыскивая знакъ 3 мили, гдѣ предполагалось высадить охотниковъ. Катера его догна-ли, какъ впослѣдствіи оказалось, близко около этого знака, который онъ напрасно искалъ въ темнотѣ. Такъ какъ пред-полагался у этого мѣста гдѣ нибудь непріятель, то разгова. ривали шепотомъ, нарочно не становились на якорь, чтобы не шумѣть цѣпями и, чтобы не снесло теченіемъ, рѣшили малымъ ходомъ вертѣться на одномъ мѣстѣ. Въ это время нашелъ густой туманъ и катера потеряли изъ виду Крускопфа и Фридрихса вышедшаго на берегъ помогать искать знакъ 3 мили. Подъ вліяніемъ тумана, катера сомкнувшись ближе другъ къ другу и въ линіи кильватера кружились на одномъ мѣстѣ, самымъ малымъ ходомъ.

Вдругъ съ катеровъ слышатся на берегу голоса и полагая, что это разговоръ на нашемъ пикетѣ съ катера «Главнаго Командира» крикнули: «на пикетѣ! гдѣ Крускопфъ, что вы молчите? отвѣчайте!» Сдѣлали еще нѣсколько оборотовъ впе-редъ и чтобы яснѣе слышать разговоръ застопорили машину. Прислушались, нѣкоторые угадавъ турецкое нарѣчіе говорили: «да это турки, поворачиваемъ къ Крускопфу назадъ и бу-демъ ставить мины». Другіе же, напротивъ, утверждали, что это русская рѣчь, что будь это турки, они бы давно открыли огонь. Разсуждая между собою катера все подвига-лись внизъ и вдругъ увидѣли передъ собою на водѣ плаваю-щій плотъ съ двумя вертикальными столбами и сверху ихъ бревно въ видѣ перекладины. Стали толковать, чтобы это было такое? и когда разговоръ на берегу сталъ ясно слы-шенъ и замѣтна была нѣкоторая суета, то не оставалось ни-какого сомнѣнія, что это верхній турецкій бонъ; тогда по-воротили обратно и едва отошли отъ бона нѣсколько футъ, какъ раздался первый залпъ изъ ружей и десятки пуль пронеслись надъ катерами. Стали нагонять паръ и прибавлять ходъ. Турки открыли картечный огонь съ батарей обоихъ береговъ и суда стоящія ближе къ верхнему бону посылали тяжелыя гранаты, которыя сравнительно съ пулями—мухами могли быть сравниваемы съ тяжело-летѣвшими птицами. Стрѣлки, снабженные магазинными ружьями, бѣжали по бе-регу, преслѣдуя катера, по зонтамъ которыхъ, словно круп-ный градъ, стучали и царапали пули.

Во время этой густой канонады со всѣми катерами слу-чились маленькія приключенія. Такъ катеръ «Главнаго коман-дира» приткнулся на мель у праваго берега, но, благодаря своей бравой командѣ вскочившей въ холодную воду, скоро стащился, такъ что непріятель только даромъ прошелся по топкому берегу. У «Таможепнаго» катера запутался винтъ въ буксирѣ отъ миннаго плота и его несло къ бону. Въ это время катеръ «Авось», съ своимъ отважнымъ командиромъ графомъ Строгоновымъ, подходитъ къ нему на выручку, бро-саетъ ему конецъ для буксировки, но, къ несчастію, въ ту же минуту, благодаря неповоротливости своего «Авось» (типъ Торнейкрофта) становится на мель. Пока «Авось» стаскивался съ мели, «Таможенный» катеръ распуталъ свой винтъ и они пошли разомъ вверхъ. Катеръ «Свѣтланка» потерялъ плотъ съ минами, точно не извѣстно отъ какой причины, картечь-ли перебила буксиръ, или самъ оборвался, но плотъ—быстро покатилъ внизъ по теченію съ однимъ матросомъ и по счастію приткнулся на мель близко къ берегу; матросъ подтащилъ плодъ ближе къ берегу, а самъ камышами пробрался на отрядъ. Онъ хотѣлъ потопить или испортитъ мины, но не съумѣлъ этого сдѣлать. Услышавъ огонь непріятеля, лейтенанты Кру-скопфъ и Фридрихсъ понеслись внизъ по теченію на вы-ручку товарищей и встрѣтившись почти въ одинъ разъ всѣ сказали: «Вотъ теперь точно знаемъ знакъ 2 мили, давайте строиться во фронтъ и ставить мины». Построились и дойдя до перваго болѣе узкаго мѣста (минъ было только 6) начали постановку минъ, во время которой пули хотя летали, но по звуку слышно было, что это -дальнія, картечь же дѣйство-вала веселѣе и на катерѣ «Главнаго Командира» сдѣлала выбоину въ дымовой трубѣ. Затѣмъ, согласно выработанной про-граммѣ, тщательно измѣривъ глубину и благословивъ смерто-носныя орудія, опустили ихъ въ мутную воду Дуная. Было уже около 6 часовъ утра, совсѣмъ разсвѣло. Крускопфъ, Фридрихсъ и Скрягинъ остались на указанныхъ имъ мѣстахъ, а прочіе три катера, имѣя форзейлемъ «Авось», пошли къ отряду дать знать объ окончаніи успѣшной постановки минъ.

Получивъ отъ графа Строгонова увѣдомленіе объ успѣш-ной постановкѣ миннаго загражденія, отрядъ въ 6 часовъ утра, имѣя впереди себя пароходъ «Опытъ», съ приспособле-ніемъ для вылавливанія минъ (по словамъ лазутчиковъ турки ставили мины), тронулся въ путь. У 6-й мили отрядъ встрѣ-тилъ катера «Свѣтланку» и «Главнаго Командира» и вмѣстѣ съ этимъ было замѣчено, что одинъ изъ броненосцевъ Хивзи-Рахмат поднялъ на стеньгахъ боевые флаги а готовится сняться съ якоря и что на встрѣчу намъ вышли уже изъ Су-лина два парохода: Карталъ и другой деревянный трехмач-товый Сунна; Карталъ, сидящій не болѣе 3-хъ футъ, про-шелъ наше загражденіе безъ вреда для себя и замѣтивъ въ камышахъ охотниковъ и катера (Крускопфа и Фридрихса), иовернулся носомъ къ Сулину, остановилъ ходъ и открылъ по нимъ огонь. Услышавъ стрѣльбу, катера: «Авось и «Глав-наго Командира» отпросились итти полнымъ ходомъ къ кате-рамъ стоящимъ у 3 мили. Заворотивъ за мысъ и выйдя при-мѣрно къ знаку 4 мили, катера «Авось» и «Главнаго Коман-дира» увидѣли Еартала, стрѣлявшаго гранатами по нашимъ двумъ катерамъ, уходившимъ отъ него.

Катера «Поповка» и «№ 8» были застигнуты въ рас-плохъ Карталомъ, такъ какъ они стояли за мысомъ, порос-шимъ высокимъ камышемъ, изъ-за котораго выскочилъ Кар-талъ. Крускопфъ и Фридрихсъ, принимая во вниманіе свой ходъ и ходъ Еартала (12 узловъ), его ничтожное углубленіе (невыгодное для взрыва), рѣшили не атаковывать его, тѣмъ болѣе, что въ перспективѣ виднѣлись толстокожіе броне-носцы. Много снарядовъ выпущено было съ Еартала про-тивъ катеровъ; всѣ они ложились весьма близко отъ нихъ, но ни одинъ не попалъ. Затѣмъ Еарталз, видя, что его снаряды тратятся попусту, далъ ходъ впередъ и зайдя за мысъ высадилъ десантъ противъ нашихъ охотниковъ, которые подпустивъ его близко къ себѣ, дали нѣсколько залповъ, такъ что всѣ люди, бывшіе на десантномъ барказѣ, были перебиты, (у насъ при этомъ два тяжело раненыхъ). Въ это время къ знаку 4 мили приблизился «Воронъ» и сдѣлалъ нѣсколько удачныхъ выстрѣловъ по Еарталу и трехъ-мачтовому, тихо подвигавшемуся впередъ пароходу Сунна. Этого было доста-точно чтобы заставить Еарталз убраться за боны въ Су-линъ; трехъ-мачтовый же Сунна, тихо двигаясь впередъ, отвѣчалъ на выстрѣлы «Ворона» и «Утки», какъ вдругъ показался черный столбъ воды и пароходъ Сунна потонулъ, взорванный одною изъ минъ, поставленныхъ въ предшествую-щую ночь. Малый столбъ воды (который приписывали всплеску отъ снаряда) и отсутствіе звука взрыва, вѣроятно вслѣдствіе дувшаго свѣжаго N0, заставили многихъ усомниться насчетъ взрыва. Но когда повернули за мысъ, у знака 3 мили, то всѣ сомнѣнія разсѣялись. Сунна, разукрашенный боевыми флагами, дѣйствительно затонулъ поперегъ рѣки, у самаго лѣваго берега; изъ воды выходилъ только мостикъ, бакъ же находился всего въ 30 футахъ отъ берега; фокъ-мачта сломана, но не упала, гротовая же стеньга совершенно снесена(2). Это радостное событіе,—первый знаменательный результатъ двухъ - мѣсячныхъ, неусыпныхъ трудовъ, былъ встрѣченъ многократнымъ «ура» со всего отряда; всѣ по-здравляли другъ друга; на глазахъ многихъ показались слезн радости. Дѣйствительно было чему радоваться. Представьте себѣ, еслибы наши мины, вслѣдствіе нетщательной сборки или неумѣлой постановки, пропустиди бы Сунну; тогда ко-нечно всѣ 4 броненосца двинулись бы на нашу картонную флотилію и хотя сами бы пострадали отъ 6 миноносныхъ катеровъ, но вѣроятно также и то, что ни одна изъ шкунъ-птицъ не улетѣла бы отъ грозныхъ тарановъ-броненосцевъ и ихъ тяжелой артиллеріи.

Вышло нначе: затонувшій Сунна и ужасныя послѣдствія этого страшнаго взрыва заставили призадуматься не только турокъ, но и англичанъ, до тѣхъ поръ ликовавшихъ на крышѣ дома международной коммисіи и подстрекавшихъ турокъ смѣло идти впередъ. Они имъ говорили: къ вамъ русскіе идутъ сами въ видѣ хорошаго завтрака, а немного погодя вы будете имѣть цѣлый вкусный обѣдъ изъ Одессы (эти слова слышалъ мичманъ Дриженко, бывшій въ это время лазутчикомъ въ Сулинѣ).

Избавившись такъ легко отъ сравнительно сильнаго про-тивника, отрядъ судовъ, въ 8 1/4 часовъ утра занялъ позицію между 3-ею и 4 милями отъ устья Сулинскаго рукава и началъ перестрѣлку съ броненосцами Хивзи-Рахманъ и Мукадемъ-Хсшрз.Снаряды Мукадемъ-Хаира ложились отъ нашихъ судовъ не ближе 250—300 саженъ; бомбы же носоваго орудія Хивзи-Рахмана разрывались все ближе и ближе. Послѣ взрыва одной изъ нихъ у самаго борта «Ворона» приказано было отойти, тѣмъ болѣе, что наши снаряды во многихъ случаяхъ перелетали. Въ часъ пополудни сдѣлался туманъ и пере-стрѣлка прекратилась. Снаряды наши ложились хотя не дурно, но броненосцы остались на своихъ прежнихъ мѣстахъ. Къ вечеру суда флотиліи отошли отъ боевой позиціи вверхъ по рѣкѣ.

Возвратимся нѣсколько назадъ. Въ то время какъ отрядъ подошелъ къ 12-й милѣ, сухопутныя войска на островѣ Летти начали демонстрировать. Часть ихъ завязала перестрѣлку съ батареею, обстрѣливавшею тропинку по берегу моря и нѣсколько охотниковъ, подъ командою мичмана Дриженко и прапорщика Велихова, плавнями отправились въ Сулинъ для дѣйствія пироксилиновыми ракетами противъ броненос цевъ. Отряду этому все время пришлось идти плавнями, при свѣжемъ N0, по грудь въ водѣ, по колѣно въ грязи. Отъ времени до времени они присѣдали отдохнуть, но какой же могъ быть отдыхъ въ холодной грязной ваннѣ. Къ разсвѣту Дриженко не выдержалъ и впалъ въ безчувственное состояніе. Велиховъ пошелъ дальше, а Дриженко съ переводчикомъ Георгіемъ Бароссъ остались на мѣстѣ; затѣмъ, придя въ себя, Дриженко пошелъ дальше и, нигдѣ не встрѣтившись съ Велиховымъ, былъ проведенъ въ домъ международной ком-мисіи, къ греку Георгію Андосъ, который, обогрѣвъ его, по-кормидъ и одѣлъ въ чистое бѣлье. Здѣсь Дриженко проси-дѣлъ почти цѣлыя сутки, видѣлъ какъ англичане съ Соскаtrice сначала обрадовались нашему приходу и какъ были озлоб-лены послѣ взрыва Сунна. Сидя у Андоса, Дриженко едва не попался туркамъ и только что онъ, улучивъ минуту, ушедъ, какъ турки дѣлали обыскъ всего дома.

Въ ночь на 28-е сентября загражденіе было усилено поста-новкою новыхъ гальвано-ударныхъ минъ у знака 3-й мили. Послѣ этого всѣ совершенно успокоидись, жизнь, не смотря на бомбардировку, почти ничѣмъ не отличалась отъ двухмѣ-сячнаго пребыванія около Переправы. Дѣйствительно, двѣ линіи хорошаго миннаго загражденія, для турокъ, стоютъ трехъ хорошо укрѣпленныхъ, по всѣмъ правиламъ совре-менной науки, редутовъ. 28 сентября въ 7 часовъ утра, какъ только утренняя мгла разсѣялась, отрядъ судовъ занялъ прежнюю позицію, но замѣтивъ, что броненосцы нѣсколько отодвинулись, начальникъ отряда приказадъ шкунамъ и мор-тирной баржѣ приблизиться къ самому верхнему загражде-нію.

Въ 9 1/2 часовъ утра удачный выстрѣлъ изъ кормоваго ору-дія «Ворона» повредилъ самаго опаснаго для насъ изъ бли-жайшихъ къ намъ броненосцевъ Хивзи-Рахмана. Кажется, что одинъ изъ его паровыхъ котловъ былъ сильно повреж-денъ, такъ какъ густой паръ, валившій изъ всѣхъ люковъ, прямо указалъ на мѣсто поврежденія и немедленно послѣ этого броненосецъ спустился по теченію къ брекватерной моллѣ и остановился тамъ бортъ о бортъ съ другимъ броне-носцемъ и прекратилъ пары. Поврежденіе и отступленіе Хивзи-Рахмана, встрѣченное экипажемъ «Ворона» и всей флотиліи громкимъ «ура», случилось въ присутствіи генералълейтенанта Веревкина, который поздравилъ начальвика Отряда и всѣхъ бывшихъ здѣсь офицеровъ и команду съ новымъ успѣхомъ и наградилъ комендоровъ деньгами за мѣткую стрѣльбу. Послѣ этого удачнаго выстрѣла англійскій стан-ціонеръ Соскаtrice, забравъ съ собою всѣ англійскіе инте-ресы, ушелъ изъ Сулина въ море.

Съ отступленіемъ Рахмана отрядъ судовъ началъ дѣйство-вать противъ оставшагося еще въ бою броненосца передовой линіи, который ограничился только немногими выстрѣлами, ложившимися гораздо правѣе нашихъ судовъ. Сперва, это обстоятельство казалось нѣсколько страннымъ, тѣмъ болѣе что снаряды наши, особенно прицѣльные съ «Ворона», ло-жились очень хорошо, и одинъ изъ нихъ даже попалъ въ броненосца, но спустя нѣкоторое время замѣтили, что этотъ броненосецъ (Мукадемд-Хаиръ), стоитъ за насыпью, образо-вавшеюся отъ выгрузки баласта купеческихъ судовъ.

Насыпь эта совершенно скрывала отъ насъ его блиндиро-ванную батарею, не позволяла ему дѣйствовать противъ насъ и въ тоже время парализировала дѣйствія нашей артиллеріи. Результаты бомбардировки 28 сентября были болѣе удачны, чѣмъ можно было надѣяться, взвѣшивая наши и непріятель-скія средства. Если намъ удалось сбить съ позиціи одного изъ броненосцевъ и заставить отступить другого, то это можно приписать моральному дѣйствію взрыва одного изъ его пароходовъ, а равно и ихъ неудачѣ, такъ что непріятель поставилъ себя въ положеніе слабѣйшаго противника и даже не дѣлалъ ничего для того, чтобы отнять у насъ возможность пристрѣляться къ нему. Какъ о взрывѣ Сунны, такъ и о поврежденіи Хивзи-Рахмана и у насъ одной мортиры, гене-ралъ Веревкинъ телеграфировалъ своевременно командую-щему войсками Одесскаго военнаго округа, отъ котораго была получена слѣдующая телеграмма: «Удивляюсь скорой порчѣ мортиръ. Сколько сдѣлано выстрѣловъ изъ мортиръ и 6 дюй-мовыхъ пушекъ, какое дѣйствіе было ракетъ и сколько вы-пущено? Имѣете двѣ запасныя мортиры, стрѣляйте рѣже, наблюдая за каждымъ выстрѣломъ, чтобы дойти до пораже-нія броненосцевъ навѣсно бомбами. Изъ 6-ти дюймовыхъ пушекъ нужно стрѣлять только подъ небольшимъ угломъ возвы-шенія прицѣльно. Такъ придется стрѣлять изъ нихъ рѣдко; снаряды есть въ резервѣ, въ Тульчѣ. Объ углѣ увѣдомлю о сдѣланномъ распоряженіи. Мѣткая стрѣльба бомбами изъ мортиръ можетъ крѣпко повредить броненосцевъ или заста-вить уйти въ море. Котда уйдутъ, полагаю занять Сулинъ будетъ нетрудно. Если найдется необходимость починки по-врежденій, для пополненій или по другимъ причинамъ, отойти назадъ до Тульчи, то для охраненія загражденій оставить пароходъ съ нѣсколькими миноносцами и сколько нужно пѣхоты на берегу или лодкахъ». Генералд Семека.

Къ вечеру 28 сентября непріятель находился въ слѣдую-щемъ положеніи: западная часть города, защищаемая прежде двумя броненссцами, батареями, фугасами около нихъ, двумя бонами и минами между ними, послѣ бомбардировки 27 и 28 сентября, осталась только при одной 8 орудійной бата-реѣ и бонахъ, такъ какъ броненосцы отступили: Хивзи-Рахманд вышелъ изъ боя, а Мукадемъ-Хаиръ сталъ за ку-чами мусора и рѣшительно не могъ дѣйствовать, ни по на-шимъ судамъ, ни по правому берегу. Съ отступленіемъ этого послѣдняго броненосца, мины уложенныя впереди бона и фугасы вдоль берега сдѣлались недѣйствительными, по-тому что гальваническая батарея отъ нихъ, по словамъ ла-зутчиковъ, находилась на этомъ броненосцѣ. Къ вечеру 28-го сентября начальникъ отряда, имѣя въ виду давно ожидаемую минную атаку собралъ на «Воронѣ» военный совѣтъ изъ всѣхъ командировъ судовъ и катеровъ. На этомъ совѣтѣ пришли къ слѣдующему заключенію: отъ дальнѣйшей бом-бардировки безъ особой счастливой случайности не было основанія ожидать рѣшительныхъ результатовъ, потому что наши суда подошли вплотную уже къ минному загражденію, поставленному въ ночь съ 27-го на 28-е сентября, откуда нельзя было успѣшно дѣйствовать по броненосцамъ, отошед-шимъ къ Сулинскимъ молламъ, т. е. на 2 3/4 мили отъ бое-вой позиціи вашихъ судовъ и въ 1 1/2 миляхъ отъ западной части города. Продолжая бомбардировку, слѣдовало разобрать наше минное загражденіе, выловить турецкія мины, поставленныя у боновъ, развести боны и пройти съ флотиліею въ самую Сулинскую гавань, откуда нужно было сбивать при-цѣльно батарею праваго берега и завязать перестрѣлку съ броненосцами. Очевидно, что эта мѣра была ни по нашимъ средствамъ, ни по нашимъ силамъ. «Утка», «Воронъ» и «Лебедь» не могли побѣдить двухъ броненосцевъ въ откры-томъ бою и турецкій адмиралъ на этотъ разъ, не имѣя уже грозной преграды, раздѣлявшей насъ отъ него, не позволилъ бы безнаказанно стрѣлять по своимъ судамъ, поэтому хорошо бы было въ ночь на 29 сентября двинуть роту охотниковъ подъ командою подполковника Барановскаго отъ Караормана къ Сулину и взять съ тылу, грозную для миноносокъ, батарею праваго берега, хотя бы на два часа, чтобы дать возможность пройти мимо нея миноноснымъ катерамъ. Въ это же время демонстрировать со стороны острова Летти. Во время общихъ атакъ сухопутныхъ силъ, 6 миноносцевъ, построившись еъ двѣ кильватерныя колонны, по особому росписанію, взрываютъ боны и атаковываютъ по очереди броненосецъ Мукадемъ-Хаиръ до тѣхъ, поръ пока онъ не сядетъ на дно. Какъ только это произошло бы, шлюпки съ заранѣе заготовленными минами для загражденія, идутъ за катерами къ броненосцамъ, стоящимъ у молла и если они не убрались, увидѣвъ примѣръ Мукадемд-Хаира, то въ то время, когда катера будутъ производить атаку, шлюпки долж-ны поставить минное загражденіе. Разъ что это удалось, под-крѣплевія съ Летти, въ числѣ 3 баталіоновъ, занимаютъ окон-чательно городъ, строятъ на берегу батареи и проч., а фло-тилія входитъ въ портъ, откуда продолжаетъ стрѣльбу по непріятельскимъ броненосцамъ.

Предположеиныя по этому плану дѣйствія, не были, однако приведены въ исполненіе, такъ какъ получено было прика-заніе не предпринимать рѣшительныхъ дѣйствій противъ Су-лина ни морскими, ни сухопутными силами. Тогда капи-танъ-лейтенантъ Диковъ выразилъ мнѣніе, что, въ такомъ случаѣ, слѣдуетъ теперь же отступить, пока на нашей сторонѣ несомнѣнный успѣхъ, такъ какъ одною бомбардиров-кою мы никогда не достигнемъ конечнаго результата экспедиціи, тѣмъ болѣе, что для продолжительной бомбардировки не достанетъ ни угля, ни снарядовъ и, наконецъ, мортиры не выдержатъ продолжительной стрѣльбы, судя потому, что двѣ изъ нихъ уже испортились и замѣнены новыми. Генералъ-лейтенантъ Веревкинъ на другой день прислалъ съ дежур-ною шлюпкою записку къ капитанъ-лейтенанту Дикову, въ которой приказалъ ему «остановитъся на слѣдующихъ рас-поряженіяхъ: 1) «Утку» отправить немедленно къ 33-й милѣ, гдѣ и приказать ей заняться спасеніемъ утонувшаго катера, и затѣмъ идти къ Базарджику. 2) «Опыту» взять санитар-ную баржу, отвести ее въ Тульчу, а самому отправиться въ Махмудіе, гдѣ уложить новыя мины и взять 10-ю роту Доро-гобужскаго полка, которая прибудетъ туда изъ Караормана. 3) «Ворону», «Лебедю», «Сестрицѣ» и баржамъ остаться на позиціи здѣсь или на 6-й милѣ до утра и сняться только передъ разсвѣтомъ».

Придя въ Тульчу, о новомъ наступленіи перестали гово-рить, такъ какъ для этого, по мнѣнію многихъ, нужно было по крайней мѣрѣ шесть 8 д. пушекъ, а ихъ въ то время нельзя было достать, поэтому устроили два ряда загражде-ній, построили на берегу батареи и остались въ такомъ видѣ въ ожиданіи болѣе счастливаго случая.

1 октября была получена слѣдующая телеграмма отъ ге-нералъ-адъютанта Аркаса, вызвавшая многократное «ура» всего отряда и сухопутныхъ войскъ: «Въ отвѣтъ на мою «телеграмму о славныхъ Вашихъ дѣйствіяхъ, Государь «Императоръ телеграфировалъ мнѣ новое спасибо молодцамъ «нашимъ морякамъ за успѣшныя дѣйствія подъ Сулиномъ «и взорваніе Турецкаго 3-мачтоваго парохода; отличившихся «представить къ наградамъ. Сообщаю Вамъ и прошу «объявить морскимъ чинамъ порученной Вамъ флотиліи мое «сердечное спасибо и поспѣшить представленіемъ мнѣ те-«леграммою и письменно объ отличившихся въ этомъ дѣлѣ».

Лейтенантъ Лощинскій.

(1) Недавяо генералъ маіоръ Боресковь видѣлъ одну йзъ минъ, вынутую изъ воды у Сулина пнженеромъ Европейской междуиародной комиисіи г. Колемъ. Мина эта состоитъ изъ прочнаго желѣзнаго цплиндрическаго корпуса съ при-клепанными къ нему плоскими крышею и дномъ; длина или высота корпуса равна 4 ф. 3 д , при діаметрѣ въ 3 ф. 8 д. Пороховая камера, занимая около четвертой части цилиндра, вмѣщала около 500 англійскихъ фунтовъ обыкновен-наго пороха (около 14 русскихъ пудозъ), насыпавшагося черезъ особое отвер-стіе, сдѣланное въ стѣнкѣ миннаго корпуса, сбоку камеры и спабженное гер-метическимъ затворомъ. Зарядная камера отдѣлена перегородкою отт, остальной части цилиндра, служащей воздушною камерою; въ перегородкѣ и нижнемъ днѣ мины сдѣланы отверстія, приходящіяся одно противъ другого, въ которое вставляются желѣзная труба съ западами и запалыіымъ снарядоиъ. Открытый конецъ трубы, выходящій наружу, снабженъ герметическою укупоркою; стѣнки же закрытой оконечности трубы, входящей въ камеру, ииѣютъ отверстія, слу-жащія для передачи огня заряду, заключенному въ камерѣ. Труба ванолнялась порохомъ, и въ нее входили два запала, срощенные вмѣстѣ для одновременнаго воспламенепія; концы проводниковъ запала, на длинѣ, соотвѣтствующей высотѣ запальной трубки, соединяются своею изолировкою, которая утолщается въ этомъ мѣстѣ и покрывается слоемъ гуттаперчи, образующимъ пробку для закры-ванія наружиаго отверстія запальной трубы. Запалъ составляла деревянная цилиндрическая коробка съ пропущенннми черезъ пее двумя мѣдными проволо-ками проводниковъ, соединенныхъ между собою особымъ запаяьнымъ мостикомъ состоявтимъ изъ двухъ пдатиновнхъ проволокъ и удлиненнаго призматическаго уголька между пими. Каждая изъ проводокъ однимъ изъ концовъ припаяна была къ концу соотвѣтствующаго ей проводника, а другимъ крѣпилась въ желобки въ соотвѣтствующей оконечности уголька. Уголекъ былъ введенъ между прово-локами, очевидно, для увеличенія сопротивленія запала. Запалъ заряжался мел-кимъ англійскимъ порохомъ, прикрызавшимся рыхлымъ, взрывчатымъ хлопкомъ, окружавшимъ мостикъ и служившимъ пыжемъ запалу; снаряженный запалъ закры-вали деревяпною крышкою и засмаливали. Мины предполагалось воспламенять исключительно по желанію, батареею Левланше, по одному металлическому проводнику, замѣняя другой такой проводникъ водою. Для сообщенія съ водою служии цивковые листы, прикрѣплявшіеся къ стѣнкѣ. Работы по устройству мшшаго заграждепія у Сулина былп поручены англійскому лейтенанту Сендмену (Sandman), блистательно коичившему курсъ въ Чатамской торпедной школѣ. Сепдменъ погрузилъ въ Сулинскомъ рукавѣ всего 12 минъ, (по 6 у каждагj бона) устанавдивая ихъ на якоряхъ, пустотою внизъ, что дѣлалось вѣроятно съ цѣлью приблизить зарядъ къ взрываемому судну, хотя и въ ущербъ остой-чивости мины. Сверхъ минъ оставался слой воды, толщиною въ 18 футъ, такъ что при гдубинѣ рѣки въ 25 футъ, мины иаходились въ самомъ незначитель-номъ разстояніи отъ дна рѣки.

(2) Корреспондеить «Аппу апй №аѵу багеііе» говоритъ: мина ударила паро-ходъ и взорвалась подъ бакомъ, который при этомъ былъ сильно поврежденъ, носовня орудія быіи сброшены съ своихъ станковъ а старшій офицеръ лодкн, стоявшій на полу акѣ, убитъ. Старшій офицеръ Мукадемі-Хащ*, стоявшій на мостикѣ парохода (въ ка-чествѣ охотника) былъ сброшенъ въ трюмъ, при чемъ сломалъ себѣ обѣ ноги и такъ расшибся, что черезъ нѣскодько времени умеръ.

Оглавление
Назад


Главное за неделю