Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Алексей Лебедев. Жизнь и сердце — Флот!


Алексей Лебедев
1912-1941
Лейтенант

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Превыше мелочных забот,
Над горестями небольшими
Встает немеркнущее имя,
В котором жизнь и сердце — Флот!

Идти над пеной непогод,
Увидеть в дальномере цели
И выбрать курс, минуя мели,—
Мысль каждая и сердце — Флот!

В столбах огня дай полный ход,
Дай устремление торпеде.
Таким в боях идет к победе
Моряк, чья жизнь и сердце — Ф лот!

СМЕРТЬ НАХИМОВА

За окном тяжелый грохот боя,
Жмутся к стеклам ветки тополей,
Флагмана зовут в поход с собою
Тени белокрылых лебедей.

Слышит он призывный голос меди,
Видит в море уходящий флот.
...Умирает флагман и к победе
Русские суда не поведет.

Пробивает кровь бинты тугие,
Врач подносит терпкое питье.
Видит флагман горькую Россию
И матросов — сыновей ее.

Стынет лоб его в предсмертной стуже,
Шепчет флагман в ветер ледяной:
«Старший друг мой, Николай Бестужев,
Это ты пришел сюда за мной,

Я иду». И падает в подушки
Голова, чтоб не подняться вновь.
...На Малаховом грохочут пушки,
День высок, и ветер сушит кровь.

ПЕРВЫЙ ВЫХОД

Уже зарей окрашен клотик,
Залив сугробами одет,
И в час, объявленный на флоте,
Влетает в кубрики рассвет.

И ветер в мачты бьет с разбега,
Холодный, синий, как волна,
И смыты с лиц блестящим снегом
Остатки утреннего сна.

Зима на палубе проходит,
Смывает льдины у бортов.
Поют нам дудки о походе
В далекий голубой Рамбов.

Гармоника вскипает маршем,
Десант выходит с корабля.
Да здравствует родная наша
Большая снежная земля!

Свистят просмоленные лыжи,
Прокладывая путь в снегу,
И все отчетливей, все ближе
Маяк на дальнем берегу.

А впереди холмы и сосны,
Увиденный в бинокли край,
И день, сверкающий, как россыпь
Холодных зерен серебра.

КОМПАСНЫЙ ЗАЛ

В дубовом паркете картушка компаса,—
Столетье, как выложил мастер ее.
Над нею звезда полуночного часа,
Касается румбов лучей острие.

В скрещении гулких пустых коридоров
Стою и гляжу напряженно вперед,
И ветер холодных балтийских просторов
В старинные стекла порывисто бьет...

Из дедовских вотчин, из всех захолустий,
Куда не доходят морские ветра,
Барчат увезли и теперь не отпустит
Железная воля и руки Петра.

Сюда, в Петербург, в мореходную школу,
И дальше — на Лондон или Амстердам,
Где пестрые флаги трепещут над молом,
Где в гавани тесно груженым судам...

Об этом я думал полуночным часом,
О славе, о бурных дорогах ее...
Звезда высока над картушкой компаса,
Касается румбов лучей острие.

ПРОЩАНЬЕ

Мы попрощаемся в Кронштадте
У зыбких сходен, а потом
Рванется к рейду легкий катер,
Раскалывая рябь винтом.

Вот облаков косою тенью
Луна подернулась слегка,
И затерялась в отдаленьи
Твоя простертая рука.

Опять шуметь над морем флагу,
И снова, и суров, и скуп,
Балтийский ветер сушит влагу
Твоих похолодевших губ.

А дальше — врозь путей кривые,
Мы говорим «Прощай» стране.
В компасы смотрят рулевые,
И ты горюешь обо мне.

...И если пенные объятья
Нас захлестнут в урочный час,
И ты в конверте за печатью
Получишь весточку о нас,—

Не плачь, мы жили жизнью смелой,
Умели храбро умирать,—
Ты на штабной бумаге белой
Об этом сможешь прочитать.

Переживи внезапный холод,
Полгода замуж не спеши,
А я останусь вечно молод
Там, в тайниках твоей души.

И если сын родится вскоре,
Ему одна стезя и цель,
Ему одна дорога — море,
Моя могила и купель.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю