Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Игорь Кравченко. Русский остров


Игорь Кравченко
1936
Майор медицинской службы

ОКЕАН

Между Россией и Америкой
лежит Великий океан.
Вода прозрачная у берега —
и в день погожий, и в туман.
Но сколько темного и смутного
в его холодной глубине...
А по орбитам мчатся спутники,
как голуби в голубизне.
И мысль вперед ведет, как азимут,
(такая уж сейчас пора)
в культуры древние Евразии
и в микрокосмосы ядра.
И сколько новых тайн изучено,
и теорем разрешено!
Но немы донные излучины
и Тускароры тускло дно.
Дрожит обшивка в напряжении,
и в батискафе тишина.
Очередное погружение —
вдруг в этот раз достигнут дна?
И там, среди нагроможденья
обломков скал найдут вулкан.
Он, волны приводя в движенье,
штормит Великий океан.
Цунами от пролива Беринга
до австралийского песка
идут тараном в оба берега
и точат два материка.

РУССКИЙ ОСТРОВ

Этот остров у края России,
видно, Русским был назван не зря.
Здесь косые дожди моросили
и неяркая тлела заря.
Стая ландышей летние росы
в белых клювах несла на весу.
На обрывах качались березы,
сыроежки краснели в лесу.
От земли, маслянистой и жирной,
поднимался туман до звезды,
мельтешила крылатая живность
у тяжелой от рыбы воды.
Так лежал неразгаданный остров,
словно в поле оставленный плуг,
словно лемех отлаженный, острый,
ждущий крепких и опытных рук.
Вился пух над полянами птичий,
плуг проваливался по рукоять.
Но издревле ведется обычай —
на границе дозором стоять.
И отложены плуг и лопата —
чернозем заковался в гранит.
И границы российские свято
этот остров столетье хранит.
Потому со скалистых утесов,
оттесняя орлов с высоты,
над телами российских матросов
сквозь туман проступали форты.
А вверху полыхали Стожары,
вышины голубые столбы,
словно отблеск великих пожаров
славных дел и нелегкой судьбы.

БАЛЛАДА О КОМАНДОРЕ

Над волнами берег далекий
натянут, как витый канат.
Скользит мимо острова легкий,
пронизанный ветром, фрегат.
Над зыбкою палубой вздуты,
как тучи, его паруса.
Бежит от бушприта до юта
лучей золотых полоса.
В закате проходит он бухту.
Вдоль борта, как в свете костра,
мерцают то медные буквы,
то пушки «Святого Петра».
На палубе тень командора.
Сквозь пенистый гулкий прибой
он берега ловит узоры
граненой подзорной трубой.
Он видит тесовый поселок,
куда-то идущих людей...
Но где силуэт треуголок,
где быстрый аллюр лошадей?
Он слышит протяжные звуки,
у пристани что-то дымит...
Где Стеллер? Где муж сей науки?
Наверное, он объяснит?
Кто островом ныне владеет?
Что в небе летит над водой?
И тень командора редеет,
как в полдень туман голубой.
Под утро в песчаную землю,
как велено, надобно лечь.
Но каждому шороху внемля,
он ловит далекую речь.
А ветер несет ему глухо,
как зреет у сопок трава.
Но Беринг слабеющим слухом
вдруг русские слышит слова.
Они его вновь воскресили!
Исчезли сомненье и страх.
Так, значит,
              поныне Россия
на этих стоит берегах!
На волнах далеким пожаром
закат предосенний дрожал...
Он верил, он знал, что недаром
в земле этой дальней лежал.

КИТЫ

По волнам ночного океана,
под покровом звездной темноты,
движутся загадочно и странно
исполины — синие киты.
Напрягая плавники стальные,
спорят с океанскою волной,
словно убегают от стихии,
что была им некогда родной.
Что их гонит? Что животным надо?
Логике природы вопреки,
день и ночь плывет куда-то стадо,
впереди бессменно вожаки.
Но зрачки китов не ловят солнце,
сохнет в зеве сморщенный язык,
потому что из планктона стронций
в печени гигантские проник.
И тогда инстинкт, что жил от века,
что дремал огнем в сухой золе,
их погнал к стихии человека,
к теплой и загадочной земле.
Может есть надежда на спасенье
там, на грани моря и земли?
Метеоров огненных каменья
рушатся за волнами вдали.
К берегу приблизясь на рассвете,
совершив последний разворот,
преодолевая рифы, ветер,
стадо устремляется вперед...
Вновь прибой тревожит наши души,
чаечий протяжно стонет хор.
И лежат киты на кромке суши —
тучи мух летят с окрестных гор.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю