Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

Осенне-зимняя стоянка в базе

Погода, на удивление в этом году радовала, до конца октября снега так и не выпало. И мы долго носили бушлаты вместо шинелей, как обычно в это время. Пока полярная ночь не ограничила видимость, я имел возможность наблюдать в мощную оптику с ГКП (главного командного пункта) «Таврии» за проходящими по Кольскому заливу кораблями. Ведь посёлок Горячие Ручьи, где находилась наша бригада, располагался ближе к выходу в море, чем основная база надводного флота - Североморск, и всё движение проходило на наших глазах. С большим интересом я рассматривал в деталях самые современные на тот момент авианесущие и атомные ракетные крейсера. Таким ударным флотом действительно можно было гордиться!

К ноябрьским праздникам мне присвоили звание старшего матроса. Но командир нашей боевой части, уже сдающий свои полномочия новому механику, остался не доволен таким повышением. Оно показалось ему недостаточным. Поэтому едва успел я прикрепить по одной золотистой полоске на свои погончики, как вышел следующий приказ о новом звании. Так в течение нескольких дней я из матроса, без прохождения старшинского курса в учебном отряде, превратился в старшину второй статьи, что соответствовало армейскому младшему сержанту. Слава богу, в бригаде было не принято отправлять в «учебку» кандидатов в младшие командиры. Наверно, чтобы не отрывать людей от дела, ради этих никому не нужных курсов. Так что мне пришлось подшивать дополнительные знаки отличия – ещё по одной полоске на погоны и погончики. Кроме того, я стал командиром отделения электриков, поскольку парень, который занимал эту должность в течение последних пол года, уволился в запас.

В ноябре полярная стужа наверстала упущенные позиции. Пришли снега и морозы. Вступила в свои права полярная ночь. Небо почти круглые сутки оставалось темным, и время мы теперь наблюдали только по часам. Поход на Балтику для запланированного гарантийного ремонта на польской верфи всё откладывался. И ожидалось, что новый, 1988 год мы встретим в родной базе. Но до этого состоялось ещё несколько знаменательных событий. В середине декабря пошёл финальный отсчёт – знаменитые сто дней до приказа об увольнении. Я, как положено по традиции, купил измерительный метр – для отслеживания оставшегося времени. И каждый день отрезал по сантиметру. Так наглядно было видно, как тает срок службы. А тридцатого декабря я встретил свой последний на военной службе день рождения, двадцать первый по счёту. Много это или мало? Что успел сделать, чего добился, как жить дальше? Такие вопросы теснились у меня в голове.

Утром встал поздно, около восьми часов, на подъём флага. Сегодня день рождения и у молодого матроса из моей боевой части, и очередная годовщина образования нашей страны - Советского Союза. Поэтому поднимают не только военно-морской флаг на корме, как положено во время стоянки в базе, и гюйс - красный флаг со звездой на носу, но и Государственный флаг, и флаги расцвечивания. После этого, по традиции, замполит перед строем поздравляет именинников. После построения опять ныряю в кубрик, в свою койку. До обеда провалялся – спал, читал. Праздник у меня всё-таки. А к обеду когда, наконец, рассвело, я вышел на верхнюю палубу, посмотреть на свой день. По правде, говоря, днём это назвать можно было с большой натяжкой. Так, скорее светлые сумерки в течение двух-трёх часов. Небо над сопками на юго-западе светилось мягким нежно-розовым светом, а на востоке было голубым, с тусклым золотым диском луны, и быстро темнело. Снег на сопках, окружающих бухту, в свете утренней или вечерней, трудно сказать даже какой зари, казался девственно чистым, мягким и нежным. За бортом стоял мороз градусов двадцать пять - что, в общем, не так уж много. Но следует принять во внимание высокую влажность этого края и очень малое количество безветренных дней. Тогда станет понятно, насколько здесь суровый климат. Конечно, служить на севере лучше, на корабле. Во внутренних помещениях почти всегда тепло и уютно. А я стоял на верхней палубе и любовался панорамой Кольского залива. Его тёмная вода сильно парила на морозе. Пар этот поднимался вверх, где-то вдали сливался с ватными слоистыми облаками и скрывал противоположный берег. Было тихо, сумрачно. У причалов неподвижно застыли корабли бригады. Вот прозвучала команда по трансляции, загорелись сигнально отличительные огни и сигнальщики спустили все флаги. День окончен. Предпоследний день года.

Новый год встретили хорошо, весело. Как раз в ноль часов сменился с дежурства и до четырёх часов утра смотрел телевизор. А до этого была самодеятельность, показали несколько шуточных номеров в духе времени. Уже начинали сказываться веяния перестройки. Потом фотографировались на память. Хотя на корабле по соображениям секретности это делать было запрещено. Однако в моём ДМБовом альбоме храниться большая коллекция снимков, сделанных в ЦПУ (центральном посту управления БЧ-5), машинных отделениях, помещениях РГЩ (главный распределительный щит электропитания) и на других боевых постах. Поскольку вспышки на фотоаппарате у нас не было, то для съёмки во внутренних помещениях мы приспособили для подсвечивания лампу, мощностью в один киловатт. Правда она очень сильно грелась, и приходилось её часто отключать для охлаждения. Фотографировались, конечно, нелегально. Тогда ещё сохранялась мания секретности, причём часто совершенно необоснованной, а порой прикрывавшей чью-то глупость и халатность. Наверно, это было наследие сталинских времён. Кстати, пример в соблюдении режима секретности задавал сам командир корабля. Перед уходом на гарантийный ремонт в Польшу на боевых постах старательно вымарывался номер нашей войсковой части из всех инструкций. Видимо это был самый страшный секрет на корабле. А по приходу в Польшу командир решил показать пример подчинённым и лично вышел руководить утренней зарядкой экипажа. При этом он надел свитер из корабельного имущества. На спине, как положено, крупным шрифтом была нанесена маркировка - номер нашей войсковой части. Да, именно тот номер, который старательно удаляли из инструкций! Какие уж тут могут быть комментарии?

Вперед
Содержание
Назад


Главное за неделю