Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

На новом месте

До Нового года, можно сказать, у меня был щадящий режим адаптации. В течение месяца осваивался в новых условиях, привыкал к корабельному укладу жизни. Нужно было изучить расположение помещений, какие смежные отсеки находятся слева, справа, сверху и снизу от твоего боевого поста, а в идеале от любого места, на котором находишься в данный момент. Надо было знать основные технические данные и корабельные системы, маркировку дверей, люков, горловин, расположение средств борьбы за живучесть. Нужно было уметь быстро передвигаться по трапам, ориентироваться при тусклом аварийном освещении или даже в полной темноте, чтобы по тревоге занять место на своём боевом посту. Обязательно требовалось знание средств индивидуальной защиты – изолирующего противогаза, костюма химической защиты, устройств пожаротушения, приспособлений по борьбе с водой и умение пользоваться ними. И это только общие знания и навыки, необходимые каждому члену экипажа. Кроме того, нужно было сдать экзамен «на заведование», то есть на знание закреплённого за тобой оборудования. А у электрика без преувеличения, можно сказать, что это весь корабль. Электрические кабели и провода пронизывают весь корпус. Сигнальные огни находятся даже на самой верхней части – топе мачты, а чувствительные датчики - в самых глубоких цистернах и кофердамах - пустых промежуточных отсеках между цистернами. Поэтому на дежурство пока не допускали даже в качестве дублёра. К сожалению, подготовка специалистов на корабле тоже оставляла желать лучшего. Тот же формальный подход, что и в «учебке», проведение мероприятий только для отчётности. Видимо, такое же положение было по всему флоту. И неудивительно, что в последующие годы произошёл целый ряд крупных аварий и катастроф, самыми известными из которых стала гибель стратегического подводного ракетоносца, нёсшего боевую службу в Атлантике у берегов США, и многоцелевой подлодки «Комсомолец» в Баренцевом море.

Суда, на которые мы попали, были одного проекта и похожи, как братья- близнецы. И «Архипелаг», на котором начал службу я, и «Пелорус», на который зачислили второго курсанта из нашего учебного отряда, были переоборудованы в разведывательные из гидрографических. Эти небольшие суда не имели никакого тяжёлого вооружения. Исключение составляло ручное автоматическое оружие и гранаты боевого взвода, а также личное оружие офицеров/мичманов. Боевой взвод состоял из операторов радиотехнической службы. Правда, однажды и мне тоже довелось пострелять. Старослужащим видимо не хотелось мёрзнуть. А нас - молодых матросов вывезли на заснеженное стрельбище. Там пришлось долго ждать своей очереди. Ребята отряда боевых пловцов стреляли то из автоматов, то из пистолетов, потом по команде бежали к мишеням, опять возвращались и стреляли. Наверно при такой интенсивной подготовке они чувствовали оружие как продолжение рук. Мне же его больше держать не пришлось. В этом отношении гораздо больше дала военная подготовка в школе с играми «Орлёнок» и «Зарница». Тогда я мог за считанные секунды разобрать и собрать автомат Калашникова – основное стрелковое оружие Советской Армии.

При угрозе захвата корабля противником, при вероятности нападения подводно-диверсионных сил или нахождении у чужих берегов моряки несли вахту с оружием на верхней палубе. А в остальном только лишь военно-морской флаг и военная форма экипажа выдавали принадлежность к военному флоту. Но так было не всегда. Я видел фотоальбом о походах кораблей бригады в прежние годы. Тогда моряки срочной службы при нахождении в море для маскировки носили гражданскую одежду. А на одной из фотографий лицо старшины первой статьи, как указывала подпись, украшала окладистая «адмиральская» борода.

Корабли бригады непременно участвовали во всех военно-морских манёврах, как советского, так и флотов стран НАТО в Атлантике. Тогда обязательно проводили слежение за всеми перемещениями. Ведь любая война начинается с развертывания сил. Наши корабли-разведчики проводили патрулирование в ближней зоне – район Шетландских островов (севернее Великобритании), и в дальней – район Кубы и Флориды. Операторы вели радиоперехват переговоров, отслеживали все действия вероятного противника. Товарищу, попавшему на «Пелорус» повезло. Весной его корабль на пол года ушёл в тропические широты Атлантики - дальнюю зону. «Архипелагу» же предстояло стать «в завод», на доковый ремонт. И меня ждали все «прелести» этого мероприятия. Но постановка на заводской ремонт намечалась на январь следующего 1986 года. А вот сам новогодний праздник приятно удивил обилием вкусных вещей и оставил приятное впечатление. Надо сказать, что корабельное питание, вообще на порядок качественней и вкуснее, чем в береговых частях. Тем более что на таких небольших судах, как наше, имелся только один камбуз, и пища готовилась для всего экипажа, а не отдельно для офицеров/мичманов, и отдельно для моряков срочной службы. В свой день рождения перед новым годом я отсыпался. Такая традиция была на кораблях бригады. В день рождения любой моряк срочной службы, даже совсем немного прослуживший, мог отдыхать и чувствовать себя человеком. Зато в остальные дни года приходилось выполнять тяжёлые, грязные работы, стоять дежурства и вахты, что естественно, было связано с хроническим недосыпанием. Только после полутора лет службы появлялись разного рода «привилегии». Конечно, это ни в коей мере не было связано с уставом. Но, тем не менее, эти неписанные правила обычно действовали чётко. Хотя бывали и некоторые исключения.

Вперед
Содержание
Назад


Главное за неделю