Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

Опять на суше

Экипаж для нового корабля собирали со всей бригады. Разместили нас сначала на небольшом списанном судне под названием «Репитер». После действующего корабля, несущего боевое дежурство с периодическими перешвартовками, выходами в море и прочими беспокойными мероприятиями жизнь на новом месте показалась отдыхом в санатории. И я думаю, что эту передышку заслужил честно. Минимум нарядов, полноценный сон и спокойная жизнь помогли прийти в себя. Мы имели возможность заниматься спортом, ходили играть в футбол среди окрестных сопок. Молодой замполит-комсомолец пытался организовать культурно-массовую работу. Прошли соревнования по подъёму переворотом и подтягиванию на турнике, военно-морская викторина и шахматный турнир. Через некоторое время старенькое судно, на котором мы временно обосновались, пошло на слом. И мы окончательно сошли на берег. Нас перевели в деревянное здание клуба. Пожалуй, единственным минусом было питание в береговой столовой. После пищи, приготовленной на корабельном камбузе, кушать там было практически невозможно. Выручал гарнизонный магазин. А по службе на берегу делать было совсем нечего. После обеда начинался адмиральский час, и часть экипажа укладывалась спать часа на три. А те, кто проснулись раньше или вообще не хотели спать, занимались своими делами: читали, писали письма. Один старшина из операторов радиотехнической службы и секретарь комсомольской организации по совместительству, почитывал самоучитель английского языка. И я подумал, что было бы неплохо тоже заняться иностранными языками, а также попытаться вспомнить институтские науки. Но подходящей литературы не было. Такая вольготная жизнь продолжалась около двух месяцев. Правда длительное бездействие начало действовать на нервы. Очень хотелось поскорей сменить обстановку.

В конце сентября мы побывали в Мурманске и немного приобщились к цивилизации. Город большой, современный, особенно по сравнению с нашим «медвежьим углом». Стены зданий покрашены в разные цвета. Наверное, это было сделано для того, чтобы оживить унылый большую часть года заполярный пейзаж. Мы пообедали в ресторане и приобрели сумки в центральном универмаге для предстоящей поездки за рубеж. Ведь корабль ждал нас – приёмную команду в Польше, на Северной верфи города Гданьск. Затем нам выдали гражданскую одежду. Польша на тот момент всё ещё была социалистической страной, но отношение к советским военнослужащим у поляков было неоднозначным. Тем более что мы собирались ехать в самое логово профсоюза «Солидарность», который за несколько лет до этого организовал массовые забастовки на польских судоверфях, что привело к введению военного положения в стране. А глава «Солидарности» и будущий президент Польши – Лех Валенса, работал электриком на Северной верфи во время этих событий и активно участвовал в политических выступлениях. Поэтому, чтобы не привлекать излишнего внимания, нас и переодели в гражданскую одежду. Жить нам предстояло в гостинице курортного местечка Сопот около Гданьска. В то время Сопот был известен своим песенным фестивалем, проводившимся каждое лето в открытом театре «Лесная опера». Так что мне предстояло побывать в местах, которые до этого видел лишь по телевизору.

В октябре, единственный раз за три года службы на севере мне удалось увидеть яркое и разноцветное полярное сияние. Ведь это довольно редкое явление. И картина получилась впечатляющая. Тёмные громады сопок, а над ними, словно огромная перевёрнутая чаша, звёздный купол небосвода. Над вершинами сопок в мягком тёмно-синем бархате неба висит огромный оранжевый диск луны. А немного выше ярко светиться отражённым солнечным светом далёкая планета. Во всю ширь неба протянулись светящиеся бледно-зелёным светом полосы северного сияния. Они похожи на очень высокие облака. Но вот картина быстро меняется. Теперь сияние напоминает тоненькие невесомые занавески. Они колышутся, будто от лёгкого дуновения ветра, хотя стоит абсолютная тишина, беспрерывно меняют свою форму, переливаются зелёным, розовым, жёлтым цветами. И всё это в холодном арктическом безмолвии. Вот картина меняется опять. Сияние принимает вид лучей. Они начинаются в зените и радиально расходятся по всему небу. Говоря современным языком, похоже на изумительно красивое лазерное шоу. Только это представление глобального масштаба, видимое на огромных расстояниях.

А ещё я увидел настоящую «Акулу». Да, именно ту, самую большую в мире атомную подводную лодку с ракетным отсеком, расположенным не позади боевой рубки, как обычно, а перед ней. Один из плавучих причалов, у которых стояли корабли нашей бригады, находился на некотором удалении от остальных в глубь залива. В первый момент, когда субмарина, появившаяся с той стороны и шедшая на выход в море, оказалась на одной линии с нашим удалённым четвёртым причалом, мне показалось, что она находится рядом с ним. Даже мелькнула мысль: «Почему подводная лодка швартуется к нашему причалу?». Лишь присмотревшись, я понял, что она проходит гораздо дальше, фарватером посредине залива на расстоянии не меньше морской мили. И только из-за её гигантских размеров создаётся такое обманчивое впечатление.

Вперед
Содержание
Назад


Главное за неделю