Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

Рухнувшие начинания

В 1803 году при активном содействии пра­вительства группа поморских капиталистов (Анфилатов, Митрополов и др.) учредила Бе­ломорскую промысловую компанию. Ее по­кровителем и акционером (внес 42 тысячи рублей) являлся министр коммерции Н. П. Румянцев. Казна предоставила компании ссу­ду в 150 тысяч рублей. Царь Александр I в знак одобрения намерений компании купил 10 акций по 250 рублей каждая. Общий капитал компании составил 444 тысячи рублей.

Правление ее купило более десятка раз­ного типа судов, среди которых выделялись корабли "Александр Невский", "Граф Румян­цев", "Князь Константин", транспортный шлюп "Пчела".

Местом базирования промысловых и тор­говых судов была избрана Екатерининская гавань. По подряду компании Кольский купец Алексей Попов построил в гавани жилые и производственные помещения, соорудил при­чал и подсобные службы.

Непосредственно деятельностью компании руководил опытный поморский промышлен­ник Влас Ермолин. На Шпицбергене было устроено зимовье для зверобоев - "груманланов", наняты бывалые работники и судовые кормщики.

Первые мероприятия прошли удачно. В ок­тябре 1805 года с Новой Земли в Екатеринин­скую гавань возвратилось судно "Святой Ни­колай и Федор" (23 человека), которое доста­вило добытых моржей, тюленей, морских зай­цев, песцов и оленей на 4141 рубль, чистая прибыль составила 1057 рублей. "Александр Невский" отвез в Петербург на продажу 189 тонн трески и палтуса.


Екатерининская гавань. Первые поселения.

Однако в сентябре 1805 года во время жес­токого шторма разбился корабль "Святой Ни­колай и Максим", шедший со Шпицбергена с промысловой добычей, затем погибли суда "Зосима и Савватий" и "Святой Михаил". В Северной Атлантике французский фрегат 8 июня 1806 года захватил "Графа Румянцева", команду 48 человек взял в плен, а разграблен­ный корабль сжег. Наполеон объявил блокаду Британских островов. Торговля в портах се­веро-западной Европы нарушилась. Компания стала нести убытки. Вместо промыслов заня­лась скупкой рыбы, сала и других продуктов у поморов и лопарей.

Несмотря на потери, компания не хотела свертывать свою деятельность, обратилась к правительству с прошением о передаче в ее собственность местности вокруг Екатеринин­ской гавани и сооружений Кольского острога, который "совершенно обветшал и напрасно гниет", на дрова для салогрейни, устроенной на острове Екатерининском. 12 июня 1806 го­да Комитет министров дал согласие на отвод компании Екатерининского острова "с услови­ем, чтобы возвратить оный в ведомство Ад­миралтейств-коллегий, если бы представилась надобность в гавани для военных судов или других потребностей". На уничтожение ста­ринного Кольского острога правительство не согласилось.

После присоединения России к континен­тальной блокаде Британских островов обост­рились наши отношения с Англией. 5 мая 1809 года у входа в Кольский залив появился английский фрегат, который стал обстрели­вать из пушек поморские суда и рыбацкие становища. 7 мая англичане захватили Ека­терининскую гавань, взяли в ней десять су­дов, принадлежащих компании, 7862 пуда ржаной муки, 5318 пудов соли, 6526 пудов рыбы, значительное количество крупы, горо­ха, толокна, сала, мяса, запасы пеньки, верев­ки, якоря, свечи, гвозди, доски, промысловые снасти, инструменты, посуду и т. п. общей стоимостью 48.272 рубля 50 копеек. Кольский городничий Иван Владимиров отправил до­несение губернатору о том, что "неприятель находится в Екатерингавани, овладев оною и взяв тут разных купецких 7 судов, в том чис­ле Кольских 4, а строение опустошает". Все награбленное командир фрегата Андрей Уэлс отправил на захваченных судах как военную добычу в Англию.

Утром 17 мая англичане покинули Екате­рининскую гавань и обосновались на острове Кильдине, продолжали грабить и разрушать рыбацкие становища на Мурманском берегу.

В 1813 году Беломорская компания, обре­мененная долгами, обанкротилась. В Екатери­нинской гавани остались следующие пост­ройки: две казармы площадью по 150 квад­ратных метров каждая, стоявшие возле пере­шейка, кузница, баня, коровий хлев, купорная изба с кладовыми на угоре, светелка с гол­ландской печью (жилье приказчиков), погреб, контора и кухня, склады. Желающих продол­жить дело не нашлось. Часть имущества была продана с торгов. Пайщики получили лишь двенадцатую долю вложенного капитала. Ека­терининская гавань опустела.

В июле 1822 года ее посетил известный исследователь Арктики Ф. П. Литке. "Нельзя вообразить стоянки безопаснее и спокойнее, чем эта гавань", - писал он. Литке отметил непригодность Колы как порта: "Кольская гу­ба под самым городом столь мелка, что самые малые суда только в полную воду туда прихо­дить могут".

В 1826 году Морское ведомство отправило для описания берегов Кольского полуострова гидрографа М. Ф. Рейнеке и штурмана Я. Харлова. Они определили астрономические координаты гавани и ее пригодность для сто­янки судов. Местность была почти безлюд­ной: "Близ гавани пасутся олени, принадлежа­щие колянам... На мысах, южнее Екатеринин­ской гавани, находятся рыбачьи хижины и ве­жи (шалаши), обитаемые с весны до июля ло­парями, приходящими для ловли семги".

В результате поражения в Крымской войне Россия по Парижскому трактату 1856 года ли­шилась права иметь на Черном море военный флот и береговые укрепления. После отмены крепостного права, в эпоху великих реформ, в правящих верхах России возникла идея ком­пенсировать ослабление позиций на юге со­зданием военно-морской базы на севере, в од­ной из незамерзающих бухт Мурмана.

Для ознакомления с местностью в 1870 го­ду из Кронштадта вышла эскадра под коман­дованием вице-адмирала К. Н. Посьета, в со­став которой входили корвет "Варяг", клипер "Жемчуг" и шхуна "Секстан". Вместе с Посьетом на Мурман ехал покровитель рос­сийского флота, сын Александра II, великий князь Алексей, которого сопровождали луч­шие специалисты и знатоки мурманских вод: профессор Н. Я. Данилевский, академик А. Ф. Миддендорф, натуралист Ф. Ф. Яржинский; из Архангельска прибыли к нему гу­бернатор Н. А. Качалов, промышленник, пыл­кий сторонник развития Севера М. К. Сидо­ров, поморские купцы и мореходы.

20 июля 1870 года великий князь и его окружение осматривали Екатерининскую гавань. Сошлись на мнении о необходимости создания на Мурмане - в Екатерининской га­вани или на Кильдине - портового города. Окончательно вопрос должны были решить в Петербурге после всестороннего обсуждения в Морском ведомстве.

3 сентября, возвращаясь с Мурмана, эскад­ра прибыла в Копенгаген, и здесь плаватели узнали о том, что накануне под Седаном по­терпела полное поражение от пруссаков французская армия, в плен попал и император Наполеон III.

Это событие изменило международную об­становку в Европе. Россия в одностороннем порядке отменила ограничительные статьи Парижского договора и приступила к восста­новлению черноморского военного флота. Необходимость в базе на Мурмане на время отпала. Рухнуло и это начинание. Однако ре­зультатом поездки великого князя на Север явилось создание регулярного пароходства вдоль Мурманского берега. Уже в 1871 году пароходы "Алексей" и "Качалов" совершили за навигацию по 8 рейсов. В Екатерининской гавани Пароходство устроило пристань и склад для угля, а позднее - и жилой дом для служителей.


Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю