Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Колония Екатерининская

По ряду причин правительство решило на­чать заселение (на официальном языке - "ко­лонизацию") Мурманского берега постоянны­ми жителями. 22 ноября 1868 года вышло По­ложение (закон) о предоставлении льгот и привилегий добровольным поселенцам, зачис­ленным в сословие колонистов. Они освобо­ждались от государственных податей и сбо­ров, несения военной службы и отбывания разных повинностей, получали право бесплатного пользования окрестными угодьями (се­нокосами и рыбными ловлями), беспошлин­ного ввоза из-за границы всяких товаров, ко­торыми свободно могли торговать в пределах Мурманского берега. На обзаведение хозяйст­вом колонистам выдавались казенные ссуды, от 50 до 150 рублей на семейство.

Кола - старинный и единственный город в крае, расположенная в вершине залива, дале­ко от океана, в пределы "Мурманского бере­га" - области колонистов, не вошла, ее жите­ли никаких привилегий не получили.

Поток первых переселенцев на Мурман­ский берег устремился в Печенгу, Уру, Териберку, Гаврилово. Долгое время селиться при Екатерининской гавани никто не хотел. В 1870 году губернские власти предлагали колянам переехать на жительство к Екатеринин­ской гавани, "ближе к морю". Но коляне зая­вили, что условия жизни при Екатерининской гавани гораздо хуже, чем в их родной Коле, и переселяться ради колонистских привилегий не согласились.

Действительно, Екатерининская местность не могла прельстить желающих поселиться на Мурмане. Местный чиновник в донесении губернатору сообщал: вокруг гавани - "голые скалы без малейшего признака какой-либо растительности и в промежутках между ними торфяные болота, покрытые небольшой тра­вой и изредка искривленными березами... По берегам Кольской губы, окрестных озер и в ручьях имеются травы, в основном листованник, вкус ее немного солоноватый, но скот ест ее очень охотно... можно в среднем полу­чить тысячи полторы-две пудов в лето". Контр-адмирал А. К. Сиденснер отмечал: кро­ме "двух-трех небольших площадок на бере­гах залива вовсе нет удобных мест для бере­говых построек".

Первой, в 1885 году, на правах колонистов поселилась при Екатерининской гавани семья Кольских мещан Синяковых. Предок основа­теля колонии Осип Синяков с сыном Федором в 1779 году был сослан на поселение из горо­да Холма "за похищение соляного сбора де­нежной казны". В 1851 году мещанин Михаил Синяков числился зажиточным горожанином, но в августе 1854 года при нападении англи­чан дом его сгорел. Дети и внуки Михаила были рядовыми промышленниками-рыболова­ми. Один из них, Максим Иванович, записал­ся в колонисты Териберки, другой, Николай Васильевич (родился в 1857 году), стал коло­нистом Екатерининской гавани. Затем в посе­лении обосновался мелкий предприниматель и торговец Александр Иванович Мецайк.

За десять лет колония нисколько не вырос­ла. В 1896 году в ней побывал сотрудник ко­митета для помощи поморам Русского Севера А. Г. Слезскинский. Согласно его описанию, в колонии числилось пять семейств, но про­живали только два, у которых было 3 коровы и 2 овцы. Остальные колонисты разъехались: Немчинов - в Териберку, Власов - в Колу, а Базарный поступил на военную службу. Ла­вочник Давид Шестранд в 1893 году обосно­вался в губе Средней (в 7 верстах от Екатери­нинской гавани).

В 1895-1898 годах по берегам Кольского залива возникло полтора десятка новых коло­ний: Тюва, Грязная, Росляково, Платоновка, Ваенга, Белокаменная и другие, из которых было образовано "Екатерининское сельское общество". Преобладали в нем колонисты-финны.

Екатерининская колония в 1905 году на­считывала 8 домовладельцев и часть бесхо­зяйных людей, живших на городских кварти­рах в Александровске, работавших по найму.

В годы первой российской революции местные колонисты размежевались: одни (Па­вел Фирсов и его друзья) резко осуждали ца­ризм, другие (лавочники, домовладельцы) со­храняли верность режиму. 2 ноября 1905 го­да, выслушав царский Манифест 17 октября о предоставлении народу политических прав и о создании выборной законодательной думы, екатерининские колонисты послали Николаю II телеграмму, в которой выразили "Его Вели­честву чувства беспредельной любви, благо­дарности и верноподданности". Через двад­цать дней канцелярия министра внутренних дел известила колонистов, что Государь Им­ператор собственноручно на их телеграмме начертать соизволил: "Прочел с удовольст­вием".

Представители крестьян и колонистов 9 марта 1906 года собрались в Александровске и выработали наказ своему будущему члену Государственной Думы. Они предлагали изме­нить некоторые статьи закона о колонизации, в частности, оградить от наплыва самоволь­ных поселенцев и зачислять в колонисты только "с нашего согласия, чтобы они не при­чинили нам никаких стеснений или ущерба"; требовали отменить право сельских старост арестовывать провинившихся до двух суток и вообще оградить от произвола должностных лиц. "Право присуждать к аресту, лишать личной свободы, - заявляли волостные упол­номоченные, - должно принадлежать только волостному или другому - общему суду... Право отдавать нерачительного хозяина в работы по принуждению должно быть предо­ставлено только волостному суду". Другие требования касались отпуска бесплатного ле­са, понижения тарифов на пассажирские и грузовые перевозки на пароходах Мурманско­го товарищества на 30-40 процентов, предо­ставления из Государственного банка креди­тов от 100 до 1000 рублей, введения всеобще­го обязательного бесплатного обучения, улуч­шения медицинского обслуживания, учрежде­ния мореходной школы.

На следующий день шесть колонистов-до­мовладельцев Екатерининской гавани участ­вовали в выборах своего представителя в гу­бернское избирательное собрание. Наиболь­шим общественным весом в колонии обладал А. И. Мецайк (родился в 1855 году). Он имел двухэтажный дом на западной стороне остро­ва Екатерининского, мореходное судно, четы­ре наемных работника; кроме трески, вылав­ливал семги на 200 рублей в год. По сосед­ству с ним находился дом Н. В. Синякова с сыном Александром, им принадлежала шняка постройки 1896 года.

При отводе казенной земли городу Александровску 13 июля 1905 года из его собст­венности были исключены "площади расчис­ток колонистов Мецайка и Синякова". Не­большая Екатерининская колония (в 1900 го­ду - 63 человека) стала частью населения новопостроенного города Александровска, со­храняя при этом свой особый юридический статус.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю