Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

22 января 1914 года

Брусилов входит в нижнее кормовое помещение, где собралась команда - все, кроме Альбанова. Он довольно взволнован и догадывается, зачем его пригласила к себе команда и о чем пойдет разговор, но старается подавить в себе это волнение. Здоровается со всеми и садится во главе стола, за которым все расположились. В помещении полутемно, освещение идет от стоящих на столе консервных банок с тюленьим и медвежьим жиром, которые сильно коптят.

- Георгий Львович, - начинает боцман Потапов, - команда попросила Вас прийти к ней и поручила мне изложить ее просьбу. Команда просит Вашего разрешения, чтобы по примеру штурмана построить каяки и уйти со шхуны. Боимся остаться на третью зимовку. Ведь харчей нам на всех не хватит, а это значит голод.

- Я глубоко убежден, что к лету мы вырвемся из ледового плена и пойдем по чистой воде, - отвечает Брусилов. - Если же я к концу лета увижу, что надежд на освобождение ото льда нет, то мы покинем судно на ботах, как это сделал экипаж "Жаннеты" - американской полярной экспедиции Де Лонга, добавшейся до устья Лены.

Валериан Иванович считает, что мы можем вырваться из ледяного плена только глубокой осенью, когда у нас иссякнет продовольствие. Но мы же не будем сидеть, сложа руки, ведь есть и охота на зверя.

- Надежи на охоту маловато, вон ведь в эту зиму ее и не было. - говорит матрос Луняев. - Думаю, правильно штурман решил, уходить надо и идти на Землю Франца-Иосифа.

- Штурман говорил мне о своих планах. - отвечает Брусилов. - Да, возможно на ЗФИ сохранились постройки экспедиции Джексона, возможно, есть и склад провизии. А если этого ничего там нет?

- Опять же, думаю, не могли они не оставить там харчей, не делают так поморы. - замечает Баев. - Они хоть и не поморы, но все ж полярные законы чай для всех одинаковы и все их понимают…

- Ну и опять же, под ногами будет земля, а не лед, охота, а там, глядишь, и судно какое-нибудь заглянет… - говорит Луняев.

- Тогда как хотите! Никого не держу на шхуне, можете уходить хоть все! Но я остаюсь и не покину "Святую Анну"! - резко бросает Брусилов.

- Георгий Львович, никто Вас одного не оставит, - говорит Потапов. - Вы - наш капитан, Вам и решать, кому уходить, а кому оставаться. Вон сколько сейчас нас на судне! Если разделимся и часть уйдет, то другим, глядишь, харчей хватит еще на год. Что касательно лично меня, то я остаюсь на шхуне.

Машинист Фрайберг: "Я тоже остаюсь на судне!"

Денисов (пошептавшись, с сидящим рядом Шленским): "Шленский и я остаемся".

Повар Калмыков: "Ян Регальд и я тоже остаемся".

Густав Мальбарт: "Иоганн Парапринц и я остаемся!"

Сидевшая рядом с Брусиловым Ерминия Александровна встала, оглядела всех. Брусилов очень настороженно на нее смотрит.

Ерминия: "Я никуда не пойду со шхуны, остаюсь".

- Ну, вот и решили без моего вмешательства, чему я рад! Этот вариант меня вполне устраивает. Остается то количество людей, которое может справиться с управлением шхуной и которые вполне могут прокормиться, - замечает Брусилов. - Кто решил уходить, могут начинать вместе со штурманом подготовку к походу, все необходимые материалы для постройки каяков, саней, снаряжение и продовольствие вам будет предоставлено.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю