Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

С 22 января 1914 года на шхуне началась подготовка группы Альбанова к ледовому походу

Уже достаточно светло, и видны ближайшие к шхуне ледяные торосы.

На палубу вытащили запасные паруса. Брусилов ходит, осматривает и отбирает те из них, которые можно взять на постройку каяков. Дает указания боцману выделить лес для постройки каяков.

В трюме развернута целая мастерская, в ней очень холодно.

Всеми работами руководит Альбанов. Помощником у него плотник Архиреев.

Альбанов, обращаясь ко всем в трюме, говорит:

- Уходит со шхуны 14 человек. Нам надо построить семь каяков и семь саней-нарт. Каждый каяк должен быть рассчитан на 2-3 человек. Вот я подготовил их рисунки. Инструмента для постройки практически нет, придется нам изготовить их самим, даже парусиновые иглы для обшивки каяков. Так что работы хватит.

- Это ничего, работы мы не боимся. Тем более для себя делаем, значит все будет на совесть, - говорит Баев.

В трюме - 30-35 градусов, очень холодно. Горят жировые светильники, которые больше коптят, чем дают света.

Люди работают голыми руками, руки стынут, их постоянно отогревают над коптилками.

Несмотря на холод, у всех бодрое настроение, слышатся шутки и достаточно соленые. Напевают песни.

Работы идут с раннего утра до позднего вечера.

Вот уже появились 2 готовых остова каяков, которые стали оплетать сеткой из крепкой бечевки, а затем обшивать парусиной.

Парусная игла на таком холоде, как раскаленное железо, оставляет волдыри на пальцах тех, кто обшивает парусиной, и пальцы кровоточат.

Ерминия Александровна, когда спускается в трюм, только тяжело вздыхает, глядя на окровавленные пальцы, и настаивает, чтобы люди приходили к ней на перевязку.

В ответ только голоса:

- Ничего, заживет!

Спустился в трюм и Брусилов осведомиться, как идут работы.

- Смотрю, дело спорится!

- Материала, который выделили на каяки, практически не осталось. Хватило только на два, которые вот стоят, - замечает Альбанов.

- Я ведь разрешил разобрать обшивку потолка палубной кают-компании.

- Это старая пересохшая ель - такая же, как и столешница с кают-компании. На шпангоуты вон берем обручи с бочек, материал совсем непригодный, непрочный. Может быть, Вы разрешите взять деревянные раксы(1) с мачт? Совсем нет материала для полозьев нарт…

- Так вы мне всю шхуну на каяки разберете! Не преувеличивайте свои трудности! Думаю, что путь dам предстоит недолгий, дней пять-шесть - и вы увидите Землю Франца-Иосифа, так что прочности нарт особой не понадобится.

И вообще, вам вместо каяков надо взять нашу промысловую шлюпку, как это было в экспедиции Де-Лонга, а вы начали эту возню с каяками!

Альбанов стоит молча, бледный от закипающей в нем злости на эти слова Брусилова, тем более сказанные в присутствии команды.

Он хочет что-то ответить и даже начинает:

- Георгий Львович!..

Но голос его прерывается.

Брусилов разворачивается и покидает трюм, бросая напоследок:

- Бог с вами! Берите раксы, и можете взять запасные ясеневые весла к шлюпкам.

(1) Раксы - деревянные или металлические скобы, удерживающие паруса и скользящие по мачте при их подъеме.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю