Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Начался беспримерный ледовый поход, аналогов которому нет в истории освоения Арктики

По расчетам Альбанова, сделанным на момент ухода со шхуны, ближайшая Земля - мыс Флигели на острове Рудольфа архипелага Земля Франца-Иосифа - находится в 65 милях на юго-восток.

Узкие полозья нарт скрипят, глубоко врезаются в снег. Несмотря на то, что каждые нарты тянут по три человека, а некоторые по четыре, группа движется очень медленно и тяжело.

Подойдя к первым торосам, останавливаются, у одной из нарт лопнули полозья…

Снимают каяк, ремонтируют нарты.

Отходят еще совсем недалеко, шхуна хорошо видна.

Ерминия и повар Калмыков прощаются и возвращаются на шхуну.

Каждый из уходящих, подходя к Ерминии, кляняется ей в пояс.

Подходит и матрос Ольгерд Нильсен:

- Спасибо Вам, Ерминия Александровна, ангел Вы наш небесный, за доброту и заботу Вашу!

Подходит и Альбанов. Тихо спрашивает:

- Ерминия Александровна, на шхуне я так и не решился спросить у Вас, может быть, и Вам с нами надо было уходить?

- Нет, Валериан Иванович! Мне очень тяжел был бы этот путь, стала бы Вам всем обузой. А главное - я ведь судовой врач и нужна на судне. Надеюсь, что Вы раньше нас доберетесь до Земли, а нам еще дрейфовать и дрейфовать, и я должна быть с остающимися на "Святой Анне". Прощайте! Нет, до свиданья, Валериан Иванович, удачи Вам и берегите себя!

Ерминия и Калмыков уходят, все им машут руками...

Надеваются лямки от каяков, и группа продолжает свой путь, а позади них остаются силуэт "Святой Анны" и уходящие фигуры Ерминии и Калмыкова…

Начинается метель. Группа останавливается на ночлег, уже 2 часа ночи.

Нарты ставят по кругу, очищают снег и устанавливают палатку. Палатка достаточно просторная, в которой помещается все.

Альбанов смотрит на ходометр(1), прикрепленный сзади к его нартам.

- Да, негусто, прошли сегодня только 5 верст, а я рассчитывал на 10 верст в день. Ладно, лиха беда начало.

В палатке уже стоит жировая печка. Вскипятили и пьют чай.

Брусилов что-то говорит Яну Регальду, и тот достает из своей сумки бутылку шампанского и шоколад.

Все необычайно удивлены…

- Вот одна единственная осталась от ящика, подаренного нам еще в Петербурге одним доброжелателем! - говорит Брусилов.

Регальд разливает всем по кружкам, каждому достается и по кусочку шоколада.

- Друзья мои! - говорит Брусилов. - Прошло полтора года, точнее, 546 суток нашего ледового дрейфа, которые мы прожили вместе, и вот сейчас расстаемся. Давайте поднимем наши кружки здесь на 83 параллели, где еще никогда не ступала нога человека, и пожелаем каждому из нас благополучного возвращения домой. Удачи всем, и уходящим и остающимся!

Начались взаимные пожелания, люди немного оттаяли.

Палатку начинает трепать ветер, метель усиливается.

Брусилов дает команду собираться на шхуну.

Все сердечно прощаются. Брусилов подходит к Альбанову:

- Валериан Иванович, хочу надеяться, что мы не держим зла друг на друга. Что было, то прошло… Желаю Вам поскорее добраться до земли.

- Спасибо, Георгий Львович! Кто старое помянет, тому глаз вон. А Вам и "Святой Марии" поскорее вырваться из ледового плена. До встречи!

Группа Брусилова встает на лыжи и уходит.

Метель разыгралась не на шутку. Ветер ревет вовсю и сотрясает палатку.

(1) Ходометр - прибор для учета пройденного расстояния в санных экспедициях, состоит из велосипедного колеса, укрепляемого сзади нарты, и счетчика его оборотов в данном случае он сделан из механического корабельного лага )

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю