Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

20 июля

Альбанов выходит из большого дома, который они с Конрадом приводят в порядок, и идет в их жилье готовить ужин.

Конрад еще работает, выбрасывает мусор из дома…

Альбанов останавливается на площадке перед их жильем.

Смотрит совершенно бесцельно на море. Погода тихая и теплая. Над морем туман, горизонт небольшой.

Как всегда, мимо острова медленно двигаются льды, гонимые отливным течением; как всегда, на этих льдинах дремлют моржи. С моржей Альбанов переводит свой взгляд левее и вдруг видит то, что на несколько секунд буквально лишает его чувств…

Он явственно видит две мачты: передняя высокая, со стеньгой и бочкой на ней, а задняя короче и без стеньги. Между мачтами из-за тумана видна только верхняя половина трубы, из которой идет легкий, чуть видный дымок. Корпус судна очень слабо чернеет сквозь туман. До судна не более полутора или двух миль.

Альбанов, остолбенев от неожиданности, смотрит на судно и не верит своим глазам. Наконец, он кричит диким голосом:

- Александр! Судно, судно идет! Это "Святой мученик Фока"! Александр! "Фока" идет! "Фока" идет!

Через минуту Альбанов и Конрад уже на крыше большого дома - на высоком флагштоке поднимают свой флаг, принесенный со "Святойй Анны", и стреляют, стреляют, стреляют… Но вот туман становится гуще и совсем закрывает судно. Конрад беспокоится.

- Ничего, подойдет, никуда уже оно не денется, раз пришло сюда, - говорит Альбанов. - Пойдем лучше переоденемся, а то мы такие грязные после работы…

Оба спускаются с крыши и бегут за своей одеждой, которая выстиранная сушится на камнях. Умываются, чистятся. Альбанов смотрит на свое отражение в стекле – его лицо сильно заросло русой бородой…

Потом они стоят на берегу и с волнением ждут судна. Уже слышны отдельные отрывистые фразы с борта, лай собак.

Сквозь туман появляется неясная темная масса... Это - "Святой Фока"… Судно подходит и становится на якорь.

Альбанов, одетый в свой поношенный и выцветший морской китель, садится в каяк и плывет к судну.

С судна его заметили. Он снимает шапку и машет ею, приветствуя стоящих на борту "Святого Фоки".

Люди столпились у борта, с любопытством разглядывая незнакомого человека, и тоже машут шапками и кричат "ура". У всех радостные, возбужденные лица.

Альбанов кричит:

- Господа, на мысе Флора экспедиции Седова еще нет!

Увидев, к своему недоумению, что это не произвело никакой реакции на находящихся на судне, он продолжает:

- Я, штурман экспедиции лейтенанта Брусилова, покинул "Святую Анну" три месяца тому назад и прибыл на мыс Флора!

В ответ послышались возгласы удивления, после чего еще громче пронеслось "ура".

Альбанов тоже поддерживает это "ура", a затем спрашивает:

- Нет ли у вас писем для "Святой Анны"?

C судна ему отвечают:

- Мы пришли не из Архангельска, а с острова Гукера, где зимовали. Наш начальник экспедиции Георгий Яковлевич Седов умер на пути к полюсу, и мы его похоронили на Земле кронпринца Рудольфа. С большой земли мы уже тоже два года уже не имеем никаких вестей.

Вдруг с судна раздается крик:

- Берегитесь! Морж сзади. Подходите к борту!

Альбанов оглядывается и видит плывущего к каяку моржа.

C судна гремят выстрелы, и морж скрывается в воду.

Спускается с борта шторм-трап, Альбанов поднимается по нему на судно.

На палубе его встречают начальник экспедиции П. Кушаков, командир судна штурман Н.М. Сахаров, метеоролог-географ экспедиции В.Ю. Визе, геолог М.А. Павлов и художник Н.В. Пинегин. Сердечная встреча, объятья…

- В прошлом году, еще с зимовки на Новой Земле, Седов дал знать в Петербург, что "Святой мученик Фока" нуждается в угле, и просил доставить его, если это будет возможно. - говорит Кушаков. - Увидев Вас, мы первым делом и подумали, что судну с углем удалось добраться до мыса Флора и что оно стоит где-нибудь за западной оконечностью острова. Вас же приняли за капитана или штурмана этого судна. У нас сейчас совершенно нет топлива. Для перехода от острова Гукера пришлось ломать на топливо самое судно: настилку второй палубы, стеньгу... Пошли в топку даже убитые около острова Нортбрук моржи. Один из них и сейчас вон лежит на палубе "Фоки", ожидая очереди отправиться в топку. Cюда мы зашли только затем, чтобы разобрать на топливо большой дом Джексона и идти в Архангельск.

- У меня на мысе Гранта пропали четыре моих спутника, я прошу вас, чтобы "Святой Фока" сходил туда. Хотелось бы надеяться, что мы их там найдем, - просит Альбанов.

- На мыс Гранта мы, конечно, зайдем, когда будет окончена погрузка дров на судно, - отвечает Кушаков.

- А вы вскрыли наши банки с почтой и прочли ее? - спрашивает Пинегин.

- Нет, не вскрывал.

Все очень удивлены.

- Почему не вскрыл, сам не знаю. Но если бы вскрыл, вряд ли состоялась бы эта счастливая встреча с Вами. Ведь, наверное, в почте было сообщение, что Вы зимуете на острове Гукера, а это ж миль 45 от мыса Флоры.

Что бы я сделал? Конечно, мы бы с Конрадом отправились туда, так как побоялись бы, что "Фока" оттуда пойдет прямо в море без захода на мыс Флора. Пошли бы мы на каяке не ранее 18 или 19 июля, тогда, когда я бы оправился от болезни настолько, что мог плыть на каяке. Путь мы бы выбрали, конечно, по западную сторону острова Нордбрук, а восточный проход для нас незнаком… Вы же пришли именно этим восточным проходом сегодня, 20 июля, так что мы бы с вами разошлись...

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю