Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

МОРСКОЙ ПОРЯДОК




Если люди хотят подчеркнуть образцовую чистоту, высшую организованность, с их языка невольно срывается привычное выражение «Морской порядок!». Оно неразрывно связано с жизнью на корабле. Во все времена у всех народов моряки славились своей ще­петильной аккуратностью — необходимым качеством для людей, проводящих полжиз­ни на корабле — в тесноте кубриков, кают и служебных помещений.

В Англии корабль относят к женскому роду, и слово ship — корабль, заменяется мес­тоимением she — она. Как знать, быть может, этот языковый феномен произошел пото­му, что корабль исстари любит постоянно содержать себя в чистоте.

В соответствии с распорядком дня перед подъемом Военно-морского флага, перед обедом, ужином и вечерней проверкой для поддержания образцовой чистоты и порядка каждый экипаж производит так называемые малые приборки: удаляет воду или снег с верхней палубы, снимает пыль и влагу с механизмов, приборов и устройств, вентилирует помещения, моет загрязненные участки, подметает кубрики, каюты и палубы, выносит мусор, чистит и смазывает металлические предметы вооружения корабля.

Раз в неделю, в субботу, сразу же после завтрака экипаж производит большую при­борку. Малые приборки, как правило, сухие, а большая — обязательно мокрая. Если в первом случае пыль и грязь просто вытирают, то во втором — смывают водой с мылом, во внутренних помещениях даже горячей. Большая приборка занимает гораздо больше времени, чем малая. После большой приборки весь корабль блестит и сверкает не толь­ко палубой, медью, краской, но и матросскими белоснежными форменками и гладко выбритыми щеками. Вот это и есть истинный морской порядок, традиционно поддер­живаемый со времен основания регулярного Российского флота на всех кораблях на­шей страны.

Многие выдающиеся русские флотоводцы требовали чистоты и аккуратности на ко­раблях наравне с искусством мореплавания. В первом русском Морском уставе (1720), поддержанию чистоты на кораблях было уделено большое внимание. «Корабль, — указано в этом уставе, — надлежит чистить и мыть и открывать окна, и о том смотреть караульным офицерам. Корабли надле­жит чистить и мыть по вся дни и между палубами открывать окна так часто, как время позволит. Снаружи и поутру, и ввечеру корабль должен обметен и вы­мыт быть. Во время стояния на якоре также места, где бараны, птицы и протчая живность, над лежит чистить всякий-день дважды, при боцмане или другом ка­раульном унтер-офицере и всего надле­жит смотреть над ними караульным офицерам под вычетом жалованья, за каждое преступление».

Адмирал Михаил Петрович Лазарев — русский флотоводец, мореплаватель и иссле­дователь — в составленной им в 1829 году «Инструкции вахтенным начальникам» большое внимание уделял поддержанию постоянного порядка и чистоты на кораб­лях эскадры Балтийского флота, находя­щейся в Средиземном море: «В поддержа­ние вахты, своей, ежели в порте, предпи­сывается господину вахтенному лейтенанту наблюдать, чтобы верхняя палуба была как можно чиста и на рост­рах все порядочно уложено... снасти были бы все вытянуты, порядочно закреплены и уложены; вымпел и флюгарка всегда бы были оправлены, и флаг поднят до мес­та... медь на шканцах, кофель-нагели и другие железные вещи вычищены; гальюн всегда скачен и чист; швабры вымыты и развешены по сделанным для того лее­рам, за бортом или с марсов и салингов никаких снастей бы не висело, равно как и каболок на выбленках и других снастях; как руслени (площадки по борту парусных судов. — В.Д), так и весь корабль обмета­ем через каждые 4 часа». Далее в «Инст­рукции» были подробно описаны обязан­ности вахтенного начальника на якоре и на ходу по поддержанию корабля «в дол­жном порядке».

Флотоводец и ученый, вице-адмирал Степан Осипович Макаров любил гово­рить, что корабль — это дом моряка, а дом всегда должен содержаться в чистоте, «...ибо в этом показатель его боеготовности». И моряки свято выполняли эту заповедь. Безупречная чистота на русских военных кораблях постоянно поддержи­валась даже в самых сложных условиях плавания.

Привычка поддерживать образцовые чистоту и порядок настолько прочно вош­ла в сознание матросов, что даже после бунта на броненосце «Князь Потемкин Таврический» состояние корабля не изме­нилось в худшую сторону. Впоследствии начальник порта Констанца капитан Не­гру, побывавший на борту броненосца, рассказал журналистам, что матросы «По­темкина» были предупредительно вежли­вы, встретили и проводили прибывших с надлежащими почестями, что корабль чист и опрятен, а внешний вид матросов отменный.

Командир русского стационера(1), во­енного транспорта «Псезуапе», стоявше­го в Констанце, также посетивший «По­темкин», докладывал главному командиру Черноморского флота вице-адмиралу Г.П. Чухнину: «...на корабле я. застал пол­ный порядок и соблюдение всех установ­ленных ритуалов. Я был поражен морс­кой культурой, особенно когда в связи с засвежевшей погодой мою шлюпку доста­вили в порт на буксире парового катера броненосца...»

Современные военные моряки, тради­ционно поддерживая свой корабль в об­разцовой чистоте, тем самым выражают свою любовь к нему. Каждый флотский офицер заботится, чтобы его корабль выг­лядел лучше и наряднее других кораблей соединения. Вот почему в офицере-моря­ке с годами вырабатывается привычка, подходя к своему кораблю, окинуть борта и надстройки пытливым взглядом. Не све­шивается ли с борта какая-нибудь снасть, как стоит часовой у кормового флага, не запуталось ли его полотнище вокруг флаг-штока? Раз в сутки на катере или шлюпке старший помощник командира и боцман обязательно обойдут корабль, стоящий на рейде или у пирса. Регулярно осматривает все жилые и служебные помещения ко­мандир корабля — главный ревнитель морского порядка. Так уж повелось во фло­те!

Выдающийся русский ученый-кораб­лестроитель академик Алексей Николае­вич Крылов говорил: «Корабль должен быть грозным для противника, но краси­вым по архитектуре и удобным для жиз­ни экипажа».

Корабли нашего флота всегда выгодно отличались от военных кораблей других стран не только традиционной чистотой. Прежде всего это красота пропорций и форм, выраженных в соотношении длины к ширине, круто скошенных форштевнях, изящных обводах корпусов, гармонии над­строек, мачт, рационально размещенного оружия. Стремление отечественных ко­раблестроителей придать красоту каждо­му военному кораблю традиционно и свя­зано с желанием привить военному моря­ку горячую любовь к своему морскому дому. Прекрасную архитектуру наших ко­раблей, чистоту и образцовый порядок, от­личную выучку экипажей отмечает каж­дый, кто побывал на них во время деловых заходов или визитов в иностранные пор­ты. Вспомним, как в один из июньских дней 1953 года балтийский крейсер «Свер­длов», покинув базу, взял курс на запад. Он шел в Портсмут для участия в Междуна­родном военно-морском параде по случаю коронации британской королевы. К моменту подхода «Свердлова» к Спитхэдскому рейду там уже стояло около трехсот во­енных кораблей всех флотов мира.

Кому из военных моряков не знакомо чувство волнения и гордости за родной корабль, когда он на виду у экипажей других судов выполняет сложный маневр! А ведь здесь за входившим на рейд советс­ким крейсером пристально наблюдали тысячи иностранных морских волков, которые по действиям экипажа «Свердлова» станут судить о морской культуре и флот­ской выучке всех наших моряков.

Задача была непростой — предстояло поставить корабль на якоря способом фертоинг в строго назначенной ему точке. Выполнение этого маневра требует от лич­ного состава большого умения, исключи­тельной выучки и смекалки. Для постанов­ки крейсера на якорь способом фертоинг в английском флоте отводится один час двадцать минут.

Но вот над притихшим рейдом разда­ется команда: «Отдать правый якорь!» Слышится характерный грохот вытравли­ваемой якорной цепи и всплеск за бор­том — правый якорь отдан. Через неболь­шой промежуток времени отдан и левый якорь. На палубе никаких хождений, лич­ный состав замер в строю. В насторожен­ной тишине рейда звучат лишь четкие ко­манды командира баковой команды да видно, как лихо работают матросы, уве­ренно выполняя команды. Вот уже якор­ные цепи расклепаны и их концы заведе­ны в фертоинговую скобу. Прошло всего двадцать минут после отдачи правого яко­ря, как с мостика уже доносится команда: «Подвахтенные вниз!» Это значит, что по­становка на якорь закончена.

Хозяева рейда, английские моряки, были просто поражены слаженностью и четкостью работы моряков «Свердлова». Тем более что до начала визита крейсера в английских газетах появились небылицы о низкой морской выучке русских моря­ков. Их успех был тем более поразителен, что все другие военные корабли затрати­ли на это значительно больше времени, чем даже полагалось по британским нормати­вам. Шведский крейсер «Гета Лайен», при­бывший днем раньше, к моменту прихо­да «Свердлова» на Спитхэдский рейд все еще никак не мог встать на отведенное ему место. Французскому крейсеру «Монкальм» на заводку фертоинговой скобы по­надобилось около двух часов, а американ­скому крейсеру «Балтимор», вставшему на якорь, через несколько минут пришлось его выбирать, так как он проскочил отве­денное ему место. При втором заходе на «Балтиморе» свыше двух часов слышалось громыхание цепей — никак не могли аме­риканцы закончить эту сложную поста­новку на два якоря. Вот что писала о «Свер­длове» пресса: «Бросается в глаза прекрас­ный внешний вид крейсера, его превосходная покраска. Белые обвесы при­дают советскому кораблю особую наряд­ность. Не будет преувеличением сказать, что он лучший корабль на Спитхэдском рейде. Но более всего импонирует всем личный состав "Свердлова". На корабле все безупречно одеты и, главное, вежли­вы. В общем, царит морской порядок!»

В книге «Фарватерами флотской служ­бы» адмирал флота Г.М. Егоров пишет: «Хотя стало уже банальным варьировать известное изречение К.С Станиславского о том, что театр начинается с вешалки, не могу не вспомнить о нем и не трансфор­мировать его в морской вариант: визит кораблей в любую страну начинается со швартовки. И не только потому, что швар­товка знаменует собой их прибытие. Дело в том, что именно по швартовке судят о квалификации гостей, об их морской вы­учке».

Адмирал флота вспоминает, как в но­ябре 1974 года советские эскадренные миноносцы «Бойкий» и «Жгучий» прибы­ли в Осло на празднование 30-летия освобождения Северной Норвегии от фашис­тских оккупантов. На подходах к Осло разыгрался шторм. Ветер достигал ураган­ной силы, сопровождался снежными заря­дами. Несмотря на очень сложные погод­ные условия, корабли вошли в порт точно в назначенное время и мастерски ошвар­товались. По этому поводу министр обо­роны Норвегии, которому Г.М. Егоров на­нес визит, удивленно спросил, как смогли корабли в такой ураган войти в порт и ус­пешно ошвартоваться. Адмирал флота с улыбкой ответил: «Мы привыкли выпол­нять намеченные планы». То же самое по­вторилось и при визите учебного корабля «Смольный» и эсминца «Жгучий» во французский порт Шербур в конце мая 1977 года. На подходе к порту поднялся шквальный ветер, но он не смог помешать нашим кораблям войти в сравнительно тесную гавань. Командиры наших кораб­лей, проявив незаурядное мастерство, вовремя лихо ошвартовались в отведен­ном месте. Все находившиеся в порту эки­пажи были просто поражены морской выучкой русских моряков. Чистота, мор­ской порядок, высокая культура, вежли­вость, дисциплинированность, интел­лект — все эти слова многократно встре­чаются на каждой странице «Книги посетителей», которые хранятся на ко­раблях, побывавших в дальних странах. Граждане разных государств и континен­тов единодушны в своих оценках.

(1) Стационер — судно, постоянно находящее­ся на стоянке (на станции) в каком-либо иностран­ном порту.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю