Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

ВИВАТ, ПАРАД!




Военно-морской флот России во все времена своего существования свято чтил мор­ские традиции, многие из которых своими корнями восходят еще к Петровской эпохе. Моряки обоснованно полагают: без этого флоту, самому государству не выжить. Одной из таких старых и особо чтимых традиций на протяжении всей флотской истории остаются морские парады.

В 1698 году молодой русский царь Петр I находился в Англии с целью изучения тео­ретических оснований науки кораблестроения. Здесь он впервые наблюдал морской па­рад и маневры флота. Тогда по приглашению английского короля Вильгельма он имел возможность ознакомиться с условиями службы, жизни и быта британских моряков.

Стоящие на рейде в строгой линии боевые корабли, расцвеченные множеством фла­гов, обход их первым лордом-адмиралом флота, встреча его на флагманском корабле под свист дудок, звуки горна и сияющие на солнце трубы духового оркестра — весь этот тор­жественный ритуал произвел на Петра неизгладимое впечатление. Окрыленный рефор­маторскими идеями, он решил перенять эту традицию для строящегося русского флота.

Первый парад был проведен Петром I в 1699 году 18 марта. Точнее, это был не парад, а смотр сил только что созданного им Азовского флота. Предстояло заключение с Турци­ей мирного договора, и Петр I решил показать турецкому султану, что Россия на Азовс­ком море имеет боеспособный военно-морской флот, и с ней следует вести переговоры с учетом этого.

В отсутствии царя, продолжавшегося около полутора лет, судостроение на верфях Воронежа продолжалось, но из-за торопливости, плохого качества леса и других матери­алов, а главное, по неимению знающих распорядителей, мастеров и опытных рабочих, многие суда оказались до того плохими, что их невозможно было послать в море. Огорче­ние, испытанное Петром I при такой неудаче, только усилило его энергию. Немедленно приступил он к исправлению плохо построенных кораблей и к строительству новых по лучшим чертежам, привезенным из-за границы. Все отобранные царем боеспособные суда, готовые к плаванию, весной 1699 года были переведены к Азову и выведены в море под флагом адмирала Ф.А. Головина, который заменил умершего Франца Лефорта.


Торжественная встреча ботика Котлинской эскадрой Балтийского флота 7 августа 1723 года

Вна­чале эскадра, состоящая из десяти кораб­лей, имеющих от 62 до 22 пушек, двух га­лер, двух малых судов и четырех парусных лодок, под предводительством самого Пет­ра I перешла в Таганрог. Здесь корабли, стоящие на рейде, подверглись строгому смотру, а затем, разделив эскадру на две части, Петр I учинил учебный бой, прове­рил корабли на ходу и отработал действия их при совместном плавании. В августе 1699 года Петр I отправил в Константи­нополь на 46-пушечном корабле «Кре­пость» для переговоров своего посла — думного дьяка Е.И. Украинцева и лично со­провождал его со всей эскадрой до Керчи. Эта демонстрация русского флота способ­ствовала подписанию 3 июля 1700 года мирного договора с Турцией.

Первым же настоящим парадом, с точки зрения соблюдения ритуалов, следу­ет считать парад 9 сентября 1714 года в честь победы русских моряков при Гангуте. Торжества по этому случаю были осо­бенно пышными еще и потому, что эта победа была первой в истории молодого флота. Многочисленным зрителям, собрав­шимся в тот день на берегах Невы, были представлены не только русские корабли, но и трофейные — шведские с частично уцелевшими экипажами. Первыми шли три наши галеры, потом все шведские, зах­ваченные в этом бою: фрегат «Элефант», га­леры «Эрн», «Транан», «Грипен», «Лак-сен», «Геден» и «Вальфиш», шхерботы «Флюндран», «Моотан» и «Симпан», за ними русская флагманская галера и за нею еще две. Ликующий народ с восторгом приветствовал победителей. Повсюду раз­вивались флаги. На берегу стояла доска с картинами. На одной из них художник мастерски изобразил орла, нападающего на слона. Картина сопровождалась надпи­сью: «Орел не мух ловит» (намек на взя­тый в плен фрегат «Элефант», что в пере­воде означает слон). С Адмиралтейской и Петербургской крепостей трижды из всех пушек салютовано, на что с командирской галеры также три раза отвечено из всех пу­шек. Потом с судов сошли победители, и пленных шведов вместе со взятыми скло­ненными флагами противника ввели в го­род, чтоб народ увидел побежденных, а взятые суда были поставлены перед пло­щадью на Неве в той экспозиции как они стояли при Гангутском сражении. Долго небо русской столицы озарялось россы­пями фейерверков, победно гремели са­люты...

В последующие годы правления Пет­ра I практика морских парадов становит­ся постоянной. И в 1723 году, во вторую годовщину Ништадского мира, вводится новая традиция. По решению царя в Санкт-Петербург был привезен «дедушка российского флота», как сам Петр I назвал свой ботик. Он был торжественно встре­чен 30 мая 1723 года на Неве у стен Александро-Невского монастыря Невским флотом — флотилией частных судов в Пе­тербурге. По приказу Петра I, участие в церемонии встречи ботика было обяза­тельным. Владельцы судов, не явившиеся на встречу, были строго наказаны. Сохра­нился список этих владельцев, на котором Петр I написал: «Взять за такую знатную вину по 15 рублей за каждое судно». На следующий день ботик в сопровождении кораблей Невского флота перешел к Пет­ропавловской крепости, салютовавшей ему 31 выстрелом. На приветствие ботик ответил тремя выстрелами. Первая встре­ча ботика с боевыми кораблями Балтийс­кого флота состоялась 11 августа 1723 года накануне второй годовщины Ништадско­го мира. В честь этого события корабли выстроились в линию на Кронштадтском рейде. По-праздничному расцвеченные сигнальными флагами, они восхищали всех присутствующих. Ведь это и их усилиями чуть более чем за 25 лет был создан мощ­ный морской военный флот. Тишину яс­ного и тихого дня разорвал гром пушек. Все корабли салютовали идущему вдоль строя ботику. Необычна была команда суд­на. За рулем был сам Петр I, принявший на себя в этот раз должность квартирмей­стера (должность унтер-офицера кора­бельной службы в русском флоте, который ведал хозяйственными делами) и высту­павший под именем адмирала Петра Михайлова. За веслами находились вице-ад­миралы Петр Иванович Сивере и Томас Гордон, контр-адмиралы Наум Акимович Сенявин и Томас Сандерс. Вице-адмирал Александр Данилович Меншиков испол­нял обязанности лотового. Фейдцехмейстер флота (главный артиллерист) Отто Христиан был канониром. Командовал бо­тиком 62-летний генерал-адмирал Федор Матвеевич Апраксин, участник Азовского похода, взятия Выборга, Гангутского сра­жения. На буксире шлюпок с флагманско­го корабля флота ботик торжественно прошел вдоль строя 21 линейного кораб­ля и других судов. Более полутора тысяч орудий салютовало ему. Ботик отвечал вы­стрелами из своих пушечек.

Как известно, Петр I после этого гран­диозного морского парада повелел: «Ботик 30 числа августа для торжествования вы­водить повсегодно на воду и иметь при Александро-Невском монастыре». Однако с кончиной императора эта традиция не соблюдалась. Лишь дважды — во времена Елизаветы Петровны в 1744 и 1745 го­дах — ботик был показан флоту, а практи­ка морских парадов становится нерегуляр­ной и чаще проводится как элемент совме­стного с сухопутными войсками торжества.

При Екатерине II в 1796 году по слу­чаю отправки эскадры адмирала Г.А. Спиридова в Средиземное море на войну с Турцией также состоялся морской парад. В царствование Александра I проводился высочайший смотр эскадры адмирала Д.Н. Сенявина, а также при праздновании столетия со дня основания Петербурга на Неве 16 мая 1803 года «дедушка русского флота» находился на шкафуте 110-пушеч-ного корабля «Гавриил», стоявшего на Неве против Сенатской площади. Почет­ными стражами ботика были четыре сто­летних моряка Петровской эпохи.

В 1828 году подобный смотр эскадры того же адмирала Д.Н. Сенявина с участи­ем ботика проводил Николай I. В после­дний раз ботик был показан флоту на мор-ском параде в 1836 году.


В праздничном строю...

Император Ни­колай I распорядился установить его на пароход «Геркулес». Все корабли Балтийс­кого флота были выстроены под флагом 84-летнего адмирала Романа Кроуна на кронштадтском рейде в три линии. И по сигналу императора «Геркулес» с ботиком на палубе прошел, принимая почести, между линиями кораблей. Стоявшие на рейде расцвеченные флагами иностранные суда при приближении «Геркулеса» также салютовали ему флагами.

А вот в период правления Александра III и Николая II количество высочайших смотров и морских парадов сократилось.

Большие торжества с привлечением Военно-морского флота проводились в 1903 году по случаю 200-летия Санкт-Пе­тербурга.

Практиковались построения кораблей и по случаям визитов в Россию заморских высоких особ. Но о постоянстве таких со­бытий или традиционности говорить не приходилось.

Постоянными парады становятся только после революции 1917 года. Руко­водство молодой Советской Республики сделало смотр кораблей регулярным ме­роприятием революционных праздников 1 Мая и 7 Ноября. Уже после войны 1941—1945 годов морские парады стали организовывать и в день Военно-морско­го флота в последнее воскресенье июля.

Парад кораблей — один из важней­ших видов воинского ритуала — смотр кораблей и личного состава ВМФ. Прово­дится он в дни официальных праздников и торжеств государственного и военного значения, а также после крупных учений или маневров. В наши дни парады кораб­лей проводятся в соответствии с уставом корабельной службы ВМФ. Корабли выст­раиваются на рейде или на другой части акватории моря по утвержденной диспо­зиции, украшаются флагами расцвечива­ния, а в темное время суток иллюминиру­ются. Перед началом парада на кораблях производится торжественный подъем кормового флага, стеньговых флагов и фла­гов расцвечивания, экипаж выстраивает­ся на верхней палубе в парадной форме одежды. Командующий парадом встреча­ет катер принимающего парад в обуслов­ленном месте и вместе с ним обходит строй кораблей. Оркестры играют «Встречный марш». Экипажи отвечают на поздравления принимающего парад ко­раблей протяжным троекратным ура!

Еще одной вехой в истории традиции стал парад 1992 года, который состоялся в Санкт-Петербурге. Командир Ленинг­радской военно-морской базы адмирал Валентин Селиванов принимал парад ко­раблей, над которыми вновь взвился Ан­дреевский флаг. Вот так и живет прекрас­ная традиция, уходящая корнями во дни основания флота. И в дни празднования 300-летия Военно-морского флота России морские парады прошли на всех флотах и флотилиях. Главный же юбилейный па­рад, как и морской парад в честь 50-ле­тия Победы, состоялся в городе-герое на Неве. Его вновь открыл ботик Петра I, возвращая тем самым еще одну тради­цию российским морякам. Для этой цели на старейшей судоверфи России, создан­ной Петром I на Охте в 1721 году, име­нуемой сегодня «Петрозавод» была вос­создана точная копия «дедушки русско­го флота». Уж очень дорога для нас всех петровская реликвия — истинный ботик, находящийся на хранении в Централь­ном музее Военно-морского флота в Санкт-Петербурге.

В день празднования 55-й годовщины Великой Победы состоялся морской парад на Неве с участием ботика. Принял в этом параде участие и флагман торжеств — атомный ракетный крейсер «Петр Вели­кий». Таким образом, история проведения морских парадов в России как бы возвра­щается на круги своя.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю