Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Угрозы и вызовы информационной революции. Среднесрочный прогноз экспертов корпорации РЭНД

Генерал-полковник Ю.Н. БАЛУЕВСКИЙ;
ГРИНЯЕВС.Н.,
доктор технических наук, старший научный сотрудник

Нам с вами довелось жить в интересный, весьма динамичный, насыщенный событиями, но в то же время драматичный период истории. Не каждому поколению удается встретить не только новый век, но и новое тысячелетие. Нам же посчастливилось наблюдать, кроме того, и смену общественной формации! Мы стали свидетелями процессов трансформации, приведших постиндустриальное общество последней трети XX века к обществу информационному начала века XXI. Важнейшей движущей силой этих процессов стала информатизация: глубокое проникновение информационных и телекоммуникационных технологий во все сферы жизни и деятельности человека. По общему признанию экспертов, сегодня хорошо налаженная распределенная сеть информационно-вычислительных комплексов способна сыграть не меньшую роль в общественной жизни, чем та, которую в свое время сыграли электрификация, телефонизация, радио и телевидение вместе взятые. Свидетелем тому человечество стало на примере развития глобальной сети Интернет.

Сегодня Интернет инициирует процесс создания новой виртуальной среды обитания цивилизации. В последние годы Интернет — это динамичная, в значительной степени самоорганизующаяся система, позволяющая говорить о новом социальном явлении — открытом Интернет-сообществе.

Современный мир — это уже не только мир, в котором материальная база является предметом ожесточенного соперничества, в этом новом формирующемся мире ключ к успеху будет лежать в умелом управлении информационными возможностями и ресурсами. Сегодня стало абсолютно ясным, и это было подтверждено в Доктрине информационной безопасности Российской Федерации, что информационная сфера, являясь системообразующим фактором современного общества, активно влияет на состояние политической, экономической, оборонной и других составляющих безопасности государств, а с развитием прогресса эта зависимость будет возрастать.

Активное и всестороннее внедрение информационных технологий привело к тому, что трансформировалась сама структура общества. Современное общество во многом свободно от национальных границ. Во всех сферах деятельности появились новые функциональные структуры, в основе которых лежит Сеть. Это и транснациональные корпорации, и современная электронная экономика, и объединения научных коллективов, работающих над единой проблемой, но физически расположенных в разных частях планеты. Но такие изменения коснулись и теневой стороны жизни человечества. Сетевые структуры стали основой мировой преступности и терроризма.

Сегодня резко возрос жизненный темп, особенно это касается «хабов» — крупнейших городов, ключевых центров глобального информационного общества, это ведет к возрастанию числа стрессовых ситуаций: сегодня человек практически постоянно живет в состоянии перманентного стресса.

Как отмечают эксперты, переход информации в разряд важнейших ресурсов человечества вызывает к жизни и проблему борьбы за обладание этим ресурсом. Информационный ресурс является весьма специфической составляющей в совокупности ресурсов развития государства. Его объекты и объединяющая их информационная инфраструктура имеют своеобразные особые пространственно-временные характеристики, не ограничивающиеся пределами национальной территории. Кроме того, сама информация обладает уникальными свойствами делимости и воспроизводимости. Эти и ряд других факторов заметно сказываются на общей оценке потенциала того или иного геополитического субъекта, на его способности к устойчивому развитию, на возможности воздействовать на него извне, восприимчивости к скрытому перераспределению информационного ресурса противника силами, средствами и способами информационной борьбы. Ведущиеся вокруг информационного ресурса соперничество, борьба за обладание этим ресурсом, достижение и удержание информационного превосходства сегодня занимает значительное место в геополитической конкуренции развитых стран.

Рядом российских экспертов отмечается, что в настоящее время в борьбе за сферы экономического и политического влияния в международных отношениях акцент с применения военной силы все больше смещается на использование скрытых и гибких форм, одной из которых является контроль и управление информационными ресурсами государств. Информационное воздействие в этой связи рассматривается как новый высокоэффективный вид оружия, которое в определенной степени является не менее эффективным средством воздействия, чем традиционное вооружение и военная техника.

Многие признают тот факт, что в современном мире (а тем более в будущем) статус «великой державы» будет определяться способностью к развитию, к лидерству в приоритетных сферах знаний, информатике, технологиях и повседневному влиянию на жизнь миллионов людей во всем мире через потребляемые ими продукты, товары, услуги, культуру.

1. Прогноз развития ситуации в мире в ближайшие 10 — 20 лет по данным корпорации РЭНД


В условиях, когда человек сталкивается с вызовами и угрозами принципиально новой для него природы, к которым он еще не успел адаптироваться и выработать контрмеры, особую актуальность приобретает деятельность по обеспечению безопасности человека — безопасности в широком смысле, охватывающей все сферы жизни и деятельности человека. Именно с неопределенностью встающих угроз связан сегодня настоящий психоз, охвативший большинство развитых стран.
Еще вчера человек мог использовать столетия исторического опыта по выработке необходимых мер в случае возникновения той или иной угрозы: в конце XX века достаточно хорошо работали традиционные инструменты мировой политики, позволявшие разрешать, опять же, достаточно традиционные формы конфликтов, что обеспечивало военную безопасность общества; классическая экономика давала возможность использовать такие методы управления, которые позволяли избегать фатальных экономических кризисов, это в свою очередь делало безопасной экономическую сферу; четкие правила взаимодействия в условиях капиталистической или социалистической модели, в условиях устоявшихся границ сфер влияния обеспечивали достаточно низкий уровень преступности и криминализации общества в целом — личной безопасности человека мало что угрожало. Сегодня накопленный опыт практически бесполезен: еще вчера специалисты, рассчитывая устойчивость защитного бункера, принимали вероятность падения на него магистрального авиалайнера за крайне маловероятное событие, но теракты в США 11 сентября 2001 года все изменили.

Столь значительные, а главное стремительные изменения привели к тому, что желание удержать глобальное лидерство вынуждает сегодня руководство ряда развитых стран пересматривать роль и место своих государств в новом мире, изменять фундаментальные подходы к проведению внешней и внутренней политики.

В последние годы много говорится о «революции в военном деле», однако, по мнению американских специалистов, уже следует говорить и о «революции в дипломатии».

С ноября 1999 года в рамках инициативы «Информационная революция» программы стратегических оценок Национального совета по разведке США корпорацией РЭНД был проведен ряд международных научных конференций и семинаров, в ходе которых изучалось и оценивалось мнение ведущих экспертов по проблеме трансформации общества под воздействием информационной революции.

Результаты проделанной работы были обобщены экспертами РЭНД в отчете «Глобальный курс информационной революции: общие вопросы и региональные различия» ("The global course of the information revolution: recurring themes and regional variations*, MR-1680-NIC), опубликованном летом 2003 года.

Исследование РЭНД является заключительным этапом в многолетней программе работ, направленной на изучение феномена глобализации и информационной революции, движущих сил развития современного общества, анализ конфликтного потенциала и выявление потенциальных угроз национальной безопасности США в ближайшие 10 — 20 лет.

Основная цель проведенного исследования — выявить характер воздействия информационных технологий и информационной революции на экономическую, финансовую, политическую, культурную, социальную и иные сферы жизнедеятельности современного общества, а также дать прогноз развития ситуации на ближайшие 10 — 20 лет.

В исследовании отмечается, что сегодня прогресс в информационных технологиях уже затронул большинство сфер бизнеса, государственной и общественной деятельности практических во всех регионах мира. Информационные технологии и связанная с ними информационная революция превратились в один из наиболее значимых факторов, способствующих динамичной трансформации общества, его переходу от общества постиндустриального к обществу информационному. Стремясь наиболее полно использовать преимущества, которые несет с собой информационная революция, американские аналитики пытаются прогнозировать развитие информационных технологий как на краткосрочную, так и среднесрочную перспективу. Результаты анализа позволили выявить ряд характерных особенностей развития информационных технологий и влияния информационной революции, причем ряд особенностей характерен большинству регионов мира, а некоторые из них специфичны для отдельных регионов планеты.

Так, среди особенностей, характерных большинству регионов мира, стремящихся использовать достижения информационной революции, эксперты РЭНД отмечают следующее.

1. В ближайшие 10 — 20 лет разработки новых технологий будут непрерывно стимулировать информационную революцию. Среди наиболее значимых событий в области информационных технологий, которые в наибольшей степени окажут влияние на развитие ситуации в развитых странах мира в ближайшие десятилетия, эксперты РЭНД выделяют следующие:
  • глубокая интеграция данных, голоса и видео как в глобальных, так и в национальных сетях;
  • универсальная возможность соединения любых устройств для создания локальных сетей; широкое развитие домашних сетей, объединяющих бытовую электронику;
  • конвергенция различных приложений на базе Интернет- протокола;
  • широкое распространение широкополосных радиоканалов;
  • пропускная способность оптических линий связи достигнет нескольких тысяч гигабит в секунду;
  • существенное увеличение плотности хранения данных;
  • увеличение интеграции и совместного использования кремниевых микросхем, био- и нанотехнологий с возможным применением и квантовых вычислений.

Разработка товаров и услуг на основе подобных технологий позволит информационным устройствам быть вездесущими, высокоэффективными, находиться в непрерывном контакте друг с другом. Подобные устройства обеспечат значительное взаимопроникновение физического мира и киберпространства, позволяя информационным системам всесторонне реагировать на изменения в окружающей их среде и наоборот.

Развитие информационных услуг существенно расширит доступ к информационным системам. Активно будут развиваться информационные услуги, играющие важную роль в здравоохранении (прежде всего в телемедицине), дистанционном образовании, а также специализированные системы приема платежей за подобные электронные услуги. Развитие технологии гипертекста даст возможность пользователю самому формировать свою виртуальную среду.

Наряду с развитием технологий, способствующих росту бизнеса, активно будут развиваться и технологии развлечения. Среди продуктов и услуг информационной индустрии развлечений большая роль будет отведена следующим разработкам:
  • компьютерные игры, одновременно вовлекающие многие тысячи людей, взаимодействующих в реальном времени с себе подобными;
  • компьютерные игры, имеющие специальные датчики и приборы для взаимодействия с реальным физическим миром и создания высокореалистичной виртуальной реальности;
  • массовое распространение интерент-видеокамер обеспечит не только улучшенное коммуникационное взаимодействие, но и станет одной из серьезных проблем сохранения конфиденциальности;
  • активное взаимодействие людей различных культур как результат внедрения систем машинного перевода;
  • возможность просмотра спортивных событий и других зрелищных мероприятий с любой, удобной для зрителя точки;
  • видео очки, размещающие изображение непосредственно перед глазами зрителя, создавая эффект присутствия;
  • виртуальный киберсекс;
  • музыка и кино по требованию в любое время;
  • электронные книги.

Эксперты отмечают, что сегодня намного легче предсказать прогресс технологий, чем идентифицировать определенные продукты на основе таких технологий или услуги, которые появятся и будут широко распространены. Хотя прогресс технологий делает многое возможным, однако только рынок решит, какие изделия и услуги станут реальными и широко распространенными через 10 — 20 лет.

Однако уже сегодня можно определить ряд важных рыночных критериев, которые будут определять широкое распространение того или иного продукта или услуги:
  • простота использования;
  • обратная совместимость с предыдущими версиями;
  • реальное ощущение преимущества от использования;
  • низкая стоимость владения;
  • доступность;
  • некритичные отказы в работе изделия;
  • состояние экономики (определяющее доступный доход потребителей);
  • важность и критичность принятия нового продукта по сравнению с жизнеспособными альтернативами;
  • зависимость от рыночного проникновения и успеха деловой модели производителя;
  • зависимость от критической массы пользователей, что определяет взрывное распространение продуктов или услуг.

Эксперты отмечают, что бурное развитие информационных технологий и различия в восприятии плодов информационной революции в различных регионах мира в ближайшие десятилетия могут привести к обострению межгосударственных отношений. Так, по их мнению, важно помнить, что высокотехнологичные продукты на базе информационных технологий можно рассматривать либо как частный товар, который поставляется на рынок, либо как общественный товар. Так, США имеют тенденцию рассматривать большинство подобных товаров как частные.

Другие нации (например, Индия) рассматривают подобные продукты не только как частный, но также и как общественный продукт. Эти отличающиеся подходы и могут вести к напряженным отношениям между странами или регионами относительно интеллектуальных прав собственности, которые могут замедлить темпы глобализации в ближайшие десятилетия. В процессе глобализации появление «приложений убийц» серьезно затронет существующие и создаст новые рынки. Под «приложениями убийцами» эксперты РЭНД понимают такие товары или услуги, которые формируют новые рынки сбыта и способствуют перемещению в них капитала из рынков традиционных, что в свою очередь ведет к разрушению последних, уходу с них устаревших продуктов и компаний, их производивших.

Напряженные отношения, являющиеся результатом подобного развития событий, затронут в рассматриваемый период рост и распространение продуктов и услуг, основанных на следующих информационных технологиях:
  • развитие оптической технологии коммуникаций и IP-телефонии окажет серьезное негативное воздействие на отрасли телесвязи во всем мире, что приведет к масштабным структурным перестройкам на рынке услуг связи;
  • противостояние программного обеспечения с открытыми кодами (прежде всего на базе операционной системы Linux) против коммерческого программного обеспечения с закрытыми кодами (на базе операционной системы MS Windows) во многом будет способствовать коренному переделу рынка программного обеспечения;
  • интеллектуальная собственность и цифровые права на новые продукты и услуги создадут основные напряженности в отношениях между нациями.

2. В ближайшие 10 — 20 лет информационная революция породит новые бизнес-модели, которые существенно трансформируют деловой и финансовый мир.

Развитие информационных технологий способствует возникновению целого ряда новых бизнесс-моделей как для внутреннего использования в корпорациях, так и для их внешних коммуникаций с клиентами, поставщиками и конкурентами. Многие из таких моделей бизнеса основываются на той или иной форме электронной торговли, что в ближайшем будущем приведет к повышению важности последней как главной формы экономической деятельности.

Большая часть новой деловой активности сегодня сконцентрирована в географических «кластерах»: Северная Америка, Европа и отдельные части Азиатско-Тихоокеанского региона. Подобное деление сохраниться и в ближайшие 15 — 20 лет.

Эксперты отмечают, что наравне с «приложениями убийцами» «творческое разрушение» будет являться общей особенностью подобных деловых и финансовых преобразований с новыми, более эффективными продуктами и услугами, заменяющими старые и менее эффективные. Такой процесс будет часто сопровождаться экономическим крахом компаний, порожденных предыдущей эпохой и производящих устаревшие изделия и услуги. Вместе с тем «информационная работа» и «информационные рабочие» становятся постоянно увеличивающейся долей экономического потенциала и рабочей силы во многих странах мира, поскольку их деловые и финансовые миры подвергаются преобразованиям под воздействием информационной революции.

Через какое-то время эти новшества сформируют новые виды коммерческой деятельности в «отраслях промышленности знаний », что повлечет перемещение капитала в новые области, больше подходящие для информационной работы, чем для промышленного производства, а это в свою очередь затронет места проживания людей и вызовет новую масштабную волну миграции населения Земли.

Столь существенное повышение роли информационной работы затронет образование, требующееся людям как при их приеме на работу, так и в процессе их карьерного роста. Через какое-то время подобные тенденции окажут существенное воздействие на образовательные процессы во всем мире.

Преобразования, порожденные информационными технологиями, несут существенные изменения в деловой и финансовый мир. Эксперты отмечают, что для обозримого будущего бесконечный ряд новых событий в области информационных технологий будет непрерывно вести революцию в деловом и финансовом мире как по уже известным, так и по новым путям. Сами эти преобразования в свою очередь существенно изменят «поле игры» для правительств и общества в целом.

3. В ближайшие 10 — 20 лет информационная революция существенно затронет механизмы управления обществом и создаст новых политических игроков.

Одним из важных выводов, который делается экспертами РЭНД, состоит в том, что некоторые традиционные механизмы управления обществом (такие, как налогообложение и лицензирование) становятся все менее эффективными и более проблематичными, поскольку информационная революция позволяет действовать игрокам рынка вне досягаемости национальных правительств. Как в указанных, так и в ряде других областей правительствам, которые в наибольшей степени затронуты информационной революцией, уже сегодня необходимо найти новые механизмы или создать новые универсальные международные структуры управления, чтобы сохранить контроль над своими государствами.

Важным элементом информационной революции является появление новых политических игроков. Новые политические игроки формируются информационной революцией в бизнесе, социальных и политических сферах, на внутринациональных, межнациональных и наднациональных уровнях, которые изменяют распределение политической власти.

В то же самое время прогресс в информационных технологиях создает новые способы взаимодействия на основе Интернет-технологий: между гражданами и их избранными представителями, между кандидатами и избирателями и среди самих граждан при обсуждении политических проблем.

Некоторые эксперты в этой ситуации предполагают, что роль этнического государства может существенно измениться в результате целого ряда подобных событий. Однако другие полагают, что тенденции в этом отношении не ясны, указывая ряд существенных функций, которые этническое государство продолжит играть в эпоху информационной революции. Учитывая значительное различие взглядов на эту проблему, эксперты РЭНД заключают, что будущая роль этнического государства в информационную эпоху до конца неясна. Считается, что различные нации изберут различные подходы. Так, малые нации с большей готовностью расстанутся с рядом функций этнического государства, в то время как крупные нации будут стараться полнее сохранить традиционную роль этнического государства. Однако общим выводом является то, что протекающие процессы приведут к коренным изменениям в политической сфере государственного управления, что в свою очередь отразиться и на вопросах определения национальных приоритетов, целей и ценностей.

4. В ближайшие 10 — 20 лет информационная революция останется многоликой и будет формироваться социальными и культурными ценностями.

Как отмечают эксперты РЭНД, информационная революция инициирована технологиями, но направляется прежде всего нетехническими факторами, включая социальные и культурные.

Социальные и культурные изменения должны будут иметь место, если отдельные граждане, корпорации и нации станут полнее использовать возможности информационных технологий. В ходе подобных процессов возможно обострение международных отношений, связанное с культурными и социальными различиями наций. Прежде всего такие конфликты активизируются на границах «цивилизованного» мира и «бурлящей пропасти» беднейших стран.

Цифровое различие внутри и между нациями сохранится. В пределах стран распространение информационных технологий вообще усилит различия и укрепит социальные расколы, по крайней мере, пока не будет достигнуто технологическое насыщение. Кроме того, поляризация между богатыми и бедными станет более острой в силу ее отчетливой видимости в информационном обществе.

Способность приобретать и использовать новое знание будет критичной для успеха в информационном обществе, поскольку синтез новых знаний составляет растущую пропорцию всей трудовой деятельности в долгосрочной перспективе. Соответственно, развитие человеческого капитала в ближайшие годы будет являться ключевым. «Качественное образование для всех» будет одним из ключей к национальному успеху в информационную эпоху.

Подобные процессы повлекут проявление различных вызовов в различных частях мира. Глобализация, ускоренная информационной революцией, продолжит оказывать многоаспектные социальные и культурные эффекты.

Ряд экспертов отмечает, что в то время как экономические эффекты глобализации сегодня уже достаточно изучены, ее социальные последствия до конца не ясны. Эта же группа экспертов прогнозирует углубление разрыва между политическими, интеллектуальными, экономическими элитами и остальной частью населения, прежде всего в развивающихся странах.

5. В ближайшие 10 — 20 лет сохранится многофакторная форма и характеристика национального подхода к восприятию информационной революции.

Среди важных факторов, характеризующих восприятие нацией информационной революции, и как следствие — рост напряженности внутри нее, эксперты РЭНД выделяют следующие:
  • богатые нации лучше приспособлены для использования продуктов информационной революции, чем бедные;
  • отношение разных слоев общества к происходящим изменениям различно;
  • роль и место правительства и законов может изменяться в информационную эпоху;
  • структура рынков капитала.

Эксперты РЭНД оценивают возможности по интеграции в глобализирующийся мир и восприятию изменений, привнесенных информационной революцией, той или иной нацией по следующим показателям:
  • степень и характер проникновения информационных технологий в общество;
  • занятость в отраслях обработки информации и синтеза знаний, развитие электронной коммерции;
  • уровень развития бизнеса в области информационных технологий;
  • потенциал «творческого разрушения», накопленный нацией;
  • присутствие новых политических игроков и изменения в управлении в политической сфере;
  • перемещение талантливых, высококвалифицированных работников интеллектуального труда.

В рамках изложенной выше модели ближайшего будущего эксперты РЭНД прогнозируют следующие основные тенденции развития геополитической обстановки в мире.

1. В ближайшие 10 — 20 лет США останутся в авангарде информационной революции.

По мнению экспертов, североамериканская (США и Канада) экономика и общество сегодня достаточно хорошо подготовлены, чтобы встретить вызовы информационной революции. Они имеют ряд преимуществ, включая хорошо развитые инфраструктуры и человеческий капитал, экономику и само общество, которые легко адаптируются к различным изменениям, а также правовое поле с хорошей защитой интеллектуальных прав собственности. Обе — нации иммигрантов, которые привлекают энергичных, талантливых, подготовленных людей со всех континентов. Северная Америка использует эти преимущества, чтобы держаться в авангарде информационной революции. Крушение информационных компаний в конце XX века, безусловно, замедлило темпы информационной революции в регионе, но только временно. Северная Америка будет активно развиваться и внедрять достижения информационной революции.

2. В ближайшие 10 — 20 лет информационная революция в Европе будет развиваться медленнее и несколько иным путем, отличным от ее развития в США и Канаде.

В то время как факторы развития информационной революции остаются теми же, что и в США, существует и ряд принципиальных отличий:
  • европейцы и американцы по-разному относятся к возможным экономическим и социальным изменениям, последние проще адаптируются;
  • европейцам свойственна большая экономическая и социальная активность;
  • европейское желание интеграции наций в единой Европе;
  • более открытый рынок США и более регламентированный правительством рынок Европы;
  • больший европейский акцент на нисходящем планировании правительственными и деловыми элитами.

В области технологий европейское представление об информационной революции подобно американскому, но больше акцентировано на беспроводные технологии.

В результате в Европе информационная революция будет развиваться несколько иным курсом, с большим неприятием риска европейцами, заставляющим творческий процесс разрушения идти медленнее.

3. В ближайшие 10 — 20 лет ряд стран Азиатско-Тихоокеанского региона продолжат стремительное развитие и масштабное использование информационных технологий.

В последние годы наблюдается активное развитие государств Азиатско-Тихоокеанского региона, их стремительное вовлечение в глобализирующийся мир. Граждане ряда стран региона составляют основную часть пользователей Интернета. Уровень интернетизации в Южной Корее, Гонконге, Японии и Австралии превышает уровень пользователей в США 2000 года. Близко от указанных стран по числу пользователей Интернет следуют Сингапур, Тайвань и Новая Зеландия. В отличие от ситуации в Соединенных Штатах, где основную часть пользователей составляют частные лица, большинство пользователей Интернет в Азии — это сотрудники высокотехнологичных компаний. Япония, Сингапур, Тайвань, Южная Корея, Малайзия, Таиланд и Филиппины — сегодня это главные производители высокотехнологичных продуктов на мировой арене, что в целом составляет 70 — 80 процентов всего мирового производства продукции широкого диапазона важных материалов, компонентов и изделий для высокотехнологичной продукции.

Азиатские производители, как правило, развивались по «японской модели». Южнокорейские и тайваньские компании наиболее технологически продвинуты среди остальных компаний региона после Японии, но они сталкиваются с вызовами на их пути к роли глобальных разработчиков информационных технологий.

Эксперты особо отмечают Китай как быстро растущего производителя информационных технологий. Сегодня определенные группы высокотехнологичной промышленности в Китае развиваются быстрыми темами, хотя их продукция далека от того, чтобы быть главным компонентом экономики страны.

Главные движущие силы в Китае — объем местного рынка и почти бесконечная, дешевая рабочая сила. Оба эти фактора привлекают иностранные инвестиции.

В последние годы Китай стал основным производителем высокотехнологичной продукции для азиатских стран. Ряд китайской высокотехнологичной продукции успешно конкурирует на рынках США и Европы. В ближайшие десятилетия эта тенденция не только сохранится, но и будет нарастать, что связано со вступлением Китая в ВТО.

Китай также начинает существенно повышать собственный потенциал высококлассных специалистов в области высоких технологий за счет возвращения на родину китайцев, работавших в западных компаниях, а также после получения технического обучения за границей. В результате Китай должен продолжить стремительное движение в создании мощной высокотехнологической промышленности, что через какое-то время позволит ему стать главным игроком на рынке высоких технологий не только в Азии, но и в мире. В это же время многие нации (прежде всего европейские), которые сегодня более продвинуты, но обременены инерцией, созданной унаследованной инфраструктурой, будут терять свои позиции.

Кроме Китая Индия имеет три важных преимущества в глобальном высокотехнологичном соревновании: большое количество специалистов в области информационных технологий, большое количество образованных, дешевых рабочих, говорящих по-английски, и тесные связи многих индийских предпринимателей в американской Кремниевой Долине. В результате в этой стране активно развивается высокотехнологичный бизнес, она — мировой лидер в производстве программного обеспечения, его производство в стране увеличилось в пятьдесят раз за последние 10 лет. Процветание и рост индийского рынка программного обеспечения и сферы услуг в области информационных технологий должны продолжиться и в ближайшие десятилетия. Однако развитие индийского рынка программных средств может столкнуться с рядом трудностей, связанных прежде всего с ускоренным развитием в этой области Китая. Кроме того, индийская высокотехническая промышленность всего лишь небольшой процент от общей индийской экономики. Большая часть нации находится все еще в аграрной эпохе, еще не достигнув даже уровня индустриальной эпохи, уже не говоря об эпохе информационной. Эти факторы могут серьезно осложнить внутреннюю ситуацию в стране.

4. В ближайшие 10 — 20 лет геополитические тенденции, которым содействует информационная революция, могут обозначить новые вызовы Соединенным Штатам.

По мнению экспертов РЭНД, несмотря на то, что американская экономика и общество достаточно хорошо подготовлены к встрече вызовов информационной революции, в ближайшие десятилетия появится достаточно много проигравших и отстающих в глобализации государств в различных частях планеты. Многие из этих проигравших или отстающих будут представлять серьезную угрозу безопасности США.

Информационная революция лучше позволяет разочаровавшимся народам объединиться и организоваться. Существование разочаровавшихся и хорошо организованных проигравших или отстающих будет вести к тенденциям в мире, которые могут бросить вызов жизненным американским интересам. Например:
  • проигравшие в информационной революции могут стать «неудавшимися государствами». Такие неудавшиеся государства могут стать пристанищем для террористов, которые будут угрожать жизненным интересам США;
  • стремление не отстать от США внесет напряжение в европейские экономики, общества и государства, создавая отстающих и проигравших в пределах Европы. Это в свою очередь может через какое-то время создать растущее напряжение и в НАТО;
  • неспособность Японии достаточно измениться, чтобы справиться с информационной революцией — если это случится, может повлечь к неудаче японской экономики. Неудача экономики Японии в свою очередь приведет к вакууму в Азии, который будет заполнен Китаем. Это серьезно укрепит позицию Китая в Азии, и сделает Китай равным США конкурентом.

5. Непредвиденные обстоятельства, которые могут изменить глобальный курс информационной революции.

По мнению экспертов РЭНД, будущие «приложения убийцы», неясные в настоящее время, определят точный характер преобразований. Они определят точные детали информационной революции. Многие факторы могут замедлить или ускорить темп преобразований. Неблагоприятные финансовые события могут замедлить их, а неожиданные «приложения убийцы» могут ускорить преобразования.

Будущие геополитические события типа новой «холодной войны», глобальный военный конфликт или крупномасштабный региональный конфликт неблагоприятно затронут развитие различных наций, регионов и мира в целом.

Постоянные, широко распространенные, разрушительные террористические акты могут иметь аналогичный эффект на отдельный регион или планету в целом.

Независимо от того, что может произойти, скорость, с которой информационные технологии преобразовывают мир, вряд ли изменится. Эксперты РЭНД ожидают, что эти изменения в конечном счете будут весьма значительными.

2. Вызовы новой эпохи как стимул формирования новой геополитической концепции США


Изменение геополитической обстановки в мире, а также трансформация целей национальной стратегии США заставляет экспертов Пентагона активно разрабатывать новую геополитическую концепцию, призванную обозначить основные ориентиры США по переустройству мира в XXI веке.

Как полагают военные эксперты, основу новой геополитической концепции составит подход, согласно которому положение США как лидера нового миропорядка во многом будет зависеть от того, насколько успешно будут развиваться процессы глобализации в современном мире. Еще с момента окончания «холодной войны» администрация США находилась в постоянном поиске новой теории управления миром и необходимой для ее поддержки военной стратегии. Такой инструмент был найден в середине 90-х годов XX века. Им оказалась глобализация: только при условии распространения глобализации на всю планету лидирующее положение США может сохраниться.

По мнению экспертов Пентагона, та часть современного мира, которая восприняла модель глобализации, предложенную США, сегодня вполне может быть управляема невоенными средствами и прежде всего средствами информационного манипулирования. Та же часть населения планеты, которая не восприняла процессы глобализации, должна быть «колонизирована» с применением военной силы.

Ключевой парадигмой новой стратегии является тезис «разобщенность представляет опасность». По мнению авторов концепции, в 2003 году режим Саддама Хусейна оказался опасно удален от глобализирующегося мира, от его правил поведения, его норм и связей, которые включают страны в единый, подконтрольный США, механизм. Именно поэтому война с Ираком никак не была связана с разоружением Ирака или продолжением объявленной США глобальной войны с террором. Эта война является, по их мнению, важным поворотным моментом, с которого Вашингтон начинает реализовывать свою новую стратегию доминирования в эпоху глобализации.

Многие отмечают, что насаждаемая и культивируемая США политика глобализации в последние годы привела к чрезвычайному расслоению общества: с одной стороны — в высшей степени глобализированные страны Западной Европы и Япония, а с другой — бедные государства Африки, Азии и Латинской Америки. По данным опроса, проведенного рядом независимых компаний, к концу 2002 года 19 стран мира, ранее лояльно относившихся к США, демонстрировали рост антиамериканских настроений и падение показателя благожелательного отношения.

Так, за последние три года благоприятный рейтинг США в Западной Европе устойчиво снижался и упал на 5 — 6 процентных пункта. В Турции — на 22 пункта, а в Пакистане — на 13. В Египте хорошо относились к США всего 6 процентов населения. Отрицательно оценивают распространение американской идеологии 50 процентов опрошенных в Великобритании, в Германии — 67 процентов, в России — 68 процентов, во Франций — 71 процент. Особенно сильны антиамериканские настроения на Ближнем Востоке: в Турции — 78 процентов, в Пакистане — 81 процент, в Египте — 84 процента. Оказался очень высок процент мусульман, поддерживающих теракты-самоубийства в защиту ислама: 73 процента в Ливане; 43 процента в Иордании; 44 процента в Бангладеш; 47 процентов в Нигерии; 33 процента в Пакистане; 27 процентов в Индонезии, что свидетельствовало о значительном потенциале смертников-террористов, который может быть реализован, в том числе и против США, в случае начала военной акции в какой-либо мусульманской стране.

Вместе с тем, по заявлениям экспертов Пентагона, будущее современного мира будет определяться именно теми регионами планеты, в которых глобализация уже стала неотъемлемой частью жизнедеятельности общества.

Весь остальной мир, не охваченный процессами глобализации, рассматривается как «неинтегрированная Брешь». Американские военные эксперты называют эту Брешь «озоновой дырой глобализации», через которую в цивилизованный мир прорывается зло и ненависть.

Говоря о дальнейшем развитии «антитеррористической» операции вооруженных сил США, эксперты Пентагона подчеркивают, что основная цель начатой глобальной операции — сокращение или полное устранение Бреши, что позволит установить полный контроль Вашингтона над всей территорией планеты в рамках масштабной кампании всеобщей глобализации.

В соответствии с этой стратегией истинная причина войны с Ираком не в том, что Саддам Хусейн тиран, и не в том, что его режим поддержал террористические сети. Реальная причина состоит в том, что складывающаяся не в пользу Америки экономическая и политическая ситуация в мире вынуждает администрацию США иметь дело со всей Брешью как со стратегическим пространством, из которого исходит реальная угроза самому существованию Америки.

В качестве главного принципа, позволяющего отнести ту или иную страну к Бреши, определяется следующий тезис: положение страны, гарантирующее военный ответ США, обратно пропорционально ее возможностям к восприятию глобализации.

3. Изменение стратегического базирования вооруженных сил США как результат реализации основных положений новой геополитической концепции


Как отмечают эксперты, в последнее время в высших кругах Пентагона вырабатывается план изменения размещения военных баз за пределами континентальной части США в соответствии с новой моделью угроз и новой геополитической концепцией.

Американские военные эксперты отмечают, что необходимость подобного перемещения пунктов базирования вызвана тем, что сегодняшнее геостратегическое пространство кардинальным образом изменилось за последние пятнадцать лет. В то же время военные базы США все еще отражают ту модель угроз, которая была принята во времена «холодной войны». Существующее в настоящее время размещение военных баз уже неоднократно выступало препятствием в ходе проведения ряда операций вооруженными силами США. Эксперты полагают, что в ближайшее время с ходом развития антитеррористической кампании число подобных проблем будет возрастать.

Согласно новой геополитической концепции Пентагона новые миссии вооруженных сил США в ближайшие десятилетия будут включать охрану так называемого «американского периметра безопасности», который в последние годы значительно расширился по ряду направлений. Этот «периметр» в Европе больше не проходит через Германию, он сильно продвинулся в восточном направлении, но еще более значительно — на юг. Эксперты Пентагона считают, что сегодня основная угроза для США в Европе продолжает исходить от неустойчивого положения на Балканах, где негативные тенденции с Ближнего Востока начинают просачиваться в Европу: по берегам Черного моря и Средиземноморья, на восточной границе Турции. Этот периметр сегодня также определяют прибалтийские государства и страны Восточной Европы, оберегающие Европу от поставок наркотиков, оружия и «живого товара» из республик бывшего СССР.

Однако еще более существенно «американский периметр» расширился на Ближнем Востоке, особенно после 11 сентября 2001 года. Кроме того, по заявлению ряда экспертов, начиная с 11 сентября 2001 года само определение «Ближневосточного театра войны» существенно изменилось, включив в себя Кавказ, Среднюю Азию и значительную часть Южной Азии. Война в Афганистане привела к размещению американских войск в бывших советских центрально-азиатских республиках и Пакистане. Периметр безопасности в Восточной Азии также расширилась. По мнению авторов плана, в дополнение к угрозам со стороны Северной Кореи рост китайской мощи и влияния радикального ислама в Юго-Восточной Азии необходимо расценивать как важнейшие угрозы безопасности Соединенным Штатам в этом регионе в течение следующего столетия.

Необходимость перемещения американских баз вызвана тем, что столь существенно расширенный «периметр» должен постоянно контролироваться вооруженными силами США. Даже учитывая, что американские войска сегодня развернуты более чем в сорока странах, места долгосрочного базирования были несущественно изменены со времен «холодной войны». Военные эксперты США отмечают, что сегодня новый периметр уже активно патрулируется, однако эта новая миссия все еще расценивается скорее как исключение, чем новые правила.

Расстояние старых баз от новых театров войны препятствует возможности оперативного перемещения войск и их огневой поддержки. Учитывая изменение модели угроз, исходящих от надгосударственных террористических структур, базирующихся в основном на территории государств Ближнего Востока, в последнее время особенно возрос интерес американских стратегов к военным базам в Турции. Прежде всего — к военно-воздушной базе «Инжирлик», которая играла значительную роль в операции против Ирака. Действия на Балканах также закончились расширением американских баз в Италии, особенно базы «Авиано».

Многие специалисты отмечают, что за последние десять лет американские силы в Европе переместились на юг и в восточном направлении. Эксперты Пентагона считают, что настало время признать, что это не временное явление, а постоянное изменение, и необходимо приспосабливать базирование войск США. Развертывание сил в регионе Персидского залива не было бы возможно без авиабаз в Европе, без безопасного морского транспортного пути через Средиземноморье к Суэцкому каналу и к Турции. На этом основании делается вывод о том, что было бы оправдано исследовать перспективы базирования ряда американских частей в Польше, Болгарии и Румынии или в некоторых других странах в Восточной Европе, а также существенно расширить военное присутствие в Турции.

Кроме того отмечается, что вопрос о европейских базах не может рассматриваться в изоляции от глобального размещения американских сил. Будущее военного присутствия США в Европе должно быть согласовано с длительным американским присутствием в Афганистане и Средней Азии, а также в Ираке и Персидском заливе в целом. Аналогично, американские силы в Восточной Азии должны быть способны не только к сдерживанию Северной Кореи или китайского удара по Тайваню, они должны быть способны поддержать войну против исламского фундаментализма во всей Юго-Восточной и Южной Азии.

4. Взгляд за горизонт событий


Разрабатывая новые подходы к проведению внешней и внутренней политики в ближайшие 15 — 20 лет, эксперты РЭНД пытаются заглянуть и на более длительный срок. Что же ждет человечество через 30 — 50 лет? Одним из важных выводов выполненного исследования является заключение о том, что информационная революция есть всего лишь часть более широкой технологической революции с еще более глубокими последствиями, основные элементы которой в ближайшие 10 — 20 лет только начнут проступать.

Информационная революция не единственная, рожденная технологией, революция, которая сегодня идет полным ходом, она просто наиболее известна. Прогресс в биотехнологии и нанотехнологии и их совместных применениях с информационными технологиями должны кардинально изменить мир во второй половине XXI столетия.

Последствия биореволюции будут особенно глубокими и неоднозначными.

Достижения в области молекулярной биологии создали базу, необходимую для управления растительным, животным и человеческим геномами.

За прошедшее десятилетие были сделаны важные открытия, позволившие глубже понять и приступить к управлению фундаментальными структурами на микро и нано уровне. Проведенные исследования в области нанотехнологий в ближайшие годы позволят создать принципиально новые вычислительные устройства, которые в свою очередь позволят сохранить закон Мура, и производительность компьютеров продолжит удваиваться каждые 18 месяцев. Согласно выводам экспертов подобные разработки, вероятно, изменят большинство отраслей промышленности: от новых вакцин и компьютеров, до новейших материалов для машиностроения и легкой промышленности, серьезно трансформируя мир XXI столетия.

В результате совместного применения достижений в области биотехнологий, нанотехнологий и информационных технологий полное экономическое и социальное воздействие этой объединенной технологической революции на общество будет еще более глубоким, чем от индивидуального воздействия каждой из технологий.

Способность изменять клетки и геномы животного уже привела к значительным противоречиям; способность изменять человеческий геном приведет к наиболее глубоким противоречия за всю историю человечества.

Генетически измененные продукты широко используются в некоторых частях мира и запрещены в других. Ограничения в свободном движении генетически измененных продуктов во всем мире уже стали одной из главных международных проблем. Клонирование животных также вызвало серьезные противоречия в ряде наций, в которых подобные эксперименты были предприняты.

По мнению экспертов РЭНД, все споры относительно изменения геномов растительного и животного происхождения ничто по сравнению со спорами, которые возникнут при попытках изменить человеческий геном, чтобы использовать методы генной инженерии для «улучшения» человеческого рода, клонирования людей и неограниченного продления жизни путем пересадки клонированных органов. Эти конфликты по ожесточенности и напряженности превзойдут все известные до настоящего времени конфликты потому, что они затронут саму суть понятия «быть человеком».

Поскольку темпы перечисленных технологических революций возрастают, а их синергетическое воздействие увеличивается, растет и понимание последствий их воздействия на общество будущего. Эксперты РЭНД констатируют, что в ходе указанных технологических революций сохранится неравенство отдельных наций и регионов планеты, более того ускорение темпом технологической революции приведет к углублению неравенства и как следствие — к небывалому росту напряженности во всем мире.

Вперед
Содержание
Назад


Главное за неделю