Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Двадцатилетный инвалид


Владимир Владимирович Саморуков, 2007 год
Дед вспоминал, что он пролежал в полузабытьи на снегу почти сутки. Сил не было даже на то, чтобы пошевелиться. Вдруг он увидел, что к нему подошел наш лыжник из разведроты. Каким-то чудом он определил, что одно из множества валявшихся на поле тел принадлежит живому человеку.

Он скинул с лыж стоявший на них станковый пулемет, положил меня на лыжи и отвез меня метров на 600 к реке, откуда мы начинали наступление, к полевому госпиталю. Когда он передавал меня врачам, я спросил:

- Как зовут-то тебя?

- Гришка Юткин.


Это все, что известно об этом бойце. В 3 томе Книги памяти Приморья я нашел сведения о рядовом Юткине Григории Михайловиче, 1916 года рождения, пропавшем без вести летом 1943 года под Курском. Может быть, это он? В феврале 1943 он вполне мог быть под Орлом, да и призывался он из Тернейского района Приморского края, а дед говорил, что 116-я отдельная военно-морская бригада, в которой он служил, почти полностью состояла из дальневосточных матросов.

Дед вспоминал, что, начав приходить в себя в полевом госпитале, он почувствовал, что на снегу у него страшно промерзла раненая нога. Решено было ее ампутировать. Молоденькая медсестра прижала ногу к себе и теплом своего тела отогревала до утра. Раненую ногу спасли, но ходить двадцатилетний инвалид научился только через год.

От этого ранения я страдал всю жизнь. Нога стала неполноценной, из-за повреждений нерва развился хронический радикулит. Село Городище было взято, взяты пленные, трофеи. Бой продолжался.

"Журнал боевых действий 20 танкового корпуса": "В 16-00 командир 116 ОМСБр вводит в бой свой резерв - батальон автоматчиков - и овладевают Городище... В течение дня бой за Городище продолжался с прежней силой, борьба за траншеи велась мелкими группами. Выбивали противника штыком и гранатами. По овладению Городище - понесли ощутимые потери и особенно 116 ОМСБр. Комбриг 116 докладывал в 19-00: "В стрелковых батальонах осталось по 150 активных штыков…". Противник потерял до 100 чел. убитыми и ранеными, отошел в Ниж. Ущерово".

После трёхсуточного, почти непрерывного, боя в ночь на 24.02.1943 года обескровленная бригада (потеряла в боях более половины своего численного состава, в том числе 1009 человек убитыми и пропавшими без вести) была отведена в тыл. Место моряков заняла свежая 342-я стрелковая дивизия. Правда, вскоре эта дивизия отступила, не выдержав натиска врага. Окончательно Городище было освобождено только в июле 1943 года.

Позднее не слишком щедрый на похвалу Маршал Советского Союза Г.К. Жуков отмечал, что "не раз отличались моряки... Они покрыли себя боевой славой и в значительной степени содействовали общему успеху советских войск". В середине апреля командовавший на тот момент бригадой полковник Кустов А.Ф. направил ходатайство о присвоении бригаде почётного наименования "тихоокеанская" как символ отдания долга памяти погибшим морякам и продолжения их традиций. Но к 25 апреля 1943 года после боев за Городище и Красное Сергиево по данным отчета начальника Штаба бригады подполковника Бочкова М.Е. численность бригады составила 1 838 человек. Погибло, ранено и пропало без вести 3 992 человека, то есть 2/3 бригады. Присваивать почетное наименование было просто некому.

В мае 1943 года оставшихся в живых моряков бригады влили во вновь формировавшуюся в районе города Белева Тульской области 110-ю стрелковую дивизию Брянского фронта (3 формирование), которая принимала участие в Орловской, Смоленской и Брянской наступательных операциях, одной из первых вступила на землю Белоруссии, участвовала во взятии Кёнигсберга. Боевые действия закончила в мае 1945 года выходом к Вислинскому заливу.

Среди ее воинов командир орудия старший лейтенант Ефим Борисович Фрадков, удостоенный за бои в Восточной Пруссии звания Героя Советского Союза. Когда в 2007 году премьер-министром России стал Михаил Фрадков, дед с гордостью прочел в официальной прессе, что Михаил - сын именного того героя войны. И только в 2010 году я узнал, что родственниками эти Фрадковы были только в прессе. Подвиг Ефима Фрадкова от этого своей значимости не потерял.

Но и спустя годы бойцы, выжившие в те дни, несмотря на то, что в их жизни были и другие сражения, в один голос говорят, что именно этот бой за Городище остался перед глазами на всю жизнь.

С этого времени фактически прекратилась моя связь со 116й ОМСБ. Писать было некому. Судьбу своих товарищей я не знал, но знал, что большинства из них уже не было, это факт. Написать в Штаб бригады не догадался, да и посчитал нетактичным отвлекать от боевых дел своими личными интересами. Слышал, что бригада была снята с позиций, так как наступать уже не могла. Известно, что личный состав пехотных соединений и частей за время войны менялся несколько раз. Дело доходило до того, что в некоторых частях не оставалось даже человека из первоначального состава. Жаль, бесконечно жаль ребят, навсегда оставшихся на поле боя, жаль их родных. Но с потерей одних приходили другие. Велика Россия! Несомненно то, что за время Великой Отечественной войны подобные результаты были и в других соединениях, частях, подразделениях.

Для меня же начались "хождения по госпиталям": Серпухов, Бугуруслан, Уфа. Помню, как в ожидании поезда с другими ранеными лежал на носилках в вестибюле просторного вокзала на станции Скуратово. По дороге в госпиталь долго стояли на вокзале в Туле, которая запомнилась своим удивительно вкусным черным хлебом.


С тех пор, бывая в Туле, дед обязательно покупал черный хлеб.

Тула нас не приняла, и нас повезли в Москву, оттуда в Серпухов, где я лежал около месяца. Ко мне приезжала мама. Как ей было тяжело доехать до меня, один Бог знает! Везде стояли кордоны и заграждения. Через несколько дней меня увезли в г.Бугуруслан, а затем в г.Уфу в Башкирии. Долго лечился. В Уфе я узнал об освобождении нашими войсками Мценска, а потом и Орла, в честь которого в Москве был дан первый за войну артиллерийский салют.

Первоначально я думал, что пролежу в госпитале месяца полтора, а оказалось, что пролежал до 2 сентября 1943 года. Только через 6 месяцев я был выписан из госпиталя с представлением 3-месячного отпуска по ранению. Одновременно мне дали инвалидность 2й группы и положили пенсию 365 рублей. По истечении отпуска мне удалось обмануть врачей, заверив, что я здоров. Будучи признан ограниченно годным, я служил в различных частях, где учил солдат, готовя маршевые роты для фронта.


"Убивать плохо"
Сухопутные матросы
Дух предков
"За Сталина" и другие крепкие слова
Проверено внутренней цензурой
Ледокол есть, а песню забыли
Красные воды Оки
Двадцатилетный инвалид
Братская могила
Источники


Главное за неделю