Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

Глава первая

Контролируя радиосети противника

Накануне и в ходе операции «Багратион» от­личилась радиоразведка четырех советских фронтов. Ге­нерал-лейтенант Петр Спиридонович Шмырев, участник Великой Отечественной войны, крупный специалист в области радиоразведки, считает, что летом 1944 года ра­диоразведка контролировала радиосети противника, своевременно выявляла изменения в дислокации немец­ких войск и войсковых штабов, боевой состав корпусных и дивизионных соединений, а также точно определяла за­нимаемые ими полосы обороны.

Работая над рукописью книги «Тайные операции Вто­рой мировой», я имел возможность несколько раз встре­чаться с генерал-лейтенантом П. С. Шмыревым и полков­ником в отставке кандидатом военных наук, профессором П. В. Добродием, участником Великой Отечественной войны, тоже специалистом в области радиоразведки.

В годы войны радиоразведка действовала непрерывно. Полем ее боевых действий был эфир, наполненный звука­ми зашифрованных донесений и сообщений неизвестных радистов, звучавших иногда открыто на разных языках.

Мои собеседники были убеждены, что к Белорусской наступательной операции советская военная радиораз­ведка подошла, накопив значительный опыт в Сталин­градской битве и в сражении на Курской дуге. В этом опыте было все — и крупные промахи в работе, и блиста­тельные достижения, в результате которых советское ко­мандование получало точные данные о противнике.

Полковник П. В. Добродий, оценивая действия радио­разведки, сказал, что первоначальный полезный опыт действий в реальных боевых условиях радиоразведка при­брела в первые дни битвы за Москву и особенно на на­чальной стадии Сталинградского сражения.

Битва под Сталинградом многому научила радиораз­ведчиков. На первых порах радиоразведка не смогла в должной мере вскрыть реорганизацию, проведенную противником, которая привела к разделению группы ар­мий «Юг» на две новые группы — «А» и «Б». Были и дру­гие упущения.

В тот период, когда быстро развивалось танковое на­ступление немцев, фронтовые части радиоразведки слабо контролировали систему радиосвязи немецкой армии в оперативном звене. Еще хуже обстояло дело со сбором сведений о противнике с помощью средств радиоразвед­ки в тактическом звене. Действия отдельных немецких частей, подразделений и групп вообще вольно или не­вольно были исключены из наблюдения. Не случайно по­этому в подготовленном штабом Юго-Западного фронта докладе, который был представлен И. В. Сталину 9 июня 1942 года, командующий фронтом маршал С.К.Тимо­шенко о радиоразведке не сказал ни слова. В выводах Ти­мошенко, сделанных в конце доклада, отмечалось: «Из всего наблюдаемого войсковой разведкой и по данным авиации следует, что противник все свои танковые силы и мотопехоту устремляет на юго-восток, преследуя, оче­видно, цель захлестнуть удерживающие рубеж обороны 28-ю и 38-ю армии фронта, и тем самым грозит выводом своих группировок на глубокие тылы Юго-Западного и Южного фронтов»1.

Сведения были важными. Радиоразведка добыть такие сведения в тот период не смогла.

Оперативный опыт радиоразведка приобретала в ходе боевых действий. Постепенно операторы научились кон­тролировать радиосети противника, привязывать наблюда­емые радиостанции и радиосети к войсковым штабам со-единений и объединений немецкой армии. Дивизионы ра­диоразведки стали располагаться на удалении 40—50 кило­метров от линии фронта, что позволяло вести наблюдение и за радиосетями противника тактического звена.

Принятые меры позволили в период Сталинградской битвы значительно улучшить деятельность фронтовых ча­стей радиоразведки, организовать своевременное обоб­щение и анализ получаемых сведений.

Во время оборонительного этапа Сталинградской бит­вы радиоразведкой противника занимался 1-й радиополк ОСНАЗ. Он подчинялся Ставке Верховного Главноко­мандования. Радиоразведчики вели сбор сведений не только о наземных войсках противника, но и о его авиа­ции. По особенностям построения позывных самолетных радиостанций они научились распознавать принадлеж­ность самолетов к роду авиации, авиационным эскадрам, их группам и отрядам. В середине ноября 1942 года, ког­да немцы, чувствуя неладное, усилили воздушную радио­разведку переднего края, где войска Красной Армии го­товились перейти в контрнаступление, фронтовая радиоразведка своевременно докладывала командованию о выявленных немецкими самолетами-разведчиками по­зициях советских войск. Это позволяло выводить наши войска из-под ударов бомбардировочной и штурмовой авиации противника, также заставляло совершенствовать систему маскировки.

В конце ноября 1942 года, когда кольцо окружения не­мецких войск в районе Сталинграда сомкнулось, радиораз­ведка добыла ценные сведения о противнике, которые сы­грали важную роль в разгроме окруженной группировки. В частности, радиоразведкой было установлено, что в кольце оказались штабы 6-й полевой армии под командованием фельдмаршала Паулюса, 4-го, 8-го и 51-го армейских кор­пусов, 11-го механизированного корпуса, 14-го танкового корпуса, а также шести танковых и механизированных и 13-й пехотной дивизий. Перечень этих немецких соедине­ний, установленных радиоразведкой, говорит о том, что со­став окруженной группировки противника был полностью выявлен.

В ходе Сталинградской битвы радиоразведка впервые заявила о себе как о новом важном виде военной развед­ки, способном успешно вести свои боевые действия в эфире. 394-й и 561-й радиодивизионы ОСНАЗ, отличив­шиеся во время Сталинградской битвы, были награжде­ны орденом Красного Знамени2.

К началу Курской битвы общее количество фронтовых радиодивизионов ОСНАЗ было увеличено, значительно улучшилось их техническое обеспечение. На вооружение частей радиоразведки стали поступать новейшие по тем временам коротковолновые и средневолновые радиопри­емники и радиопеленгаторы.

Возросло мастерство специалистов радиоразведки. Об одном из талантливых операторов радиоразведки в 2002 го­ду было рассказано на страницах газеты «Независимое военное обозрение»3. Доктор технических наук Ю. Еро­феев в статье «В эфире — "Луиза" и "Иоганн"», опубли­кованной накануне 60-летия разгрома немецких войск на Курской дуге, рассказал о своем коллеге по работе в НПО имени П. С. Плешакова докторе технических наук Александре Алексеевиче Зиничеве. В годы Великой Оте­чественной войны А. А. Зиничев воевал под Курском и проходил службу в одном из радиодивизионов, который дислоцировался в районе Ржевского выступа. Этот район обороняла 9-я немецкая армия. Зиничеву было приказа­но вести постоянное наблюдение в эфире за радиосетями этой армии.

Работать оператору приходилось в исключительно трудных условиях. Вспоминая эту обстановку, Зиничев рассказывал: «Весь эфир был до отказа забит интернаци­ональной смесью радиосигналов. Рядом с аккуратным немцем торчал разухабистый итальянец, которому ничего не стоило пустить какую-нибудь шуточку открытым тек­стом своему напарнику. А между ними, словно пытаясь растолкать соседей локтями, вылезал со своей тарабар­щиной венгр. На западном же направлении эфир продол-жал оставаться относительно спокойным. Лишь изредка нарушала его покой радиостанция опергруппы штаба 9-й германской армии»4.

Сержант Зиничев научился по почерку отличать одно­го из радистов узла связи штаба 9-й армии. Этот радист в буквах Q и Z чуть-чуть затягивал второе тире. Поэтому звуки, передававшие эти буквы, звучали более мелодич­но. Зинченко уловил эту особенность почерка радиста и назвал его «Иоганном».

Через некоторое время Зиничев выявил особенности почерка второго радиста из штаба 9-й армии и присвоил ему псевдоним «Луиза». При прослушивании этого ради­ста Зиничеву невольно виделось тонкое кружево без еди­ного лишнего узелка. Даже символ конца сеанса связи он передавал в полном соответствии с правилами радиооб­мена как Sk.

Позже Зиничеву удалось выявить «особые приметы» и в почерке третьего немецкого радиста.

В середине февраля 1943 года радиосеть 9-й армии ак­тивизировала свою работу в эфире. К тому времени ко­мандование вермахта, опасавшееся, что на Ржевско-Вя-земском выступе может повториться операция по окружению немецких войск, как это произошло под Ста­линградом, отвело 9-ю армию на рубеж обороны Спас-Деменск — Духовщина. Радиостанции штаба, разместив­шегося на новом рубеже обороны, оказались более мощными по сравнению с прежними. Зиничев определил их пеленги и внимательно прослушивал. Позывные ради­стов 9-й армии звучали уверенно и четко. Однако, как ус­тановил Зиничев, в эфир выходили не те радисты, кото­рые прежде работали на узле связи этой армии. «Иоганн» и «Луиза» исчезли.

Зиничев вновь и вновь прослушивал эфир, пытаясь понять, куда же делись его «подопечные» немцы и что же на самом деле произошло с 9-й армией противника. Од­нажды после очередной работы в эфире Зиничев пришел к выводу, что радиограммы, передававшиеся от имени штаба 9-й армии, никто не принимает.

Зиничев заметил, что при сбоях, происходивших во время работы в эфире радистами 9-й армии, принимав­шая их сторона не просила повторить те части радио­грамм, которые терялись в эфире из-за различных радио­помех. Несмотря на явные сбои, в эфире звучали сообщения об успешном приеме очередного послания и завершении сеанса связи. Объяснить такое отношение к содержанию радиосообщений можно было только тем, что оно никого не интересовало. Для участников этих ра­диосеансов, пришел к выводу Зиничев, было важно дру­гое — демонстрировать в эфире интенсивный радиооб­мен, который однозначно свидетельствовал о присутствии немецкой 9-й армии на этом участке фронта.

Зиничев подумал о том, что противник целенаправ­ленно стремится убедить советскую радиоразведку в том, что изменений в дислокации армии не произошло и не происходит. Это была хорошо продуманная и неодно­кратно подтвержденная в эфире дезинформация.

Сержант сделал вывод: 9-я армия скрытно переброше­на в другое место и доложил о своих выводах командиру радиодивизиона.

Наблюдая за эфиром, Александр Зиничев через не­сколько дней выявил работу новой радиостанции против­ника. Она находилась на значительном удалении. Про­слушивая ее, сержант узнал почерк радиста «Иоганна». В последующие дни Зинченко установил радиопеленг свое­го старого знакомого оператора из узла связи 9-й армии. Она находилась на другом участке фронта, в районе Кур­ской дуги.

Донесение Зиничева заинтересовало командующего фронтом. Сержант был вызван в штаб. Зиничев рассказал генералу про «Иоганна» и «Луизу».

Генерал усомнился в доводах сержанта и спросил:

— Вы действительно научились различать немецких радистов по «почерку»?

Зиничев ответил:

— В общем-то, научился, товарищ генерал...

— Сейчас мы это проверим, — сказал начальник штаба.

Зиничев был подвергнут необычному экзамену. Про­верка состояла из двух этапов. Первый — ознакомитель­ный. На этом этапе сержант получил возможность послу­шать работу в эфире нескольких радистов штаба фронта. Второй этап был самым сложным. Зиничев должен был оп­ределить условный номер радиста, работавшего на ключе.

Экзамен проходил в присутствии генерала и офицеров штаба фронта.

Зиничев приступил к работе. Она продолжалась не больше двадцати минут. За это время по приказанию ге­нерала несколько радистов отстучали на передатчике свои короткие послания. Каждому радисту был присвоен определенный номер, соответствовавший какому-то ус­ловному немецкому соединению.

Начался второй этап испытания. Радисты в ином, ни­кому не известном, порядке стали снова выходить в эфир. Сержант Александр Зинченко каждый раз правильно оп­ределял условный номер работавшего радиста.

Генерал был удивлен и удовлетворен результатами проведенного по его приказу эксперимента.

Через несколько дней А. Зиничева перевели в радио­дивизион, дислоцировавшийся в районе Курска. Сер­жант должен был установить расположение 9-й немец­кой армии.

Перед отъездом к новому месту службы старшина ди­визиона приказал Зиничеву подготовить перечень дета­лей, которые необходимо было получить на складе для замены на пеленгаторе. Зиничев составил этот список, включив в него необходимые ему радиодетали.

Просьба показалась старшине неубедительной и мало­значительной.

— И шо, с этой ерундой к генералу идти? Пиши: но­вую автомашину, новый пеленгатор, а дальше уж по тво­ему усмотрению...

К удивлению сержанта, все, что было в его заявке, ему немедленно выдали, и он отправился поближе к предпо­лагаемому месту размещения 9-й немецкой армии.

Дальнейшее наблюдение сержанта Зинченко за «Ио­ганном» и «Луизой» позволило точно установить новое место дислокации штаба 9-й армии.

За переброской 9-й армии наблюдали не только Зин­ченко, но и операторы 347-го радиодивизиона Брянского и 394-го радиодивизиона Центрального фронтов.

В период подготовки к Курской битве радиоразведка смогла добыть достоверные данные и о создании немца­ми второй ударной группировки войск на южном фасе Курской дуги.

313-й радиодивизион Воронежского фронта в марте 1943 года своевременно получил данные о переброске в район Харькова находившегося ранее во Франции 2-го танкового корпуса СС в составе танковых дивизий «Райх», «Викинг» и «Мертвая голова».

В апреле — мае 1943 года была выявлена переброска с юга, из Донбасса, на курское направление еще четырех танковых дивизий.

С переходом советских войск в ходе Курской битвы в наступление задачи радиоразведки существенно расши­рились. Она обеспечивала наблюдение за состоянием и действиями немецких войск, отступавших под ударами Западного, Брянского, Центрального, Воронежского и Юго-Западного фронтов.

В ходе Курской битвы военная радиоразведка приоб­рела богатый опыт, позволявший ей своевременно обес­печивать командование Красной Армии ценными сведе­ниями о противнике.

Радиоразведку в Белорусской операции обеспечивали несколько радиодивизионов ОСНA3. У каждого фронта был свой радиодивизион. 1-й Белорусский фронт, кото­рым командовал генерал армии К. К. Рокоссовский, имел три радиодивизиона. Рокоссовскому подчинялся и 1-й отдельный радиополк ОСНАЗ Ставки Верховного Главно­командования.

В период непосредственной подготовки операции «Багратион» радиоразведка во взаимодействии с другими видами военной разведки достаточно полно и точно вскрыла боевой состав группы армий «Центр».

К началу операции радиоразведкой была выявлена дислокация штабов всех занимавших оборону немецких армий и входивших в их состав корпусов и дивизий, а также достаточно точно установлены полосы их обороны и стыки между ними.

Сведения, которые добывала радиоразведка накануне операции «Багратион», позволяли также своевременно избегать ударов немецкой авиации по местам дислокации советских войск. За 20 дней до начала наступления на од­ном из участков 1 -го Белорусского фронта радиоразведка установила, что немецкие самолеты-разведчики обнару­жили на аэродромах бобруйского направления до 600 со­ветских самолетов и зафиксировали много следов гусе­ниц танков в прифронтовой полосе. Эти данные были немедленно доложены командиром 545-го радиодивизио­на К. М. Гудковым командующему фронтом генералу армии К. К. Рокоссовскому. Реакция командующего последовала незамедлительно: самолеты были рассредоточены, места дислокации танков замаскированы, следы их передвиже­ния, которое осуществлялось по ночам, уничтожены.

Операторы этого же радиодивизиона перехватили до­несение немецкого самолета-разведчика о выявлении ме­ста дислокации 27 гвардейских реактивных минометов «катюша». Немецкий разведчик вызвал бомбардировщи­ки для уничтожения «катюш».

Данные радиоразведки были срочно доложены коман­дующему артиллерией 65-й ударной армии 1-го Белорус­ского фронта. Все «катюши» немедленно вывели в другой лесной массив и тщательно замаскировали. 20 немецких бомбардировщиков, прилетевших уничтожить «катюши», сбросили свои бомбы на пустое место.

Таких, как сержант А. Зинченко, в радиоразведке было немало. Во время подготовки операции «Багратион» они добывали ценные сведения, своевременно вскрывали осо­бенности обороны противника. Об одном из них, В. Ко­вале, рассказывал радиоразведчик И. 3. Захаров, во время Белорусской операции он проходил службу в 394-м радио-Дивизионе ОСНАЗ 1-го Белорусского фронта.

— Нередко в наш дивизион приезжал начальник раз-ведки фронта И. В. Виноградов. Он особенно восхищался способностью наших ребят по почерку узнавать работу радистов противника, устанавливать их принадлежность к тем или иным наблюдаемым радиосетям немецких соеди­нений. Во время проведения операции «Багратион» ра­дист-коротковолновик В. Коваль высказал мнение, что из Бобруйска навстречу нашей 65-й армии, которой коман­довал П. И. Батов, выступила немецкая 16-я танковая ди­визия. Коваль утверждал, что узнал об этом по почерку радиста... После взятия в плен командира танковой роты 16-й танковой дивизии все в дивизионе и в разведотделе штаба фронта поверили радисту В. Ковалю».

Радиоразведчики всех фронтов напряженно следили за радиосетями противника. Все изменения в дислокации войск противника вскрывались и докладывались коман­дующим фронтами.

1-й отдельный радиополк Ставки Верховного Главно­командования, наблюдая за радиосвязью немецкого гене­рального штаба, своевременно выявил проведенную не­мецким командованием на центральном направлении перегруппировку войск и переброску 2-й полевой армии с правого фланга группы армий «Центр» на участок про­рыва немецкого фронта, образовавшийся в центре между 4-й и 9-й полевыми армиями.

За успешное выполнение задач в ходе операции «Багра­тион» многие офицеры и рядовые специалисты радиораз­ведки получили государственные награды. 474-й радиоди­визион ОСНАЗ был награжден орденом Красного Знамени.

1 Цит. по: Шмырев П., Добродий П. По данным радиоразведки. Ста­линградская эпопея военной разведки. М., 2002. С. 112.

2 Шмырев П., Добродий П. По данным радиоразведки... С. 118.

3 Ерофеев Ю. В эфире — «Луиза» и «Иоганн» // Независимое воен­ное обозрение. 2002. № 23.

4 Цит. по: Ерофеев Ю. В эфире — «Луиза» и «Иоганн» // Независи­мое военное обозрение. 2002. № 23.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю