Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Глава третья

Северный дозор

В мае 1944 года на советско-германском фронте установилось относительное затишье. Стратеги­ческие роли основных участников войны изменились. Красная Армия готовилась к генеральному наступлению по всему фронту, силы вермахта укрепляли оборону, все еще надеясь вновь завладеть инициативой. В Берлине не знали, где и когда Красная Армия нанесет главный удар. Немецкая разведка должна была добыть эти сведения, что могло бы способствовать укреплению обороны и от­ражению наступления советских войск.

Вторая задача германской разведки состояла в том, чтобы выявить, когда американцы и англичане начнут вы­садку своих войск во Франции. Гитлер и его генералы знали, что союзники готовятся к открытию второго фрон­та. Высадка англо-американских войск ожидалась на од­ном из участков атлантического побережья Франции. Об этом Гитлер узнал, когда находившийся в Голландии не­мецкий пост радиоразведки смог перехватить телефонный разговор между Рузвельтом и Черчиллем1. Несмотря на то что разговор искажался специальной аппаратурой, нем­цам удалось его восстановить и расшифровать.

Разговор американского президента и британского премьер-министра продолжался около пяти минут и, как вспоминал после войны шеф германской политической разведки В. Шелленберг, «раскрывал ход военных дейст­вий англичан, тем самым подтверждая многочисленные сообщения о предполагавшемся вторжении в Европу»2. Разговор руководителей США и Великобритании был за­фиксирован немецкой разведкой. Служба радиоперехвата и дешифрования Главного управления имперской безо­пасности Германии, которой командовал генерал Тиле, добыла ценные сведения.

Гитлеру также стало известно о том, как Рузвельт закон-чил свою беседу с Черчиллем. Американский президент обещал сделать все возможное для достижения успеха и со­общил о том, что он «отправляется на рыбную ловлю»3.

Такое завершение разговора руководителей США и Великобритании позволило германской разведке сделать вывод о том, что ни Рузвельт, ни Черчилль не догадыва­лись, что их подслушивают.

Обстановка на Восточном фронте интересовала гер­манскую разведку в большей степени, но сведений о за­мыслах советского командования на летнюю кампанию 1944 года в Берлине было мало. В основном они посту­пали от разведывательных постов германской военной разведки, носили конкретный характер, но их было явно недостаточно для того, чтобы своевременно разгадать, что же может произойти летом 1944 года на Восточном фронте. Немцы не без основания предполагали, что со­ветское командование проводит мероприятия по дезин­формации, направленные на маскировку истинных наме­рений и направления главного удара войск Красной Армии в летней кампании 1944 года.

Германское командование беспокоилось не зря. На советско-германском фронте назревали серьезные собы­тия. Какие? Предстояло узнать. Но это было не просто.

Советская военная разведка, наоборот, уже могла в значительной степени держать обстановку на советско-германском фронте под своим контролем. Сведения о пе­ребросках немецких войск с Запада на Восток, данные о формировании новых германских соединений, информа­ция о производительности заводов германской военной промышленности, характеристики новых образцов боевой техники, поступавшей на вооружение германской армии, и многие другие сведения поступали в Центр бесперебой­но. Система военной разведки, сформированная в начале 1943 года, когда были созданы Главное разведывательное управление (стратегическая военная разведка, подчиняв­шаяся наркому обороны) и Разведывательное управление Генерального штаба Красной Армии (фронтовая развед-ка), работала бесперебойно. Военная разведка в 1944 году несла большие потери, но задачи, поставленные перед ней Верховным Главнокомандующим, выполняла.

Активно работали разведывательные отделы штабов всех фронтов; в тыл противника забрасывались специаль­но подготовленные разведывательно-диверсионные груп­пы, действовавшие в Белоруссии и на Украине, террито­рии которых все еще находились под контролем немцев. Наращивали усилия по добыванию сведений о противни­ке и резидентуры советской военной разведки, находив­шиеся в нейтральных странах, в столицах государств, яв­лявшихся сателлитами фашистской Германии, а также в США и Великобритании.

Одна из резидентур советской военной разведки дей­ствовала в Швеции. Работой этой резидентуры руководил полковник Николай Иванович Никитушев. Псевдоним — «Акасто». Эта резидентура была немногочисленной, она занималась в основном добыванием сведений о располо­жении немецких войск, дислоцированных в Финляндии и на территории оккупированной Норвегии. Несмотря на то что резидентура «Акасто» действовала в нейтральной Швеции, контрразведка этой страны смогла нанести ей серьезные удары. Вторая мировая война, в которой Шве­ция не принимала участия, оказывала влияние не толь­ко на формирование внешнеполитического курса этой страны, но и на ее внутреннюю жизнь. Когда маятник ситуации на советско-германском фронте склонялся в сторону Германии, а это было в первые годы войны, ру­ководство Швеции с готовностью выполняло военно-промышленные заказы Германии. Когда войска Красной Армии перешли от оборонительных к наступательным операциям, шведы готовили свою армию для защиты от «германской агрессии» и не препятствовали переговорам советских и финских дипломатов, которые в 1944 году начали искать возможные пути выхода Финляндии из войны на стороне Германии. Следует отметить, что и в том и в другом случае обстановка в Швеции для советских разведчиков была сложной и это в значительной степени мешало добыванию сведений о действиях германских войск на Скандинавском полуострове. Резидентура совет­ской военной разведки в Швеции, образно говоря, была «северным дозором» Главного разведывательного управ­ления, призванного контролировать обстановку в Скан­динавских странах и своевременно информировать о ее изменениях советское командование.

Итак, главным резидентом ГРУ в Швеции был Н. И. Никитушев. Он родился 4 декабря 1906 года на станции Кулицкая Калининской области. Станция была в те годы столь мала, что ее даже не было на географиче­ской карте России. Судьба распорядилась так, что Нико­лаю Никитушеву предстояло стать военным разведчиком. Произошло это случайно или нет, определенно сказать нельзя. Никитушев увлекался техникой, в 1928 году рабо­тал слесарем-регулировщиком в Бахметьевском автобус­ном парке в Москве, а затем учился в Московском авто­тракторном институте. В 1932 году молодого инженера призвали в армию, он был назначен на должность коман­дира взвода 85-го артиллерийского полка. В том же 1932 году командир взвода Никитушев поступил в Академию моторизации, после окончания которой несколько лет проходил службу на различных командных должностях. В 1938 году Никитушева направили на обучение в Акаде­мию Генерального штаба.

Он был умен, любознателен и находчив. У Николая было пятеро братьев и две сестры. Все они, несмотря на трудные времена, которые были в России после тяжелых лет Гражданской войны и иностранной интервенции, тя­нулись к знаниям. Николай стал офицером Красной Ар­мии, его брат Евгений служил на Тихоокеанском флоте, второй брат, Василий — в Белорусском военном округе, Михаил — в управлении НКВД, Константин после окон­чания института работал в областном земельном управле­нии города Калинин, сестра Зинаида была учительницей. Юрий и Лидия, самые молодые, учились в школе.

Военная разведка заинтересовалась Николаем Ники-тушевым, когда он был на последнем курсе Академии Ге­нерального штаба. В 1939 году командование Развед­управления Красной Армии пыталось восстановить свои силы, которые в значительной степени были подорваны губительными чистками, проходившими в рамках кампа­нии по борьбе с «врагами народа».

Николай Никитушев знал об этой чистке не пона­слышке. Командир механизированной бригады Штраль, в которой Никитушев служил начальником штаба танко­вого батальона, был арестован и репрессирован. Волна репрессий Никитушева не затронула. До сих пор остает­ся большой исторической загадкой, почему одни офице­ры и генералы Красной Армии в годы репрессий были арестованы, а другие нет. Предположить, что в то время кто-то придумал «роковое сито», через которое просеива­ли весь офицерский корпус Красной Армии, трудно. Ес­ли такое «сито» и было придумано, то какую цель пресле­довал тот, кто изобретал эту машину уничтожения офицерского корпуса Красной Армии? Какого калибра были отверстия в том «сите»? Как они назывались? «Троцкисты»? «Заговорщики»? «Шпионы»?

Когда Никитушев попал в поле зрения военной раз­ведки? Видимо, в сентябре 1939 года. Именно в то время начальник Управления военной разведки И. Проскуров направил письмо наркому обороны К. Е. Ворошилову, в котором просил использовать майора Никитушева на во­енно-дипломатической работе.

Ворошилов 29 октября 1939 года подписал приказ о назначении Никитушева Николая Ивановича на долж­ность военного атташе при полномочном представитель­стве Союза ССР в Швеции.

Никитушев опять начал учиться. На этот раз не столь долго, но более обстоятельно. До отъезда в Стокгольм он прошел обучение на разведывательных курсах, а также значительно улучшил свои знания в области немецкого языка.

Никитушев прибыл в Стокгольм в начале января 1940 го­да. Он должен был организовать добывание сведений об отношении Германии к СССР, о германских войсках, дислоцированных в Дании, Норвегии и Финляндии, о состоянии германо-финских отношений, о торгово-эко­номических отношениях Швеции и Германии.

Среди помощников Н. Никитушева в Стокгольме бы­ли разведчики «Левангер», «Кольмар», «Гунар», «Мау-риц», «Эйнар» и другие.

Северный дозор советской военной разведки во главе с подполковником Николаем Никитушевым стал активно решать задачи, определенные командованием Разведыва­тельного управления. Швеция страна маленькая, но воз­можности для добывания сведений о фашистской Герма­нии с территории Швеции были значительными.

Считается, что самым большим успехом советской во­енной разведки в Швеции была вербовка полковника шведских ВВС Стига Веннерстрема4. Это произошло по­сле окончания Второй мировой войны, точнее, в 1948 го­ду. Веннерстрем занимал в штабе шведских вооруженных сил и штабе НАТО различные должности и имел доступ к важным секретным сведениям.

Впрочем, следует упомянуть, что в 1948 году советская военная разведка знала о наращивании усилий американ­цев по подготовке к новой войне. На этот раз — против Советского Союза. Была назначена и дата начала нового военного конфликта. Директор Центрального разведыва­тельного управления У. Колби вспоминал: «На меня была возложена задача создать необходимую тайную организа­цию в некоторых скандинавских странах. Центральные подразделения ЦРУ в этих целях направляли в Сканди­навию американских агентов под видом бизнесменов, журналистов и так далее. Это означало, что я, а также и другие штатные сотрудники ЦРУ, работавшие под при­крытием американских посольств, должны были поддер­живать связь с этими агентами столь же тайно, как будто речь шла о настоящих шпионах. Сеть из местных граж­дан создавалась так, что их правительства ничего не зна­ли об этом. Я не могу уточнять страны, ибо это нарушит не только подписку о неразглашении, данную мною ЦРУ, но и достигнутую тогда договоренность о сотрудни-честве с привлеченными, на которой основывается и лю­бое сотрудничество в будущем... Во всех странах Севера, несмотря на их очень различные политические отношения с США и СССР, предание огласке того, что ЦРУ создало «оставленные гнезда», заставило бы соответствующие пра­вительства немедленно положить конец программе»5.

Как относилась шведская контрразведка к американ­ским агентам? Это тема для отдельного самостоятельного исследования. В годы Второй мировой войны над Скан­динавским плацдармом сверкали молнии, направленные против советской военной разведки. В марте 1943 года в Стокгольме была арестована «Акма». Кем была эта жен­щина и что с ней произошло?

1 Шелленберг В. Лабиринт. М.: Дом Бируни, 1991. С. 353.

2 Там же. С. 353.

3 Шелленберг В. Лабиринт. С. 353.

4 Полмар Н., Аллен Т. Энциклопедия шпионажа. М.: «КРОН-ПРЕСС», 1999. С. 145; В пламени холодной войны. М.: Русская развед­ка, 2000.

5 В пламени холодной войны. С. 52—53.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю